Библиографическое описание:

Холкина Ю. А. Введение уголовной ответственности юридических лиц в РФ: проблемы субъективного вменения // Молодой ученый. — 2016. — №4. — С. 592-595.



Статья посвящена актуальной проблеме введения уголовной ответственности юридических лиц в Российской Федерации с учетом передового опыта зарубежных стран. Установление вины юридического лица является проблемным вопросом теории уголовного права в России, т. к. привлекать к уголовной ответственности возможно только физических лиц. Анализируется перспектива и необходимость подобного нововведения в российскую правовую систему.

Ключевые слова: уголовная ответственность, юридические лица, субъективное вменение, компаративистика

В отечественном законодательстве одной из основных тенденций в сфере совершенствования мер борьбы с преступностью можно назвать создание института уголовной ответственности юридических лиц, особенно коррупционной и экономической направленности.

Вопрос об уголовной ответственности юридических лиц в РФ обусловлен наличием международных договоров, (ст. 18 Конвенции ООН об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г. и ст. 26 Конвенции против коррупции от 31 октября 2003 г.) которые подтверждают необходимость криминализации общественно опасных деяний юридических лиц. Ст. 26 Конвенции ООН по борьбе против коррупции [1] рекомендует странам, членам ООН, ввести в юридическую практику институт уголовной ответственности юридических лиц.

В Россия, положение ст. 26 Конвенции вступает в противоречие с традиционными уголовно-правовыми доктринами виновной ответственности. Введение уголовной ответственности в РФ возможно только с помощью внимательного сравнительно-правового изучения и анализа опыта зарубежных стран.

Правовые системы романо-германской правовой семьи и англо-саксонской правовой семьи исторически формировались разными путями и различаются по структуре, форме и содержанию. В связи с этим в научной среде принято рассматривать опыт зарубежного законодательства в соответствии с принадлежностью того или иного государства к соответствующей правовой семье. Необходимо проанализировать ключевые особенности уголовной ответственности юридических лиц в странах романо-германской правовой семьи (Швейцария, Франция, Финляндия) и системы общего права (Австралия, Канада, Новая Зеландия).

В соответствии со ст. 121-2 Уголовного кодекса Франции "юридические лица, за исключением государства, могут быть привлечены к уголовной ответственности за преступления, совершенные работниками, входящими в их управленческие органы, или иными компетентными представителями в их интересах" [2]. Санкции применимые к юридическим лицам определены в статье 131-37 Уголовного кодекса Франции. Суды наделены правом приговорить юридическое лицо к штрафу, в пять раз превышающему размер максимального штрафа, предусмотренного в санкции этой же статьи для физического лица. Кроме того, если санкция определенной уголовной статьи не предусматривает наказания в виде штрафа для физического лица, то суды вправе применить к юридическому лицу, признанному виновным в совершении того же деяния, штраф в размере до 1000000 евро.

Особенностью уголовного права Финляндии относительно данного института является то, что юридическое лицо может быть привлечено в качестве обвиняемого по уголовному делу только по ходатайству государственного обвинителя, и только если в соответствующей статье Финского уголовного кодекса предусмотрена санкция в виде штрафа или конфискации для юридического лица [3].

В октябре в Швейцарии 2003 г. вступили в действие специальные поправки в Уголовный кодекс, определяющие условия привлечения юридических лиц, занимающихся хозяйственной или коммерческой деятельностью на территории Швейцарии, к уголовной ответственности. Так, ст. 102 Уголовного кодекса Швейцарии достаточно конкретно определяет такие условия, а ст. 102а предусматривает особый процессуальный порядок привлечения компаний к уголовной ответственности [4].

Швейцарские суды, напротив, не имеют в своем распоряжении столь широкого перечня средств уголовно-правового воздействия на компании. Единственное уголовное наказание, которое может быть применено в отношении юридического лица, — это штраф до 5000000 швейцарских франков. При этом законодатель предусмотрел достаточно интересную модель применения такого наказания, при котором судом должны быть учтены следующие условия:

 субъектом преступления должно быть юридическое лицо, "инкорпорированное" в соответствии с законодательством Швейцарии;

 преступное деяние должно быть совершено в процессе выполнения юридическим лицом хозяйственных (коммерческих) операций в соответствии с его уставными целями;

 юридическое лицо может быть единолично привлечено к уголовной ответственности в том случае, если вина конкретного физического лица — работника компании не может быть установлена.

Уголовное законодательство Финляндии, в свою очередь, комбинирует подходы Франции и Швейцарии и предусматривает в качестве уголовных наказаний для компаний штраф и конфискацию [5].

В уголовном законодательстве государств англо-саксонской правовой семьи на протяжении сотен лет существуют институты, не имеющие аналогов в Европе. Это, например, институт прямой ответственности (Strict liability offenses) и институт ответственности за других лиц (Vicarious liability).

В государствах с системой общего права практически нет кодификации норм уголовного и уголовно-процессуального права с разделением на общую и особенную части. Законодатель приводит основные принципы, порядок и условия применения норм, основные составы преступлений, в то время как суды вправе выносить решения по конкретным делам, руководствуясь принципами прецедентного права и опираясь на общие принципы, сформулированные законодателем, тем самым облачая свои решения в форму законов (статутов), которыми руководствуется в последующем при рассмотрении схожих дел. Позаимствовать для российского уголовного права концепцию института уголовной ответственности государств англосаксонской правовой семьи в "чистом" виде, представляется практически невозможным в силу фундаментального отличия наших правовых семей и правовых систем.

Вопрос вины юридического лица является ключевым в спорах сторонников и противников института уголовной ответственности юридических лиц, и в этой связи решения швейцарского законодателя представляются нам весьма компромиссными. Союзное собрание Швейцарской Конфедерации ввело в Уголовный кодекс такое понятие, как "неорганизованность юридического лица" (mangelhafte Organisation des Unternehmens), наличие которой должно быть установлено судом вместо вины. Необходимо доказать, что юридическое лицо не предприняло все "благоразумные" и необходимые меры для недопущения преступного поведения физического лица представителя компании.

Введение института уголовной ответственности для юридических лиц в России требует решения проблемы определения субъективной стороны преступления — психического отношения преступника к совершенному им деянию и его общественно опасным последствиям.

На основании ст. 5 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. В российском уголовном праве ответственность предусматривается за умышленные и неумышленные преступления, которые совершаются с прямым или косвенным умыслом, а также по легкомыслию или небрежности. Следовательно, применение мер уголовно-правового характера к юридическому лицу должно быть обусловлено той или иной формой вины в отношении инкриминируемого деяния. Однако способностью осознавать и контролировать свои действия обладает только человек. В результате юридическое лицо будет претерпевать негативные последствия уголовно-правового характера за действия другого (физического) лица. Это противоречит принципу личной уголовной ответственности, предполагающего, что лицо не должно отвечать за поступки, совершенные другими лицами.

По опыту государств романо-германской правовой семьи, в которых на законодательном уровне признана уголовная ответственность юридических лиц, используют подходы, основанные на одном из вариантов теории отождествления, т. е. когда юридическое лицо отождествляется с управляющим органом, состоящим из физических лиц.

А.С. Никифоров отмечал, что принципиальными основаниями признания за организацией статуса субъекта преступления являются специфичные в таких случаях причинная связь и вина. Организация делегирует своему управляющему органу принятие и исполнение стратегических и оперативных решений, такие решения и основанное на них поведение по своей юридической сути являются решениями и поведением организации, соответственно, именно организация и должна нести юридическую ответственность. Следовательно, "преступление признается совершенным юридическим лицом, если оно совершено (непосредственно или при посредничестве других лиц) лицом или лицами, которые контролируют осуществление юридическим лицом его прав и действуют в осуществление этих прав, т. е. являются alter ego юридического лица — его "другим я" [6, С.65].

В России предпринимались попытки введения не уголовной ответственности юридических лиц, а института уголовно-правового воздействия. Следственный комитет РФ в 2012 году разработал проект внесения изменений в уголовный кодекс по мерам ответственности юридических лиц [7], где выработал собственную позицию по данному вопросу, и опубликовал проект Федерального закона "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц" для рассмотрения и обсуждения.

В данном подходе прослеживается идея Швейцарского законодателя. Однако, не воспринята позиция для определения подобия вины юридического лица, что юридическое лицо не предприняло все "благоразумные" и необходимые меры для недопущения преступного поведения физического лица представителя компании. В законопроекте приравняли вину физического и юридического лица.

Решением проблемы введения уголовной ответственности юридических лиц на территории России должна стать системная переработка российского уголовного закона с учетом имеющихся теоретических разработок и практики применения данного института в странах романо-германской правовой семьи.

Для того, чтобы применять уголовную ответственность, либо уголовно-правовые меры воздействия необходимо признать юридическое лицо субъектом уголовного права. При этом нужно учесть проблемы, возникающие при перенесении на юридическое лицо уголовно-правовых последствий преступных деяний, совершенных органами юридического лица — физическими лицами.

Кроме того, нужно учесть противоречия с положениями материального уголовного права об ответственности, которые основаны на вине (в формах умысла или неосторожности), институтах вменяемости, стадиях совершения преступления, соучастия, наказания. Целесообразно обратить особое внимание на уголовную конструкцию финского и швейцарского законодателя.

В нашей стране для введения уголовной ответственности юридических лиц необходимо не только сломать устоявшиеся стереотипы, но и изменить концепцию уголовного законодательства, для этого необходимо выработать нормы, которые могли бы естественным образом вписаться в существующую систему уголовного законодательства РФ и соответствовать нормам международного права.

Литература:

  1. Официальный текст Конвенции ООН по борьбе против коррупции // URL: http://www.unodc.org/documents/treaties/UNCAC/Publications/Convention/08-50028_R.pdf (дата обращения: 10.02.2016).
  2. Уголовный кодекс Франции. // URL: http://www.legi-france.gouv.fr/affichCode.do?cidTexte=LEGITEXT00000607 0719 (дата обращения: 10.02.2016).
  3. Business Crimes and Compliance Criminal Liability of Companies Survey — A Lex Mundi Publication prepared by the Lex Mundi Business Crimes and Compliance Practice Group, February 2008.
  4. Уголовный кодекс Швейцарской Конфедерации. // URL: http://www.admin.ch/ch/d/sr/311_0/index.html (дата обращения: 10.02.2016).
  5. Уголовный кодекс Финляндии // URL: http://www.ilo.org/dyn/natlex/docs/ELECTRONIC/73924/75787/F829141261/FIN73924 %20English.pdf (дата обращения: 10.02.2016).
  6. Никифоров А.С. Современные тенденции развития уголовного законодательства и уголовно-правовой теории // Государство и право. 1994. N 6.
  7. Проект Федерального Закона "О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ в связи с введением института уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц"// Официальный сайт Следственного комитета РФ // URL: http://www.sledcom.ru/discussions/?SID=1273 и проект Федерального закона N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса РФ, а также в отдельные законодательные акты РФ" (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27.04.2012). (дата обращения: 10.02.2016).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle