Библиографическое описание:

Полончук А. А. Социально-политические модели в антиутопиях ХХ века // Молодой ученый. — 2016. — №4. — С. 603-606.



 

В статье проводится анализ основных антиутопий 20 века. Выделяются и рассматриваются социально-политические модели описываемых обществ. Проводятся параллели между данными и современным обществами.

Ключевые слова: политические модели, антиутопии, государство, 20 век

 

20 век стал веком научных открытий. В начале столетия лишь немногие могли представить себе такие вещи, как автомобиль, телевизор или телефон. Прообразы этих вещей, тем не менее, существовали на протяжении веков в умах ученых и писателей-футуристов.

Задумывались люди и над идеальной формой правления, над моделями государств, где восторжествовало равенство и справедливость. Началом данного жанра принято считать работу Платона «Государство», где в качестве основы для идеального государства была взята Спарта, однако были решены много социально-политические проблемы ей присущие (такие, как коррупция). Более явные формы жанр приобрел в Эпоху Возрождения, и связан он с именами Томаса Мора и Томмазо Кампанеллы. Название свое жанр взял от названия книги Томаса Мора «Золотая книжечка, столь же полезная, сколь и забавная о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия». Первоначально это было лишь название острова, где происходили события, однако в дальнейшем слово приобрело нарицательное значение.

Свою роль сыграл и 20 век. Увеличение численности грамотного населения, нарастание глобализационных процессов и развитие промышленности и технологий, привели к появлению нового жанра. Мысли о возможном негативном исходе развития государства, как феномена, социальное недовольство и страх потери своих естественных прав нашли свое развитие в появлении антиутопий. Они не стали исключительно литературным жанром, а являлись отражением и развитием наиболее опасных, с точки зрения общества и авторов, тенденций. Именно поэтому данный жанр является частью программы изучения политических моделей.

Итак, какие именно социально-политические модели мы видим в наиболее известных романах-антиутопиях 20 века? Рассмотрим наиболее известные произведения — «1984», «Дивный новый мир» и «Мы». Для полного понимания рассмотрим также условия, в которых данные модели появились.

Хронологически первым идет роман Дмитрия Замятина «Мы», опубликованный в 1920 году. В условиях советской цензуры, узревшей в данном произведении критику и издёвку над советским строем, произведение не было допущено к печати. На русском языке появилось в 1952 году в Соединенных Штатах, в России в 1988 году. Произведение являлось сатирой на написанную идеологами Гастевым и Богдановым идею Пролеткульта. Идея состояла в массовой культурно-просветительской и литературно-художественной организации пролетарской самодеятельности при Наркомате просвещения [1]. Просуществовала с 1917 по 1932 год. Идея подконтрольности расписания обычного человека Государству является одной из ведущих в произведении.

Какую политическую модель предлагает нам автор? Есть Единое Государство, отделенное от остального мира стеклянным колпаком и стенами — аналогом «железного занавеса». Главой государства является некто Благодетель. Что известно об избирательной системе? В стране проходят ежегодные технически демократические выборы, существует фиксированный день выборов, называемый «Днем Единогласия». Проходят выборы посредством прямого голосования, кандидат «в списках» один. Происходит то же, что многие годы мы могли видеть в СССР, а на данный момент можем наблюдать в Беларуси и Северной Корее. Происходит закрепление не только власти, но и действующих социальных установок. Единогласное голосование за единственного кандидата.

В социальной модели так же произошли серьезные изменения. Гротескно отражена идея унификации всех личных прав и свобод. Во-первых, индивиды (называемые тут нумерами) лишены имен, каждому присвоен личный идентификационный номер и буква, отражающая причастность к полу. В-вторых, жизнь людей подконтрольна единому расписанию — регулируется каждый момент, начиная от времени пробуждения и заканчивая временем отхода ко сну. В плане социальной политики отмечается необходимость получения права на рождение единственного ребенка. Не существует и частной собственности, все принадлежит Государству. Все вышесказанное ведет к единственной идее борьбы с «Я», борьбы с индивидуализмом во всех его проявлениях. «„Мы“ — от Бога, а „я“ — от диавола» — пишет словами героя автор [2]. Большевистский коллективизм возведенный в абсолют — именно такую социально-политическую модель предложил нам Замятин.

Необходимо отметить, что большинство отраженных проблем и страхов существуют в обществе и поныне. Потеря прав и индивидуализма, унификация, тотальный контроль, чипование человека (идейное продолжение нумерования) — все эти темы не потеряли своей актуальности за почти век, прошедший с момента написания книги.

Абсолютно иную идею предлагает нам Олдос Хаксли в 1931 году в своем романе «О дивный новый мир». Описанные им тенденции наблюдались как в Советском Союзе, так и в Великобритании. Если в первой модели выражен страх потери индивидуализма и жесткий контроль, то в данном случае нашел свое отражение социальный страх пресыщения удовольствиями и использование их в качестве инструмента контроля. Краткая историческая сводка позволяет узнать, что в результате войны образовалось единое Мировое Государство. Формой правления является диктатура с элементами олигархии. Правят государством 10 человек, каждый своей подконтрольной территорией, в которой обладает неограниченными правами. Об избирательной системе речи не ведется, люди тут правом голоса не обладают.

Модель Мирового Государства схожа с моделью, предлагаемой Гоббсом в книге «Левиафан» — это большое неповоротливое создание, где люди рассматриваются как элементы стабильности системы, как «винтики в государственной машине» и бастовать права не имеют. В ином случае — ссылка. Существует жесткая кастовая система, вертикальной социальных лифтов нет. Каждый человек с момента генетического программирования закреплен за определенной кастой. Тем не менее, существуют резервации, где люди живут обычной (в нашем понимании) жизнью. Резервации исполняют воспитательную функцию и функцию наглядного материала в обучении — как делать нельзя. Пропаганда является ключевым средством формирования устоев личности, днем и ночью радио передает и закрепляет установки короткими понятными слоганами. Главным лозунгом государства является «Общность, одинаковость, стабильность» [3]. В социальной среде технически полная свобода, если свое время ты проводишь, как часть группы. Удовольствия и потребление являются ключевой целью и смыслом жизни членов данного общества. Объявлен промискуитет, институт семьи утратил значимость. Большинство психологических проблем решаются посредством приема наркотиков.

Стоит уточнить, что большинство используемых в романе имен являются аллюзиями на реально существовавших исторических личностей, таких как Ленин, Каплан, Троцкий или Монд, при этом имея в своем характере или судьбе отсылки к первоисточникам. Спустя почти три десятилетия появилось новое сочинение Хаксли «Возвращение в Дивный Новый мир», однако по форме оно разнилось с первоисточником и являлось рассуждением о том, насколько быстро мир и общество двигаются к тому образу, который был описан в романе. Автор пришел к выводу, что наш мир перенаселен и заорганизован. Засилье бюрократической системы и её усложнение могут привести нас к описанной схеме, к тому же, скорость с которой это происходит намного больше предсказанной.

Описанный мир, как и мир Замятина, является отражением реально существующих в обществе опасений. В данном случае это касается глобализации, бюрократизации, развития научного и технического прогресса, когда большую часть человеческих функций может быть заменена машинным трудом, а также контролем человека, но не посредством страха, а посредством удовольствий, посредством оттеснения его от политики в область исключительно социального.

Свое видение развития существующих в обществе тенденций предложил и Эрик Артур Блэр в 1949 году, более известный нам под псевдонимом Джордж Оруэлл. Из всех произведений это наиболее политизировано. Значительное влияние на него оказало и личное отношение Оруэлла к Советскому Союзу, который автор ненавидел за извращение идеи социализма. Приводило Оруэлла в негодование то, что в результате произошедшей в России революции и последовавшего низвержения старых правящих классов, сопровождавшегося кровавой гражданской войной и не менее кровавым террором, к власти пришло не бесклассовое общество, как обещали большевики, а новый правящий класс, гораздо более безжалостный и беспринципный, чем вытесненные им предыдущие [4]. Социализм, по его мнению, это стремление к свержению любых форм тирании, а не их становление. Все это отразилась и в строках произведения. Произведение было запрещено в Советском Союзе до 1988 года.

Какой же мир предстает перед нами? Существуют три сверхдержавы — Океания, Евразия и Остазия, находящиеся в состоянии перманентной войны друг с другом в системе «2 против 1». Международные отношения нестабильны, любая их сверхдержав может стать целью остальных двух. Существуют спорные территории, за обладание и на территории которых ведутся конфликты.

Океания представляет собой государство с тоталитарным строем, где вся полнота власти находится у партии. Правительства и парламента не существует. Существует четыре министерства, ведающие делами войны, информации и пропаганды, экономики и, по сути, полицейское ведомство. Несменным лидером Океании является Большой Брат — лидер произошедшей ранее в стране революции и глава правящей социалистической партии. Прототипами данного образа, как считается, стали Иосиф Сталин и Гораций Китченер — военный министр Великобритании во время Первой мировой. Используется образ старшего брата, как человека, который всегда защитит и поможет, человека, знающего больше окружающих. Государство требует от людей полного подчинения — физического, нравственного и умственного [5].

Несмотря на фактическую свободу, за каждым человеком следят посредством камер и, например, неправильное выражение лица, неосторожные слова или действия могут трактоваться, как преступление. Кроме того, ярко показана и возможность правительства манипулировать данными и фактами. И в нашем обществе не проходит и года без информации о фальсификации истории или переписывании учебников.

В полной мере тут отражен страх тотального контроля и слежения государства за человеком, государственного контроля рынка и продовольствия. Показывается стремление правящих элит максимально урезать стремление обычного человека к развитию и благосостоянию, так как человек, который «живет, а не выживает», начинает думать. Подобные настроения в обществе можно услышать и поныне.

Что же мы имеем? Одними из функций политики в обществе является регулятивная — осуществление управления социальными процессами и их регуляция, и функция обеспечения целостности и стабильности общества, ответственная за формирование общественных идей и реакцию на существующие в обществе тенденции. К сожалению, необходимо отметить, что на вышеуказанные футуристами вызовы политика ответов не нашла. Страхи и сомнения людей относительно будущего и роли государства ничуть не уменьшились за прошедшее столетие. Более того, как отмечают аналитики, мы во многом приблизились к тем моделям, которые были нам адресованы, как предупреждение.

Тотальный контроль, лишение индивидуальности, утрата личных прав и свобод, замена человеческого труда на машинный, массовое нежелание развиваться физически и духовно — вот они те запросы общества, которые в ближайшее время необходимо решить политологии.

 

Литература:

 

  1.              Пролеткульт. Материал из Википедии. [Электронный ресурс]. –Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/Пролеткульт (дата обращения 02.02.2016)
  2.              Мы. Замятин Евгений. [Электронный ресурс]. –Режим доступа: http://az.lib.ru/z/zamjatin_e_i/text_0050.shtml (дата обращения 02.02.2016)
  3.              Хаксли О. О дивный новый мир. М.: Книжная палата, 1989. — 132 с.
  4.              Джордж Оруэлл. Материал из Википедии. [Электронный ресурс]. –Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/Джордж_Оруэлл
  5.              Джордж О. 1984 М.: АСТ, 2014 г. — 320с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle