Библиографическое описание:

Пономарев С. В., Юрченко А. А. Влияние санкций на экономику России // Молодой ученый. — 2016. — №4. — С. 478-481.



 

Вот уже почти два года, как Российская Федерация находится под санкциями, которые были введены против нашей страны в совершенно неправовой и незаконной манере рядом стран Европы, Соединенными Штатами и их сателлитами. Первые санкции были введены в марте-апреле 2014 года в отношении отдельных лиц, групп лиц и компаний. В июле 2014 года были введены санкции в отношении оборонного, энергетического и финансового секторов России. В оборонном секторе США и ЕС сократили доступ к финансированию крупнейшим российским компаниям на срок более 30 дней и ввели запрет на экспорт продукции и технологий двойного назначения в отношении 14 компаний, имеющих отношение к оборонному комплексу. Санкции, ограничивающие сотрудничество с Россией в оборонной сфере, введены Великобританией, Израилем, Швейцарией и Швецией. В энергетическом секторе США и ЕС ограничили доступ к финансированию крупнейшим российским нефтегазовым компаниям. Кроме того, они ввели запрет на экспорт товаров и услуг (исключая финансовые услуги) или технологий в поддержку глубоководного бурения, разведки или добычи ресурсов на арктическом шельфе или сланцевого сырья. Вслед за ЕС санкции ввели Норвегия, Канада и Австралия. В ответ на эти санкции 7 августа 2014 года Россия ввела запрет на импорт продовольственных товаров из ряда Западных стран сроком на один год. Этот запрет распространяется на ввоз мяса, рыбы, морепродуктов, плодоовощной продукции, молока, молочных продуктов и широкого ассортимента полуфабрикатов из США, ЕС, Австралии, Канады и Норвегии. Позднее в этот список были дополнительно включены другие страны.

Несмотря на апокалиптические прогнозы, звучавшие со стороны представителей западного политического истеблишмента и некоторых экспертных кругов, экономика России не скукожилась, не стала рассыпаться и вовсе не последовала путем, указанным президентом Соединенных Штатов Америки Бараком Хуссейном Обамой, — не «разорвалась в клочья». Но определенные экономические трудности, конечно, возникли. Санкции и ответные меры оказали серьёзное влияние на экономику по трём каналам. Во-первых, они вызвали усиление волатильности на валютном рынке и существенное обесценение национальной валюты. Масштабный отток капитала привел к ухудшению состояния счета операций с капиталом и финансовыми инструментами и сокращению чистых международных резервов. Во второй половине 2014 года доверие к рублю стало снижаться в ожидании обесценения рубля, а снижение цен на нефть в конечном итоге привело к тому, что в 2014 году рубль обесценился почти вдвое по отношению к доллару. Однако ослабление курса рубля не привело к увеличению ненефтяного экспорта. Несмотря на некоторый импульс, обусловленный замещающим производством в обрабатывающих отраслях, его потенциал, по всей видимости, невелик с учетом ограниченных резервных мощностей и структурных ограничений. В краткосрочной перспективе положительный эффект от импортозамещения может все чаще использоваться для продвижения протекционистских мер. Еще до возникновения текущей геополитической напряженности правительство проявляло заинтересованность в поддержке отдельных предприятий и секторов, которые могут выиграть в случае замещения импорта. Примером может служить введение запрета на ввоз продуктов из свинины в начале 2014 года. Существует опасность того, что правительство продолжит применение протекционистских мер. Это может задержать проведение структурных реформ, благодаря которым российская экономика могла бы повысить свою конкурентоспособность на мировом рынке.

Обесценение рубля привело к ускорению инфляции. Введение запрета на импорт продовольствия в августе 2014 года привело к росту цен на продовольствие. К февралю 2015 года продовольственная инфляция достигла 23,3 %, увеличив и без того высокое инфляционное давление, обусловленное обесценением рубля. В ответ на высокое инфляционное давление и в целях поддержки рубля Банк России существенно ужесточил денежно-кредитную политику в второй половине 2014 года. При том, что эта политика соответствовала стратегическим целям Банка России по таргетированию инфляции и обеспечению финансовой стабильности, она привела к повышению стоимости внутренних заимствований и еще больше ограничила доступ к внутренним кредитным ресурсам для инвесторов и потребителей.

Вторым каналом стали ограничения на доступ России к международным финансовым рынкам, которые стали появляться уже с момента возникновения геополитической напряженности. Даже до вступления в силу санкций в отношении финансового сектора рынки стали закладывать возросшие российские риски в стоимость кредитных ресурсов, результате чего спрэды по российским кредитно-дефолтным свопам достигли максимальных значений. Объем новых иностранных заимствований сократился в первой половине 2014 года и практически сошел на нет во втором полугодии после введения санкций. Более жесткие условия кредитования на внешнем и внутреннем рынках негативно отразились на инвестиционных и потребительских решениях, что привело к переносу сроков и сворачиванию планов. Похоже, что санкции в отношении финансового сектора оказали наиболее негативное влияние на внутренний спрос на фоне падения цен на нефть в последнем квартале 2014 года. После введения санкций очень немногие зарубежные финансовые организации предоставили России финансирование, а большинство западных финансовых рынков по-прежнему закрыты для российских банков и предприятий. Условия внешнего финансирования ужесточились даже для тех предприятий и банков, на которых санкции не распространяются. Так, в первом и втором полугодиях 2014 года резко сократился объем выпуска облигаций российских компаний к соответствующему периоду предыдущего года. При этом стоимость заимствований для российских эмитентов оставалась высокой, но начала снижаться в последние месяцы.

Наконец, и без того низкий уровень деловой и потребительской уверенности на внутреннем рынке, обусловленный неопределенными перспективами будущего роста, вызвал дальнейшее снижение потребительской и инвестиционной активности. Еще одной причиной низкого уровня доверия на фоне геополитической напряженности и санкций было сохранение неопределенности экономической политики. Внутренний спрос был слабым: объем инвестиций в основной капитал сократился в 2014 году на 2,5 %, а вклад потребления в экономический рост составил менее половины показателя за 2013 год. Кроме того, снизился уровень инвестиционной активности за рубежом, что отражает снижение деловой уверенности.

Общий приток ПИИ (прямые иностранные инвестиции) в Россию резко сократился в течение трех первых кварталов 2014 года и был на 47 % меньше среднего объема притока ПИИ за те же периоды в 2011- 2013 годах. В 2014 году отмечалась высокая по историческим меркам доля ПИИ (48 %), которые поступили из стран, которые используются как «налоговые убежища», таких, как Кипр, Бермудские острова, страны Карибского бассейна и остров Джерси, и традиционно представляют собой ранее выведенный репатриируемый капитал. В течение трех первых кварталов сокращение ПИИ коснулось, главным образом, инвестиций, поступающих не из оффшорных юрисдикций, приток которых уменьшился на 59 %, в то время как приток ПИИ из оффшорных территорий сократился всего лишь на 3 %. Однако в третьем квартале 2014 года характер поступлений ПИИ из оффшорных юрисдикций изменился: масштабный приток ПИИ в Россию, наблюдавшийся в первой половине 2014 года, уступил место чистому оттоку, причем достаточно значительному, в результате чего общий приток ПИИ стал отрицательным. Если брать только третий квартал, то чистый приток прямых иностранных инвестиций составил 1 млрд долларов США, в то время как в третьем квартале 2013 года он составил 12,1 млрд долларов США. Отток капитала из России в оффшорные юрисдикции, такие, как Кипр, составил в третьем квартале 2014 года 4,6 млрд долларов США; еще 900 млн долларов США были выведены на Бермудские острова и Британские Виргинские острова. Дальнейшее отсутствие интереса к инвестициям в России со стороны иностранного и отечественного капитала ухудшит среднесрочные и долгосрочные перспективы экономического.

Санкции, конечно, сказались на товарообороте. Некоторые страны окажутся в выигрыше в результате введения экономических санкций против России и принятия Россией ответных мер, а традиционные торговые партнеры могут потерять свои рынки сбыта. В целом, влияние запрета на ввоз продовольствия на восточноевропейские государства-члены ЕС (страны Балтии, Польшу, Чехию, Болгарию, Румыния, Словению, Словакию и Хорватию), вероятно, будет негативным, но слабым, поскольку их экспорт в Россию был незначительным. В общей сложности, экспорт запрещенных товаров составлял всего лишь 0,001–0,5 % ВВП этих стран, за исключением Литвы, где доля такого экспорта достигала 2,9 % ВВП. Однако некоторые сектора этих стран экспортировали значительную часть своей продукции в Россию: например, на долю России приходилось 68 % польского экспорта яблок и 65 % литовского экспорта сыра до введения ответных санкций. Конечное влияние на эти сегменты пищевой промышленности будет зависеть от способности компаний-экспортеров перенаправить свою продукцию на другие рынки. Другие европейские государства, не являющиеся членами ЕС, такие, как Турция и некоторые страны бывшего Советского союза (за исключением Молдовы и Украины), скорее всего, выиграют от этого торгового запрета.

Странам Латинской Америки и Беларуси удалось расширить производство и увеличить экспорт в Россию, чтобы восполнить нехватку запрещенных товаров. В третьем квартале 2014 года Бразилия, Парагвай и Беларусь увеличили свои доли в импорте продовольственных товаров и напитков (Рисунок 3.7). Этот рост обусловлен, в частности, увеличением импорта злаков из Парагвая и мяса из Бразилии. Так, стоимость импорта злаков из Парагвая выросла с уровня около 155 млн долларов США в третьем квартале 2013 года до 209 млн долларов США в третьем квартале 2014 года (рост более чем на 35 %).

Живее всего на положительные и отрицательные изменения в экономике страны реагирует финансовый сектор. Так, с начала 2014 года национальная валюта в России подешевела на 17,5 %. Обменный курс наличного рубля к доллару США вырос с 32 рублей 65 копеек до 38 рублей 41 копейки, что касается евро, курс поднялся с 45 рублей и 5 копеек до 49 рублей и 53 копеек. Не заставили себя ждать и фондовые биржи, которые особо остро реагировали на введение санкций, снижаясь более чем на 200 пунктов всего за несколько дней. Такие резкие скачки носили временный характер и были вызваны в основном паническими настроениями. В целом с начала 2014 года индекс ММВБ просел чуть более чем на 70 пунктов, в свою очередь показатели РТС более пессимистичны и составляют около 270 пунктов за 9 месяцев. В средине лета Центральный банк России в третий раз с начала года поднял процентную ставку до 8 % годовых, что стало самым большим скачком с 2009 года. Такое решение было обосновано ростом потребительских цен на 7,8 %, вместо 6,5 %, считающихся максимально допустимыми в 2014 году и инфляцией в размере 7,5 % вместо 4 % запланированных. Валютные резервы Центрального банка Российской Федерации так же сократились с начала года до $459,9 миллиардов против $509,6 в начале года. Подобная негативная динамика возникает всего второй раз в истории России с 1991 года и впервые с конца 2009 года. Знаковым стало так же решение Министерства финансов о моратории на поступления в НПФ РФ пенсионных взносов россиян и его продлении на 2015 год. Таким образом, за счет пенсионных накоплений населения России, правительство планирует поддержать национальные банки и нефтегазодобывающие компании, которые попали под санкции. Различные источники так же утверждают, что часть этих денег может пойти на Крым, ведь регион с населением почти в 2 миллиона человек — требует значительных бюджетных затрат. В правительстве заявляют, что размер резервного фонда из пенсионных накоплений может составить от 100 до 350 миллиардов рублей в зависимости от ситуации.

За период 2014–2017 годов Россия потеряет около $600 млрд из-за комбинации двух шоков — финансовых санкций и падения цен на нефть, пишут «Ведомости» со ссылкой на оценку Евсея Гурвича и Ильи Прилепского из Экономической экспертной группы. Согласно оценке экспертов, потери от финансовых санкций составят около $170 млрд, недополученные доходы от нефтегазового экспорта — около $400 млрд. Оценки потерь капитала от санкций рассчитаны исходя из цены нефти в $50 за баррель, экспортных доходов — с учетом санкций при такой же цене в сравнении со $100 за баррель, на которые ориентировалось правительство как на среднесрочный уровень еще полтора года назад, отмечают «Ведомости». По подсчетам экспертов, сокращение валового притока капитала составит примерно в $280 млрд за 3,5 года, в том числе около $85 млрд прямых инвестиций. При этом косвенное влияние санкций обусловливает три четверти этих потерь. Сокращение прямых иностранных инвестиций, снижение возможностей для займов, уменьшение притока капитала на рынок госдолга увеличивают непосредственный эффект санкций примерно втрое, утверждают эксперты. Эксперты подчеркивают тот факт, что санкции влияют на приток капитала независимо от цены нефти, но при падении нефтяных котировок их эффект возрастает. По оценкам экспертов, при дорогой нефти нетто-потери капитала от санкций за 2014–2017 годы составили бы примерно $160 млрд, или 1,9 % ВВП, при низкой цене нефти несколько большие потери — около $170 млрд — в соотношении с ВВП увеличиваются наполовину до 2,8 % ВВП. Кроме того, согласно расчетам, санкции без падения нефтяных цен сократили бы инвестиции в основной капитал на 3,2 % за 2014–2017 годы, спад нефтяных цен без санкций привел бы к сокращению инвестиций на 22,6 %, а под влиянием двух шоков одновременно инвестиции будут ниже на 24 %, утверждают эксперты. Розничный товарооборот при аналогичных расчетах сокращается на 2,4, 17 и 18 %, а инфляция ускоряется на 3, 7 и 8 % соответственно. На реальный курс рубля санкции практически не влияют (снижение на 0,5 %), а вот падение цен на нефть и само по себе, и в сочетании с санкциями ослабляет курс примерно на одну и ту же величину — около 27 %. Почти нечувствительны к санкциям и реальные доходы бюджетной системы: спад нефтяных цен снижает их на 19 %, санкции — еще на 1 %. По расчетам экспертов, накопленные потери роста экономики в результате такой синергии за четыре года составят 8,4 %, или в среднем 2,1 процентного пункта в год.

Наиболее значимым для разрешения существующего кризиса и его последствий, остается верно избранный экономический курс, направленный не только на восстановление всех видов утраченного российского производства, но и на создание надежной основы для его дальнейшего развития, неотъемлемым элементом которого является поддержка отечественного товаропроизводителя, снижение количества импорта большинства продуктов питания, многих средств производства, поддержка наших регионов, потенциал которых на сегодняшний день, к сожалению, недооценен.

 

Литература:

 

  1.              Пронин, А. В.. О правовой природе санкций ЕС в отношении РФ // Историческая и социально-образовательная мысль. 2014.
  2.              Шепелев, И. Г., Морозов, С. Г. Анализ санкций против России, определение возможного их влияния на развитие отечественного оборонно-промышленного комплекса и промышленности в целом // Экономика, управление и инвестиции. 2014.
  3.              Российская газета. URL: http://www.rg.ru
  4.              Новости в России и в мире. URL:http://itar-tass.com
  5.              Новости. URL: http://www.interfax.ru

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle