Библиографическое описание:

Шанявский А. И. Ключевые сюжеты эволюции межгосударственных отношений России и Казахстана в постсоветский период: по материалам отечественной историографии 2004–2014 гг. // Молодой ученый. — 2016. — №4. — С. 673-679.



 

В статье рассматривается ряд отечественных (российских) исследований, посвященных теме межгосударственных отношений Российской Федерации и Республики Казахстан, опубликованных в 2004–2014 гг. На основе изученной историографии, автором выявляются ключевые сюжеты эволюции взаимоотношений России и Казахстана в постсоветский период.

Ключевые слова: Россия, Казахстан, СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС, ЕАЭС, союзничество, соперничество, отечественная историография, межгосударственные отношения.

 

Взаимоотношения России и Казахстана, как независимых государств, ведут свой отсчет с 1992 года, с момента заключения межгосударственного «Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи» [1]. С тех пор между двумя странами заключено около 200 договоров и соглашений, регламентирующих двухсторонние отношения в политической, экономической, военной, социальной, гуманитарной, экологической и многих других сферах. Современные отношения России и Казахстана на постсоветском пространстве выделяются особо тесными, союзными связями, что постоянно подчеркивается в выступлениях политических лидеров двух стран. Казахстан, как и Россия на протяжении многих лет после распада СССР, принимали самое активное и деятельное участие во многих интеграционных объединениях образовавшихся на постсоветском пространстве. Результатом этого стало появление интеграционного объединения двух стран в рамках Таможенного союза (ТС) в 2011 году и создании Единого экономического пространства (ЕЭП) в 2012 году, а также формирование Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в 2015 году. Вместе с тем, и Россия, и Казахстан, являясь странами-экспортерами (нефти, газа, урана, цветных металлов), по сей день продолжают оставаться естественными конкурентами на мировом рынке полезных ископаемых. Помимо этого существуют и другие аспекты в отношениях двух стран, которые время от времени вызывают взаимное обострение в межгосударственных отношениях России и Казахстана.

В этой связи встает необходимость выявить ключевые сюжеты эволюции взаимоотношений двух стран в постсоветский период их развития. Для чего становится необходимым изучить и проанализировать отечественные исследования, посвященные теме межгосударственных отношений Российской Федерации и Республики Казахстан.

Отечественная историография межгосударственных отношений России и Казахстана

Одной из первых работ, ставшей при этом всеобъемлющей по широте охваченных ею сюжетов, стал сборник статей «Казахстан и Россия: общества и государства», в котором подробно рассматривались вопросы развития независимого Казахстана, а также анализировались сходства и различия его эволюции с эволюцией развития современной России [2].

Во введении сборника доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института Европы РАН Дмитрий Евгеньевич Фурман в статье: «Сходства и различия Казахстана и России», рассматривает сходства и различия в политическом развитии Казахстана и России [3]. Для этого автор обращается к описанию двух народов, где русские — это народ исконно земледельческий, православный, с древней государственной имперской традицией, а казахи — кочевники, народ поздней исламизации, разделенный на племена и жузы и до завоевания их Россией, так и не создавший централизованного государства. Однако, описывая советский период совместного проживания двух народов в одном государстве Д. Е. Фурман указывает на тот факт, что, несмотря на громадные культурные различия и различия исторической памяти, социально-политический строй постсоветского Казахстана и его эволюция очень близки к социально-политическому строю и его эволюции в России. Развивая эту идею и сравнивая политическое развитие двух стран на протяжении последнего десятилетия, автор предлагает обратить внимание на схожесть этих процессов и приходит к выводу, что знание схожих проблем России и Казахстана может в какой-то мере облегчить и ускорить процесс становления демократии в обоих государствах.

В коллективной статье политолога Петра Владимировича Своика и экономиста Александра Михайловича Либмана: «Экономика Казахстана: достижения, перспективы, проблемы в сравнении с Россией», ставится цель сравнить результаты экономического развития России и Казахстана за двенадцать лет, прошедшие после распада СССР [4]. Для этого авторы делят статью на шесть разделов. В первом они выделяют общие черты российской и казахстанской экономики, определяющие динамику их развития. Во втором рассматривают результаты развития экономик России и Казахстана, а также перспективы в этой области. В третьем разделе исследуют экономические эффекты экспортно-сырьевого роста в России и Казахстане. Четвертый и пятый разделы посвящают банковской системе обеих стран. Наконец в шестом на основе представленного анализа авторы подводят итоги, среди которых указывается принципиальная схожесть экономики России и Казахстана. Исследователи констатируют, что в обоих государствах возникло «неэффективное рыночное равновесие», закрепляющее сырьевую ориентацию экономики, выделяя этот факт как негативный. Решение этой проблемы авторы видят в реализации долгосрочной структурной и институциональной трансформации политических и экономических институтов, что в результате приведет к макроэкономической стабильности в развитии государств.

Среди прочих сюжетов в данной книге рассматривается «русский вопрос» в Казахстане. Этой теме посвящена статья кандидата физико-математических наук, заведующей отделом диаспоры и миграции Института стран СНГ, Докучаевой Александры Викторовны под названием «Русский фактор в политической жизни Казахстана» [5]. В своей работе исследователь рассматривает гуманитарные, политические и экономические аспекты жизни русского населения на территории Республики Казахстан. Автор дает описание и классификацию русских организаций, действующих с целью отстаивания своих интересов. Вместе с тем исследователь отмечает, что политическая активность основной массы русского населения падает с ростом миграции, указывая, что оказавшись в ситуации второсортных граждан, русские предпочитают «голосовать ногами». Причиной такого поведения автор называет нарушение прав при трудоустройстве и в быту.

В монографии историка и публициста Роя Александровича Медведева: «Казахстанский прорыв», приводится описание становления и динамики казахстанской модели государственности, основные направления внутренней и внешней политики, исследуется уровень и темпы развития ключевых отраслей экономики Казахстана с 1992 по 2005 годы [6]. В главе «Казахстан и внешний мир» автор посвящает несколько страниц взаимоотношениям Казахстана и России. Р. А. Медведев отмечает, что между двумя странами подписан ряд договоров и соглашений, не имеющих аналогов в межгосударственных отношениях на территории СНГ. Отмечается близость позиций глав государств по вопросам безопасности, природопользовании недрами Каспийского региона. В пример доверительных отношений двух стран Р. А. Медведев приводит интенсивный рост экономического сотрудничества, выражающегося в увеличении объема товарооборота, создании совместных предприятий. Выводом автора становится тезис о том, что интересы России и Казахстана могут расходиться в деталях, но совпадают в главном.

В статье доктора исторических наук Чернявского Станислава Ивановича: «Российская стратегия в Центральной Азии», написанная под псевдонимом Ивана Инютина, Казахстан называется основным военно-политическим и экономическим партнером РФ в центрально-азиатском регионе [7]. Ключевой областью взаимодействия двух стран автор называет топливно-энергетический комплекс. Вместе с тем С. И. Чернявский отмечает успехи развития в сфере инвестиций, перечисляя ряд совместных российско-казахских производств. Упоминается и взаимодействие в космической сфере. Исследователь отмечает, что на основе подписанных в 2004–2005 годах двухсторонних межправительственных соглашениях, на космодроме Байконур создается космический ракетный комплекс «Байтерек», а также ведутся работы по созданию и запуску казахстанского спутника вещания и связи «KAZSAT». Также автор отмечает тот факт, что 18 января 2005 года президентами двух стран был подписан Договор о российско-казахстанской государственной границе. В заключении С. И. Чернявский дает общие рекомендации по реализации центрально-азиатского вектора внешней политики России, называя главным условием успеха возможность Москвы помочь своим партнерам решить экономические проблемы.

Сюжету энергетического взаимодействия двух стран посвящен параграф в статье кандидата военных наук Юрия Васильевича Морозова: «Россия, запад и страны ШОС в энергетических проектах центральной Евразии» [8]. Исследователь указывает на сходство проблем Республики Казахстан и Российской Федерации в области управления нефтяными активами в экономике государства. Отмечается, что ввиду исчерпавших себя трубопроводных мощностей, возрастающая добыча углеводородов в Казахстане неминуемо подтолкнет Астану к более тесному взаимодействию с Москвой, так как последняя уже является надежной страной транспортировки экспорта казахской нефти. Однако, как отмечает автор, российские мощности не могут в полной мере обеспечить экспортные аппетиты Казахстана, в этой связи Астана нацелена на многовекторное развитие нефтепроводов. Подводя итоги, Ю. В. Морозов пишет, что нефтяной сектор Казахстана пока не исполняет роли локомотива экономики республики, несмотря на наращивание объемов добычи нефти. Причиной сложившейся ситуации, по мнению автора, является монополизм рынка нефтеперерабатывающего оборудования, заполненного на 80 % зарубежными производителями. В связи с этим Ю. В. Морозов видит возможность интенсификации контактов Казахстана с российскими нефтяными компаниями для аутсорсинга.

Интересной и глубокой по степени охвата описанных проблем является статья директора Центра региональных и трансграничных исследований Волгоградского государственного университета, эксперта Российского совета по международным делам, доктора политических наук Сергея Валерьевича Голунова: «Российско-казахстанские отношения: безбрежные горизонты и подводные камни»[9]. Как пишет исследователь, его статья — это попытка проанализировать динамику развития российско-казахстанских отношений в постсоветский период. Автор делит свой текст на два основных этапа: первый приходится на 1990–2000 годы, когда взаимодействие между Россией и Казахстаном происходило на фоне социально-экономического кризиса. Ко второму относится период 2000–2008 годов, на протяжении которого между обоими государствами наблюдался бурный рост внешнеторгового оборота и взаимных инвестиций. Одной из главных проблем первого периода С. В. Голунов называет слабую дисциплину выполнения договоров и соглашений с обеих сторон, что привело к провалу многих интеграционных проектов. Отмечается, что сильным ударом по российско-казахским экономическим связям в конце 1990-х годов стал кризис, вызванный российским дефолтом августа 1998 года, и последовавший за этим протекционизм в таможенной политике Астаны, в связи с наводнением республики дешевыми товарами из России. Напротив, одной из главных причин бурного роста взаимодействия во втором периоде называется не столько смена политического руководства в России, сколько экономический бум, вызванный ростом котировок цен на углеводороды. В качестве результата этого бума автор указывает расширение спектра взаимодействия России и Казахстана. Благодаря этому, как пишет С. В. Голунов: «у обеих стран появилось больше возможностей для проведения разнообразных мероприятий в области науки, культуры и образования». Вместе с тем, как отмечает автор, гуманитарный вопрос, связанный с защитой национальных меньшинств в обоих государствах, так и не получил должного внимания. Подводя итоги результатов периода 2000–2008 годов, С. В. Голунов подчеркивает, что, несмотря на перечисленные достижения, также некоторые другие факторы, качественного прорыва в российско-казахских отношениях не произошло. Подводя итоги, исследователь пишет, что за почти два десятилетия после распада СССР Казахстан превратился в одного из важнейших политических и экономических партнеров России. Однако, как указывает автор, достигнутый уровень двусторонних отношений покоится на довольно зыбкой основе. По мнению С. В. Голунова, будущее российско-казахских отношений в значительной степени будет зависеть от успехов усилий обеих сторон, направленных на поощрение экономических и гуманитарных связей и устранение пограничных, таможенных, административных, психологических и иных барьеров на их пути.

В 2011–2012 годах Российским советом по международным делам (РСМД) была опубликована фундаментальная хрестоматия в 6 томах [10]. Она объединила публикации по актуальным вопросам мировой политики и участия России в глобальных политических процессах. Издание охватывает период 2000‑2011 годов, в течение которых, по мнению авторов хрестоматии, сформировались контуры современных международных отношений.

В коллективной статье доктора экономических наук С. В. Жукова и кандидата исторических наук О. В. Резниковой: «Экономическое взаимодействие России и Казахстана в глобальном контексте», впервые опубликованной еще в 2004 году, доказывается тезис о том, что экономические взаимоотношения России и Казахстана могут быть адекватно рассмотрены и оценены лишь в глобальном контексте [11]. Авторы указывают, что взаимодействие стран разворачиваются в нескольких плоскостях: на двухстороннем и на глобальном уровне. Каждому из этих уровней, как пишут исследователи, присуща своя логика, на каждом действуют свои императивы и игроки. В качестве доказательств авторы приводят следующие тезисы: во-первых, на мировом рынке Россия и Казахстан являются конкурентами, так как основами их экономики является сырьевая рента. Во-вторых, не имея прямого выхода к морю, Казахстан вынужден экспортировать свои энергоресурсы через территорию России. В-третьих, формально имея дело с Казахстаном, Россия, а точнее ее нефтегазовые компании, на деле конкурируют с транснациональными корпорациями, так как большая часть нефтяных месторождений республики находится под иностранным капиталом в результате приватизации 1990-х годов. В-четвертых, сам Каспийский регион, по мнению авторов, является важнейшим узлом геополитики, местом столкновения интересов России, США, Китая и европейских стран. Исходя из последнего тезиса, исследователи даже приходят к следующему выводу: «Казахстан прямо заинтересован в поддержании постоянного напряжения и даже обострении геополитической и геоэкономической конкуренции крупнейших мировых и региональных держав и ведущих энергетических корпораций в регионе. Как это ни парадоксально, обострение этой во многом виртуальной конкуренции способствует стабилизации установившегося в этой стране весьма специфического политического режима. Если бы такой конкуренции не было, то объем ресурсов извне, на которые мог бы рассчитывать Казахстан, оказался бы существенно меньше». Для подтверждения данного вывода авторы вводят такие понятия как «нефтяные игры» и «газовые игры». Именно благодаря этим «играм», Казахстану и удается, как отмечают исследователи, постоянно получать бо́льшие инвестиции на более выгодных условиях. Подводя итоги, С. В. Жуков и О. В. Резникова не исключают, что рост экспорта нефти и особенно газа из Казахстана обернется болезненными последствиями на макроуровне российской экономики. В тоже время российский бизнес может воспользоваться возможностями, открывшимися на внутреннем рынке Казахстана в результате бурного экономического роста страны, однако, макробаланс гипотетических приобретений и потерь может сложиться не в пользу России, тем не менее, иных рациональных вариантов действий в распоряжении последней нет.

О военном сотрудничестве двух стран пишет кандидат политических наук Вадим Борисович Козюлин в статье: «Государства Центральной Азии: развитие вооруженных сил и перспективы военно-технического сотрудничества с Россией» [12]. В своем исследовании автор обращает внимание, что, несмотря на развал системы взаимодействия в военно-промышленном комплексе в 1990 годы, между Россией и Казахстаном остались довольно тесные связи, как на уровне военных ведомств государств, так и в области военно-технического сотрудничества. Вместе с тем, исследователь отмечает обеспокоенность России, связанную с усилившимися контактами между Казахстаном и НАТО. В. Б. Козюлин пишет, что военную доктрину образца 2007 года Казахстану помогали разрабатывать специалисты НАТО, тогда как в конце 1990-х годов, консультировать казахстанское руководство по вопросам оборонного строительства приглашали российских военных. Впрочем, автор указывает, что в доктрине одним из приоритетных направлений является углубление стратегического партнерства с Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой на основе общих военно-политических интересов в регионе. Подводя итоги, В. Б. Козюлин отмечает, что действительных причин для беспокойства России нет, так как у Казахстана, являющегося членом Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ), в обозримом будущем отсутствуют финансовые возможности для смены российских военных стандартов и вооружения, на стандарты и вооружение НАТО.

Подтверждением вывода предыдущего исследователя можно считать статью уже упоминаемого нами выше доктора исторических наук С. И. Чернявского: «Вклад России в региональное сотрудничество в сфере безопасности в Центральной Азии» [13]. Автор отмечает, что с момента обретения Казахстаном независимости между силовыми ведомствами обоих государств установились партнерские связи, характеризующиеся регулярными рабочими встречами на различных уровнях, а также выработкой единых подходов к ряду вопросов, представляющих взаимный интерес в сфере безопасности и военного сотрудничества. С. И. Чернявский пишет: «Между военными ведомствами России и Казахстана достигнуто решение о ежегодном проведении совместных военных учений на территории двух государств поочередно на период 2009‑2011 годов. Далее автор приводит примеры уже прошедших учений такого рода. Еще одним элементом сотрудничества двух стран в сфере безопасности исследователь называет подготовку казахских военнослужащих в военно-учебных заведениях России. Отмечается и тот факт, что начиная с 2003 года, к учебному процессу в Национальном университете обороны Казахстана на регулярной основе привлекается профессорско-преподавательский состав российских высших военно-учебных заведений.

Эволюции отношений России и Казахстана в 1990 годы посвящена статья кандидата исторических наук Константина Евгеньевича Мещерякова: «Становление стратегического партнерства и союзничества в российско-казахстанских отношениях в 1991–1999 годах» [14]. В самом начале исследования автор поставил себе цель — выявить основные тенденции и проблемы развития российско-казахстанских отношений на стадии формирования союза двух государств. По мнению К. Е. Мещерякова основными проблемами первой половины 1990-х годов в отношениях двух стран стали вопросы, связанные с русским населением Казахстана, а также отсутствие общей позиции в отношении использования природных богатств каспийского шельфа. Вместе с тем указанный период, по мнению исследователя, позволил сторонам найти оптимальные механизмы межгосударственного сотрудничества, что в свою очередь заложило прочный фундамент для долгосрочного партнерства в политической, военной и торгово-экономической сфере. Вторая половина 1990-х годов, по мнению автора, стала периодом благоприятствования в отношениях России и Казахстана. Как пишет исследователь, такому развитию событий в указанный период способствовало окончательное решение проблем русского населения, связанное с принятием новой казахстанской Конституции 1995 года гарантирующей право на использование русского языка наравне с казахским. А также решение Казахстана вступить в уже формировавшийся российско-белорусский Таможенный союз, что автоматически делало казахстанскую республику второй после Белоруссии, наиболее интегрированной с Россией страной мира. Следующим этапом в развитии российско-казахстанских отношений, по мнению К. Е. Мещерякова стал 1998 год, когда Россия и Казахстан успешно урегулировали свои позиции по разделу Каспийского моря. Кроме того в том же 1998 году, президенты двух стран подписали Декларацию между Россией и Казахстаном о вечной дружбе и союзничестве, ориентированном в XXI столетие. В этой декларации, как пишет автор, фигурировало понятие «вечная дружба» не использовавшееся ни в то время, ни позже даже в российско-белорусских и российско-армянских отношениях, с начала 1990-х годов выступавших образцом союзнического взаимодействия государств. Однако, как указывает исследователь, к концу 1990-х годов отношения между Россией и Казахстаном стали ухудшаться на фоне неудачных запусков российских ракетоносителей «Протон», нанесших Казахстану серьезные экологические последствия. Вследствие чего казахстанское правительство несколько раз вводило мораторий на использование российской стороной арендованного ей на территории республики космодрома «Байконур». Другим камнем преткновения конца 1990-х годов в отношениях двух стран стало решение Казахстана диверсифицировать поставки углеводородов и присоединиться к западному проекту трубопровода «Баку-Тбилиси-Джейхан», что, по мнению К. Е. Мещерякова стало одной из главных неудач Москвы в отношениях с Астаной в рассматриваемый период. Вместе с тем, как пишет исследователь период 1990-х годов, являлся в целом благоприятным периодом межгосударственных отношениях России и Казахстана, что в дальнейшем позволило обеим странам приступить к качественному расширению и углублению взаимодействия.

Статья аспирантки кафедры международных отношений Школы региональных и международных исследований Дальневосточного федерального университета Марины Олеговны Дмитриевой: «Становление центрально-азиатского региона и интегральные проекты России», посвящена теме интеграции в центрально-азиатском регионе [15]. Среди прочих сюжетов исследователь рассматривает процесс возникновения проекта Евразийского экономического союза трех стран — России, Белоруссии и Казахстана. Особую роль в данном процессе автор отводит президенту России В. В. Путину. В этой связи, М. О. Дмитриева делает следующие предположения: во-первых, что В. В. Путин активно стремиться применить опыт Европейского Союза при строительстве союза Евразийского. Во-вторых, что будущий Евразийский экономический союз рассматривается как антикитайский проект, в котором Россия стремится показать Китаю, кто на самом деле доминирует в центрально-азиатском регионе. В заключении автор пишет, что Казахстан по-прежнему остается главным партнером России в Центральной Азии. Однако у российского руководства вызывает опасение вопрос о скорой смене политического руководства республики. Поэтому, как пишет М. О. Дмитриева, нельзя с уверенностью утверждать, что Казахстан продолжит в будущем курс на евразийскую интеграцию. Ведь уже сейчас Астана отвергла предложение создать надгосударственный орган — Евразийский парламент. В связи с этим исследователь предлагает российскому руководству последовательно проводить внешнюю политику в указанном регионе, не претендуя на роль гегемона и уважая национальные интересы центрально-азиатских государств.

Последней работой, к которой мы хотели бы обратиться в рамках заявленной темы, является статья уже упоминаемого нами выше кандидата исторических наук К. Е. Мещерякова под названием: «Российско-казахские отношения в 1998–2009 гг.: тесное союзническое взаимодействие» [16]. В своей статье, К. Е. Мещеряков продолжает исследование эволюции российско-казахстанских отношений, обращаясь к событиям конца 1990-х и первому десятилетию 2000-х годов. Среди ключевых сюжетов рассматриваемого периода, исследователь особо выделяет усиление прагматичности в отношениях двух стран связанных с приходом в президентское кресло России В. В. Путина. Ключевой сферой этих лет, автор называет развитие энергетического взаимодействия двух стран. Результатом чего стало появление целого ряда совместных предприятий в нефтяной, газовой и уранообогатительной отраслях. Также автор указывает на интеграционные тенденции сближения двух стран, новым импульсом которых стало учреждение в 2000 году Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), главными инициаторами которой стали президенты обоих государств. Еще одним успехом этих лет, автор называет расширение гуманитарной повестки отношений двух стран, выразившейся в проведении знаковых культурных мероприятий в 2005–2006 годах. Однако, как указывает К. Е. Мещеряков в своей статье, в указанный период российскому руководству пришлось столкнуться не только со старыми проблемами, связанными с использованием космодрома «Байконур» и желанием Казахстана диверсифицировать поставки своих энергоресурсов. Но и новыми, не менее серьезными вызовами, связанными с действиями республики направленными на углубление отношений со странами запада и НАТО, а также с усиливающимся влиянием Китая в центрально-азиатском регионе. Еще одним неприятным аспектом для межгосударственных отношений России и Казахстана стал сюжет, связанный с мировым финансово-экономическим кризисом, в результате которого казахстанские власти расширили свои связи в сфере высоких технологий со странами Европы, а топливно-энергетический комплекс переориентировали на Китай, что, как пишет исследователь, существенно подвинуло российские компании на рынке Казахстана. Вместе с тем, подводя итоги, К. Е. Мещеряков пишет, что, несмотря на периодически возникающие между двумя странами те или иные недоразумения или даже конфликты, российско-казахские отношения в указанные годы развивались в духе укрепления стратегического партнерства и союзнического взаимодействия. Что как подчеркивает исследователь, сделало Казахстан главным союзником России не только на постсоветском пространстве, но и во всем мире.

Заключение

Анализ отечественной историографии позволил выявить следующие основные сюжеты межгосударственных отношений Российской Федерации и Республики Казахстан в постсоветский период. Для первой половины 1990-х годов были характерны вопросы, связанные с правами русского населения в Казахстане, которые были урегулированы в ходе конституционной реформы 1995 года. Другим знаковым сюжетом этого периода стало расхождение позиций двух стран по вопросу разделения акватории Каспийского моря богатого залежами полезных ископаемых. С другой стороны именно в этот период были предприняты первые попытки интеграции двух стран, результатом которых стало вступление Казахстана в формируемый Россией и Белоруссией Таможенный союз образца 1995 года. Для второй половины 1990-х годов стали характерны сюжеты, связанные с интенсификацией политического и торгово-экономического сотрудничества государств. Так в 1998 году, руководством двух стран было найдено удовлетворяющее обе стороны решение по разделу Каспийского моря, и в том же году, президенты двух стран подписали Декларацию между Россией и Казахстаном о вечной дружбе и союзничестве, ориентированном в XXI столетие. Однако, несмотря на достигнутые успехи, конец 1990-х годов стал периодом охлаждения двухсторонних отношений. Данное обстоятельство было связано с пагубным влиянием на Казахстан экономического кризиса российской экономики 1998 года, а также неудачными запусками российских энергоносителей типа «Протон», нанесших экологии республики серьезные экологические последствия, в виду чего несколько раз вводился мораторий на использование Россией космодрома «Байконур».

Главными сюжетами 2000-х годов являлись интеграционные процессы сближения двух стран, результатами которых стало появление в 2001 году Евразийского экономического сообщества, в результате эволюции которого Казахстан и Россия стали более интегрированными странами, чем например союзное государство России и Белоруссии. Вследствие интенсификации торгово-экономического союза двух стран в указанный период появился целый ряд крупных российско-казахских предприятий сосредоточенных в ведущих отраслях производства двух стран. Это в свою очередь позволило уже через 10 лет появиться Таможенному союзу и Единому экономическому пространству России и Казахстана. Вместе с тем в указанный период имелись и противоречия в двухсторонних отношениях, главными сюжетами которых стало желание Казахстана расширить способы доставки своих энергоресурсов западным потребителям, и тем самым создать реальную конкуренцию России на европейском рынке углеводородов. Другим нелицеприятным сюжетом конца 2000-х годов, стало углубление Казахстаном военно-политических отношений с блоком НАТО, а торгово-экономических отношений с Китаем, что в свою очередь привело к постепенному вытеснению России с лидирующих позиций ведущего союзника республики.

Однако, несмотря на указанные разночтения, по мнению большинства экспертов, чьи исследования мы рассмотрели в рамках нашей статьи, указали, что и Россия, и Казахстан по итогам двух десятилетий после распада СССР смоги стать самыми близкими партнерами и союзниками на постсоветском пространстве.

 

Литература:

 

  1.              Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Республикой Казахстан от 25 мая 1992 г. // Дипломатический вестник. 1992. № 15–16. С. 36–43.
  2.              Казахстан и Россия: общества и государства / ред.-сост. Д. Е. Фурман, Музей и общественный центр им. Андрея Сахарова. М.: Права человека, 2004. 522 с.
  3.              Фурман Д. Е. Сходства и различия Казахстана и России // Казахстан и Россия: общество и государство. М., 2004. С. 3–11.
  4.              Своик П. В., Либман А. М. Экономика Казахстана: достижения, перспективы, проблемы в сравнении с Россией // Казахстан и Россия: общество и государство. М., 2004. С. 451–470.
  5.              Докучаева А. В. Русский фактор в политической жизни Казахстана // Казахстан и Россия: общество и государство. М., 2004. С. 368–388.
  6.              Медведев Р. А. Казахстанский прорыв / Москва — Алматы: Институт экономических стратегий, 2007. 160 с.
  7.              Инютин И. (псевдоним). Российская стратегия в Центральной Азии // Центральная Азия и Кавказ. 2006. № 2 (44). С. 30–40.
  8.              Морозов Ю. В. Россия, запад и страны ШОС в энергетических проектах центральной Евразии // Центральная Азия и Кавказ. 2008. № 5 (59). С. 78–93.
  9.              Голунов С. В. Российско-казахстанские отношения: безбрежные горизонты и подводные камни // Полития. 2008. № 4 (51). С. 49–61.
  10.         Россия в глобальном мире, 2000–2011: хрестоматия в 6 т. / Рос. совет по междунар. делам; гл. ред. И. С. Иванов; сост.: И. Н. Тимофеев, Т. А. Махмутов, Е. С. Алексеенкова. М.: Аспект-Пресс, 2012.
  11.         Жуков С. В., Резникова О. В. Экономическое взаимодействие России и Казахстана в глобальном контексте // Россия в глобальном мире, 2000–2011. М., 2012. Т. 5. С. 498–508.
  12.         Козюлин В. Б. Государства Центральной Азии: развитие вооруженных сил и перспективы военно-технического сотрудничества с Россией // Россия в глобальном мире, 2000–2011. М., 2012. Т. 5. С. 523–547.
  13.         Чернявский С. И. Вклад России в региональное сотрудничество в сфере безопасности в Центральной Азии // Россия в глобальном мире, 2000–2011. М., 2012. Т. 5. С. 580–591.
  14.         Мещеряков К. Е. Становление стратегического партнерства и союзничества в российско-казахстанских отношениях в 1991–1999 годах // Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Гуманитарные и общественные науки. 2012. № 4. С. 143–151.
  15.         Дмитриева М. О. Становление центрально-азиатского региона и интегральные проекты России // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. 2013. № 6 (26). С. 27–35.
  16.         Мещеряков К. Е. Российско-казахские отношения в 1998–2009 гг.: тесное союзническое взаимодействие // Клио. 2014. № 5 (89). С. 133–139.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle