Библиографическое описание:

Щербаков А. В., Елизаров А. В. Некоторые аспекты правового обеспечения безопасности исправительных учреждений // Молодой ученый. — 2016. — №4. — С. 595-598.



In the present article the concept of legal support of safety of correctional facilities reveals. Besides, on the basis of results of the research conducted by us justifications that it is necessary to understand as legal support of safety of criminal and executive system are presented.

Keywords: safety; threats of safety of criminal and executive system; the reasons of emergence of the conflicts between condemned and the staff of criminal and executive system.

Обращение к заявленной в названии статьи проблеме не случайно, поскольку уголовно-исполнительная система (УИС) осуществляет свою деятельность в непростых условиях, обусловленных расширением спектра решаемых ею задач и усложнения, выполняемых ее органами и учреждениями функций. Кроме того, согласно официальным данным Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН России), продолжает ухудшаться криминологическая характеристика спецконтингента [1]: 36,8 % осужденных, содержащихся в исправительных колониях, отбывают наказание за совершение умышленных тяжких преступлений, 48,8 % — умышленных особо тяжких преступлений; 61,9 % осуждены более двух раз.

В связи с этим возникает потребность в совершенствовании правового обеспечения безопасности УИС, о чем могут свидетельствовать и результаты проведенного нами исследования, респондентами которого выступили сотрудники исправительных учреждений территориальных органов ФСИН России разных федеральных округов.

В числе наиболее вероятных угроз безопасности УИС сотрудники выделили следующие [2, с.16]:

1) угрозы криминального характера, связанные в частности, с посягательствами преступного характера на жизнь и здоровье сотрудников органов и учреждений, исполняющих наказания, а также осужденных (50 % опрошенных). В настоящее время не снижается активность криминальных лидеров в местах лишения свободы и вне их, пытающихся распространять так называемые «воровские традиции», организовывать и координировать противоправные действия осужденных, растет число о случаев применения насилия в отношении персонала учреждений;

2) угрозы социально-экономического характера, связанные с социально-правовой защищенностью сотрудников (30 %);

3) угрозы личностной деформации сотрудников органов и учреждений, исполняющих наказания, обусловленной спецификой профессиональной деятельности, а также особенность среды, в которой осуществляют свою профессиональную деятельность сотрудники органов и учреждений, исполняющих наказания (20 %).

Преступные деяния, дезорганизующие нормальную деятельность исправительных учреждений, на данный момент детерминированы общими, характерными для этого вида преступности специфическими криминогенными факторами. Из официальной статистики следует, что в 2013 году по сравнению с 1997 годом общее число зарегистрированных в исправительных учреждениях преступлений уменьшилось в 2,5 раза, однако на этом фоне происходит стабильный рост удельного веса насильственных преступлений и преступлений, дезорганизующих деятельность учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, более чем в 1,5 раза возросло количество уголовных дел по фактам совершения дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества [1]. Таким образом, преступления против правосудия и порядка управления являются наиболее распространенными и содержат признаки криминального насилия. Следует отметить и достаточно высокую латентность рассматриваемого нами вида преступления, что подтверждается правоприменительной практикой, статистическими данными, характеризующих состояние преступности в учреждениях УИС [2, с.16].

Выделяют следующие причины этого:

 пробелы в уголовном, уголовно-процессуальном и уголовно-исполнительном законодательствах, недостаточный опыт в практике применения нового законодательства;

 низкая эффективность работы оперативных аппаратов ФСИН России при осуществлении рассмотрения сообщений о преступлении;

 низкий уровень авторитета сотрудников исправительных учреждений в глазах осужденных;

 высокий уровень взаимного недоверия осужденного к администрации учреждения;

 ориентация большинства осужденных на соблюдение норм и правил субкультурной морали, в том числе вызванная угрозой применения расправы со стороны «авторитетов (21,7 % сотрудников администрации исправительных учреждений отметили данный факт). Одновременно анализ материалов уголовных дел позволил выделить основные причины конфликтов, изначально послуживших мотивом совершения преступления:на личностно-бытовой почве (56,8 %); на основе производственной деятельности (22,2 %); в иных сферах общественной жизни этот показатель равен 21 %. При возникновении конфликтов преобладающими являются: грубость в общении между осужденными — 16,3 %; азартные игры — 15,8 %; обычаи, нравы и традиции преступного мира — 13,7 %; ложь со стороны отдельных осужденных — 9,6 % [4].

В преступлениях, связанных с дезорганизацией деятельности исправительных учреждений, преобладающей мотивацией является наличие конфликтной ситуации, вызванной сотрудничеством осужденных с администрацией учреждения (этот факт подтвердили 43,4 % сотрудников). Кроме того, причины конфликтов между осужденными и сотрудниками объясняются низким культурным уровнем осужденных и их бытовой неустроенностью (по 16 %). Характерно, что этот критерий (низкий культурный уровень) сотрудники относят и к себе (8,4 %). Другие исследователи (Т.В. Талакин) к числу причин возникновения конфликтов между осужденными и сотрудниками также относят опору администрации на «актив» из числа осужденных — 4,7 %; отсутствие контроля со стороны администрации за процессами, происходящими в учреждении, — 11,3 %; профессиональную деформацию сотрудников — 9,4 %. По данным исследования, проведенного В.М. Анисимковым, 90 % опрошенных осужденных считают, что субкультурные правила широко распространены в среде осужденных. Соблюдение этих правил служит одной из гарантий личной безопасности осужденного (90 %). Наиболее неприемлемым поведением в среде осужденных считается сотрудничество с представителями правоохранительных органов (84 %), а также доносительство о преступной деятельности других осужденных (100 %);

 неуверенность в наказании преступника судом и преобладание у некоторых сотрудников личных меркантильных интересов над служебным долгом.

Анализ изученных уголовных дел, по которым судами Российской Федерации ранее были вынесены обвинительные приговоры по ст. 321 УК РФ, показал, что в большинстве случаях виновные были привлечены к ответственности за угрозу применения физического насилия к сотруднику администрации исправительного учреждения. По мнению С.В. Назарова, 23 % сотрудников администрации исправительных учреждений оставляют без внимания действия осужденных в виде угрозы физического насилия; 67 % — применили к виновным меры дисциплинарного воздействия; и только 5 % сотрудников добились возбуждения уголовного дела. Выбор формы реагирования на угрозу насилием осуществлялся сотрудниками исправительных учреждений исходя из следующих соображений: 48 % не поверили в осуществление угрозы; 73 % рассматривают применение дисциплинарной меры взыскания в качестве наиболее целесообразного воздействия на правонарушителя; только 4 % респондентов высказали уверенность в вынесении судом обвинительного приговора, за действия, подпадающие под ч. 1 ст. 321 УК РФ.

С учетом изложенного для реализации стратегии правовой безопасности органов и учреждений, исполняющих наказания, в рамках исполнения миссии УИС наиболее эффективны [3, с.3]:

 повышение социального статуса сотрудников уголовно-исполнительной системы, престижа службы в исправительных учреждениях;

 обеспечение правопорядка и законности в местах лишения свободы;

 снижение уровня рецидивной преступности лиц, отбывших наказание, за счет повышения эффективности социальной, психологической и воспитательной работы в местах лишения свободы и развития системы постпенитенциарной адаптации данных лиц, направленной на их социальное, нравственное и правовое благополучие;

 повышение уровня организации и эффективности исполнения уголовных наказаний.

Литература:

  1. Об итогах деятельности уголовно-исполнительной системы в 2012 году, задачах на 2013 год и путях реализации второго этапа Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года: доклад директора ФСИН России Г.А. Корниенко. URL: visinrf.ru (дата обращения: 31.08.2015).
  2. Смирнова И.Н., Щербаков А.В. Совершенствование организационного обеспечения безопасности уголовно-исполнительной системы: научный журнал Уголовно-исполнительное право № 1 (17) 2014 с. 16.
  3. Щербаков А.В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества: автореф. канд. юрид. наук. М., 2007. с.3.
  4. www.mvd.ru (дата обращения: 02.09.2015 г.)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle