Библиографическое описание:

Фролова Я. О. К вопросу о возмещении морального (нематериального, репутационного) вреда юридическим лицам // Молодой ученый. — 2016. — №4. — С. 588-592.



В настоящей статье рассматривается, во-первых, возможность юридического лица прибегнуть к такому способу защиты своей деловой репутации как компенсация морального вреда, во-вторых, наличие возможности у юридического лица взыскания нематериальных убытков при защите своей деловой репутации в связи с изложением ст. 152 ГК РФ в новой редакции. Автор приходит к мнению, что в силу своей природы юридическое лицо не может испытывать нравственные и физические страдания, следовательно, и возмещение компенсации морального вреда юридическому лицу невозможно. Однако, арбитражная судебная практика, по указанному вопросу, в условиях недействующей на сегодня редакции п. 7 ст. 152 ГК РФ, сложилась таким образом, что юридическому лицу в случае умаления его деловой репутации, по правилам компенсации морального вреда, возмещался так называемый незакрепленный гражданским законодательством нематериальный (репутационный) вред, который и при действующей в настоящее время редакции ст. 152 ГК РФ подлежит возмещению на основании практики Европейского суда по правам человека и Конституционного Суда Российской Федерации. Автором предложено закрепить на законодательном уровне уже существующий институт нематериального (репутационного) вреда.

Ключевые слова: юридическое лицо, моральный вред, нематериальный вред, репутационный вред, деловая репутация, способы защиты.

Особое значение на сегодняшний день, в условиях достаточно высокой конкуренции на рынке, приобретает «деловая репутация граждан и организаций». В связи с тем, что «благополучная деловая репутация» юридического лица» способствует его «успешной деятельности», возрастает актуальность обеспечения «должной защиты деловой репутации юридического лица» в случае ее умаления.

«Способы защиты чести, достоинства и деловой репутации» определены в ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации [2, с. 74].

В соответствии с пунктом 9 статьи 152 ГК РФ к «способам защиты чести, достоинства и деловой репутации гражданина наряду с опровержением сведений порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, опубликованием своего ответа в средствах массовой информации, которыми опубликованы сведения, ущемляющие права или охраняемые законом интересы гражданина, возмещением убытков, причиненных распространением указанных сведений, относится и такой способ защиты как компенсация морального вреда» [2, с. 74].

До вступления в силу Федерального закона от 02.07.2013 года № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» [3] пунктом 7 статьи 152 ГК РФ было предусмотрено, что «правила статьи ст. 152 ГК РФ о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица» [2, с. 74]. Буквальное прочтение данной «нормы» позволяет трактовать ее как допускающую возможным «юридическому лицу требовать компенсацию морального вреда», в случае «умаления его деловой репутации». Однако, с учетом того, что данное законодателем в ст. 151 ГК РФ понятие «морального вреда», которое определяет «моральный вред как нравственные и физические страдания» [2, с. 73] одновременно учитывая, что «юридическое лицо, является искусственным по своей природе» [10, с. 5] «субъектом гражданского права» и соответственно испытывать «физические или нравственные страдания» не может [15, с. 58], «в судебной практике при рассмотрении дел о защите деловой репутации юридического лица возникли вопросы, требующие разрешения» [17, с. 3].

«В целях обеспечения единообразия в судебной практике по делам о защите деловой репутации юридических лиц», в условиях действующей на тот период редакции пункта 7 статьи 152 ГК РФ [2, с. 74], Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в п. 15 Постановления от 24.02.2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации юридических лиц» [17, с. 6] были даны следующие разъяснения: «…правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица» [17, с. 6].

При этом, как обоснованно подчеркивает автор Е. Гаврилов: «Заметим, применение правил регулирующих компенсацию морального вреда и собственно компенсация морального вреда это не одно и то же. О компенсации именно морального вреда юридическим лицам Верховный Суд РФ никогда не говорил» [7, с. 3].

«Рассматривая дела по данному вопросу, арбитражные суды старательно избегают употребления термина моральный вред по отношению к юридическому лицу, оперируя выражениями: «неимущественный вред», нематериальный вред», «нематериальные убытки», «репутационный вред» и т.п.» [10, с. 15].

Следует отметить, что такие понятия как «нематериальный вред», «неимущественный вред», «репутационный вред», «нематериальные убытки» юридического лица не закреплены законодателем, в связи с этим представляется, что суды, употребляя данные термины, опираются на Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2003 г. № 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» [16].

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 4 декабря 2003 г. № 508-О указал следующее: «Применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (пункт 2 статьи 150 ГК Российской Федерации). Данный вывод основан на положении статьи 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которым каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.» [16, с. 3].

Обосновывает свою позицию Конституционный Суд Российской Федерации следующим образом: «Конвенция о защите прав человека и основных свобод, являющаяся в соответствии со статьей 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации, допускает взыскание с государства, виновного в нарушении ее положений, справедливой компенсации потерпевшей стороне, в том числе юридическому лицу, для обеспечения действенности права на справедливое судебное разбирательство (статья 41). Исходя из этого Европейский Суд по правам человека в решении от 6 апреля 2000 года по делу «Компания Комингерсол С.А.» против Португалии» пришел к выводу о том, что суд не может исключить возможность присуждения коммерческой компании компенсации за нематериальные убытки, которые «могут включать виды требований, являющиеся в большей или меньшей степени «объективными» или «субъективными». Среди них необходимо принять во внимание репутацию компании, неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией (для которых не существует четкого метода подсчета) и, наконец, хотя и в меньшей степени, беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании».» [16, с. 3].

Так, в условиях действующей на тот период редакции пункта 7 статьи 152 ГК РФ [2, с. 74], основываясь на ч. 2 ст. 45 Конституции РФ [1, с. 7], Определении КС РФ от 04.12.2003 № 508-О [16, с. 3], п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3 [17, с. 6], Постановлении ЕСПЧ от 06.04.2000 по делу «Компания «Комингерсол С.А.» против Португалии» суды, как правило, пошли по пути взыскания компенсации («нематериального», «репутационного») вреда причиненного юридическим лицам (Постановление ФАС МО от 30.03.2005 № КГ-А40/1052-05, Постановление ФАС МО от 29.12.2012 по делу № А41-32612/11) [8, с. 6]. Имеются и противоположные решения суда, в которых суд отказывал в удовлетворении требований о взыскании «компенсации морального вреда» «юридическим лицам», указывая, что «моральный вред» и «деловая репутация» согласно положениям ст. 150 ГК РФ являются «нематериальным благом» [12, с. 73]. При этом исходя из смысла ст. 151 ГК РФ «моральный вред» может быть причинен только «гражданину», но не «юридическому лицу» («Постановление ФАС Центрального округа от 25 апреля 2012 г. по делу № А08-9284/2011, Постановление ФАС УО от 10 мая 2007 г. по делу № А60-18790/2006») [12, с. 8].

Таким образом, в условиях действующей на тот период редакции пункта 7 статьи 152 ГК РФ [2, с. 74] говорить о «единообразии судебной практики» при рассмотрении указанного вопроса нельзя.

Федеральный закон от 02.07.2013 № 142-ФЗ [3] внес изменения в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, изложив статью 152 Гражданского кодекса в новой редакции. Согласно действующему пункту 11 статьи 152 ГК РФ положения о «компенсации морального вреда» не применяются к «защите деловой репутации юридического лица» [2, с. 74]. Теперь при применении Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации юридических лиц» от 24 февраля 2005 г. № 3 [17, с. 6] следует учитывать, новую редакцию статьи 152 ГК РФ «о защите чести, достоинства и деловой репутации» [2, с. 74].

Автор В.А. Белов, со ссылкой на действующий пункт 11 статьи 152 ГК РФ, указывает на то, что «попытки арбитражной практики ввести институт компенсации вреда, причиненного деловой репутации юридических лиц в качестве аналога морального вреда, — институт репутационного вреда, отвергнуты» [6, с. 9].

И на первый взгляд, казалось бы, «законодатель поставил точку в рассматриваемом вопросе». Однако, так ли это?

«При проведении анализа ранее указанной позиции Конституционного Суда РФ можно сделать вывод о том, что данная позиция не утрачивают свою актуальность и в условиях существования новой редакции статьи 152 ГК РФ» [7, с. 10]. Как обоснованно подчеркивает автор Е. Гаврилов: «Существование компенсации нематериального (репутационного) вреда юридическим лицам связано не столько с компенсацией «морального вреда» (ст. 151 ГК РФ), сколько с применением ч. 2 ст. 45 Конституции РФ, ст. 6, п. 2 ст. 150 ГК РФ, а также «прецедентной практики» Европейского суда по правам человека, допускающего возможность взыскания подобной компенсации в отношении организаций-заявителей» [7, с. 10].

«Сегодня общепризнана европейская прецедентная норма о возмещении морального (нематреиального) вреда юридическим лицам» [11, с. 8].

Согласно пункту 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации «общепризнанные нормы международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации» [1, с. 3].

Россия приняла на себя обязательство учитывать постановления Европейского Суда по правам человека при вынесении своих решений, к чему российские суды обязывает [13, с. 11] Федеральный закон от 30.03.1998 № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» [4], согласно которому «Российская Федерация в соответствии со статьей 46 Конвенции признает ipso facto (в силу факта) и без специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации» (ст. 1) [4, с. 3]. Таким образом, «органы власти Российской Федерации в своей деятельности должны учитывать практику Европейского Суда по правам человека при осуществлении своей деятельности, при этом имеются в виду не только постановления, вынесенные в отношении Российской Федерации, но также и постановления, вынесенные Европейского Суда по правам человека в отношении других государств» [13, с. 11].

Результаты проведенного исследования позволяют сделать следующие выводы: во-первых, назрела необходимость внесения изменений в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации юридических лиц» или принятия нового постановления, во-вторых с целью обеспечения «должной защиты деловой репутации юридического лица», а также «обеспечения единообразия судебной практики», закрепить на законодательном уровне, основываясь на позиции Европейского Суда по правам человека и Конституционного Суда РФ, уже существующий «институт нематериального (репутационного) вреда юридическим лицам» с четкими правилами его реализации.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации 1993 г. (в последней ред. Законов РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 г. № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть 1) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (в актуальной редакции) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Федеральный закон от 02.07.2013 N 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2013. № 27. Ст. 3434.
  4. Федеральный закон от 30.03.1998 № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» (в актуальной редакции) // Собрание законодательства РФ. 1998. № 14. Ст. 1514.
  5. Конвенция о защите прав человека и основных свобод // Заключена в г. Риме 04.11.1950 (с изм. от 13.05.2004) // вместе с «Протоколом [№ 1]» (подписан в г. Париже 20.03.1952), «Протоколом № 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней» (подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), «Протоколом № 7» (подписан в г. Страсбурге 22.11.1984) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 2. Ст. 163.
  6. Белов В.А. Что изменилось в Гражданском кодексе?: практич. пособие. — М.: Юрайт, 2014. — 183с.
  7. Гаврилов Е. Конец репутационной компенсации? // ЭЖ-Юрист. 2014. № 9. — С. 1, 5.
  8. Гаврилов Е. Миллионная репутационная компенсация // ЭЖ-Юрист. 2014. № 18. — С. 13; № 19. — С. 14.
  9. Гаврилов Е.В. Новации российского гражданского законодательства в сфере защиты чести, достоинства и деловой репутации // Судья. 2014. № 4. С. 12 — 16.
  10. Козлова Н. Проблема компенсации "нематериального" вреда, причиненного юридическому лицу // Корпоративный юрист. 2006. N 2.
  11. Российский ежегодник Европейской конвенции по правам человека (Russian yearbook of the European convention on human rights) / Д.В. Афанасьев, М. Визентин, М.Е. Глазкова и др. М.: Статут, 2015. Вып. 1: Европейская конвенция: новые «старые» права. 608 с.
  12. Серебрякова Е.Е. Моральный вред юридического лица: особенности определения и компенсации // Юрист. 2013. № 12. — С. 23 — 26.
  13. Ситдикова Л.Б. Судебная практика Европейского суда по правам человека при формировании нематериального репутационного вреда // Российский судья. 2015. № 7. — С. 39 — 43.
  14. Тихомиров М.Ю. Защита чести, достоинства и деловой репутации: новые правила. М.: Издательство Тихомирова М.Ю., 2014. — 48с.
  15. Ушаков А.А. Комментарий к подразделу 3 «Объекты гражданских прав» раздела I «Общие положения» части первой Гражданского кодекса РФ (главы 6 «Общие положения», 7 «Ценные бумаги» и 8 «Нематериальные блага и их защита») (постатейный) // СПС КонсультантПлюс. 2013.
  16. Определение Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 № 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. № 3.
  17. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» // Российская газета». 2005. № 50.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle