Библиографическое описание:

Шодмонов М. А., Мамасалиев Н. С., Усмонов Б. У., Шодмонов Ж. А., Иминова Д. А., Ахмадхонов А. Р. Вероятность развития инфекции мочевого тракта на фоне СПИДа // Молодой ученый. — 2016. — №4. — С. 308-310.



 

Проведенное эпидемиологическое исследование среди 507 ВИЧ-инфицированного населения показало, что традиционные факторы риска ухудшают эпидемиологическую ситуацию в отношении инфекции мочевого тракта (ВИЧаИМТ). Они могут считаться провоцирующей, усугубляющей ее причиной развития неблагоприятных клинических исходов.

 

По данным клинических исследований роль ВИЧ-инфекции/СПИДа значительна при инфицировании мочевого тракта (ИМТ) [1,2]. Это ставит вопрос необходимости организации медицинской помощи, разработки новых и эффективных диагностических и лечебно-профилактических технологий для этой категории популяции [ВИЧаИМТ].

ВИЧ-инфекция развиваясь, способствует снижению иммунитета и приводит к появлению у больного заболеваний, вызванных условно патогенными микроорганизмами [3]. В структуре этих заболеваний ИМТ, по данным клинических работ, занимает лидирующую позицию [4,5]. Поэтому данная проблема интересна не только для инфекционистов, непосредственно наблюдающих ВИЧ-инфицированных, но и для специалистов смежных дисциплин, в частности урологов [6,7].

Материал и методы

Проводилось эпидемиологическое исследование среди 507 ВИЧ-инфицированного населения (ВИЧи) и изучалось распространенность ВИЧа-ИМТ и их связь с отдельными социально-демографическими характеристиками ВИЧ-позитивного населения. Исследование включало применение современных стандартных опросников (вопросника ВОЗ и ГНИЦМП, 1990), инструментальные методы исследования (2-х кратное измерение АД методом Короткова, антропометрия), биохимические и лабораторные исследования. Осуществлялось ультразвуковое сканирование на аппарате Эхосканер ССД-630 японской фирмы EchoCopier. Нормальными показатели считались в случае: длина почки 7,5–12 см, ширина 4,5–6,5 см, толщина-3,5–5 см, различие в длине обоих почек не превышающее 1,5–2 см, толщина капсулы 1,5 см. ЭКГ оценивались с позиций Миннесотского кода. Общий анализ мочи включал определение относительной плотности, измеряемой урометром с делением от 1000 до 1050. Нормой считались показатели, в среднем, от 1019 до 1026. Содержание белка мочи определяли методом Браденберга-Робертса-Стольникова (кольцевая проба), основанной на появлении белькового кольца между 2-й и 3-й минутами, при содержании в моче 0,033г/л белка. При диагностике ВИЧ-инфекции/СПИДа реализована стратегия с привлечением и непосредственным участием региональных центров СПИДа (одно тестирование с двумя подтверждениями положительного результата). Диагноз ВИЧаИМТ у каждого пациента базировалась на анализе клинических проявлений (типичных субъективных, физикальных симптомов и клинических синдромов), анамнестических сведений и данных комплексных исследований.

Статистический анализ полученных данных проводился с применением стандартного пакета прикладных программ MicrosoftExcel-2007.

Результаты и обсуждение

Прежде всего, следует отметить, что в ходе исследования выявлены несколько неожиданные результаты, показывающие крайне неблагоприятных тенденций эпидемиологической ситуации в отношении ВИЧаИМТ. Так, согласно полученным данным, общая распространенность факторов риска в обследованной ВИЧи-популяции составляет от 4,1 % (избыточная масса тела) до 90,1 % (нездоровый образ жизни-НЗОЖ), то есть на фоне ВИЧ-инфекции факторы риска (ФР) определяются с увеличением более чем, в 22,5 раз (р<0,0001).

Наиболее высоким уровень заболеваемости ВИЧаИМТ оказался при наличии таких ФР как пониженная масса тела (83,0 %), дислипопротеинемия (63,3 %) МТОЗы (72,2 %) и гиподинамия (88,6 %). Сравнительно меньшая ее частота определялась на фоне артериальной гипертензии (АГ)-19,7 %, избыточного употребления алкоголя (31,6 %) и нарушение толерантности к глюкозе (27,0 %).

Анализ вероятности развития ВИЧаИМТ в зависимости от пола и его связь с факторами риска показал, что имеют место достаточно большие различия у женщин и мужчин, колеблющиеся на уровне от 1,2 до 22,9 раза (р<0,001).

Так, изучаемые факторы риска регистрировались с большей частотой у женщин и мужчин, соответственно: пониженная масса тела(ПМТ)-по 72,9 % и 93,8 % (р<0,05), избыточная масса тела (ИзМТ)-по 42,8 % и 57,1 % (р<0,05), АГ-по 15,3 % и 24,5 % (р<0,05), дислипопротеидемия-по 56,1 % и 71,0 % (р<0,05), избыточное употребление алкоголя-по 56,1 % и 71,0 % (р<0,001), НЗОЖ-по 82,4 % и 98,3 % (р<0,05).

Была установлена закономерная тенденция к увеличению ВИЧаИМТ формированию факторов риска в виде скопления неблагоприятных эпидемиологических условий. Так, распространенность ПМТ и ИзМТ составила соответственно: среди лиц 20–29 лет-65,4 % и 3,0 % (р<0,001), в 30–39 лет-93,6 % и 5,5 % (р<0,001), в 40–49 лет-95,4 % и 3,7 % (р<0,001) и в ≥ 50–59 лет-100,0 % и 0,0 % (р<0,001). Наиболее высокая частота ПМТ зарегистрирована в возрастных группах 30–39 лет, 40–49 лет и ≥50–59 лет.

Достоверное увеличение распространенности частоты дислипидемии и АГ было характерным для возрастных-групп 30–39 лет, 40–49 лет и ≥ 50–59 лет и составила соответственно: в группе 20–29 лет -14,7 % и 49,7 % (р<0,0001), в 30–39 лет-19,1 % и 68,9 % (р<0,01), в 40–49 лет-33,8 % и 80,0 % (р<0,01) и среди лиц в возрасте ≥ 50–59 лет-40,0 % и 90,0 % (р<0,01).

Распространенность избыточного употребления алкоголя (ИзУА) и микроэлементозов (МТОЗ) в популяции ВИЧи-населения отмечалось с увеличением в 3,8 и 1,5 раза в различных возрастных группах (р<0,001; (р2<0,001), составила соответственно: в возрасте 20–29 лет-14,0 % и 63,4 % (р<0,0001), в 30–39 лет-40,0 % и 77,9 % (р<0,05), в 40–49 лет-53,8 % и 80,0 % (р<0,05), в группе ВИЧи-населения ≥ 50–59 лет-50,0 % и 75,0 % (р<0,05).

Следует отметить, что особенно выраженный дисбаланс наблюдается в уровне содержания микроэлементов крови (калия, магния, натрия, железа), приобретавший, с возрастом, все более «агрессивный» характер.

При анализе особенностей формирования и выявляемости гиподинамий и нарушений толерантности глюкозе также отмечались закономерные изменения. В возрастной группе ≥50–59 лет, они были максимальны и составили соответственно по 100,0 % и 37,5 % (р<0,01). В других возрастных группах частота их выраженности была меньше и составляла соответственно: в 20–29 лет-89,3 % и 37,5 % (р<0,01), в 30–39 лет-89,8 % и 30,6 % (р<0,01) и в 40–49 лет-78,5 % и 30,8 % (р<0,01).

Следует констатировать НЗОЖ (употребление наркотиков, случайные половые связи) чаще выявляется в группе ВИЧи-населения 20–39 лет (96,3 %) и сравнительно реже (в 1,4 раза) среди лиц возрастной группы ≥ 40–59 лет (76,0 %; р<0,05). По-видимому, это подтверждается другими исследователями также [6,7], в данной группе ВИЧ-позитивного населения НЗОЖ является одним из пусковых ФР ВИЧаИМТ и, следовательно, активное профилактическое вмешательство в этом аспекте может значительно улучшить эпидситуацию на фоне ВИЧ-инфекции

Заключение

Можно полагать, что общеизвестные (традиционные) факторы риска ухудшают эпидемиологическую ситуацию среди ВИЧи населения, страдающих ВИЧа ИМТ. Они могут считаться провоцирующей, усугубляющей ее причиной развития неблагоприятных клинических исходов. Это обстоятельство должно быть толчком для развития и широкого применения эпидемиологических подходов в плане не прекращения способов улучшения методов профилактики и улучшения качества жизни больных ВИЧаИМТ, направленный преимущественно на оптимизацию превентивных подходов и «точку роста» дозонологической диагностики инфекции мочевого тракта на фоне СПИДа

 

Литература:

 

  1. Максимов В., Яровой С. Урологические заболевания на фоне ВИЧ-инфекции — важная медико-социальная проблема // Врач. -2010. — № 12. -С.57–60,
  2. Медведь В. И., Быкова Л. М., Данылкив О. Е., Шкабаровская Е. Н. Пиелонефрит у беременных с сахарным диабетом: особенности течения и лечения // Здоров'я Украiнi. — № 6(67). — 2003. — С.22–23.
  3. Москалец О. В. Патогенез синдрома вторичной иммунной недостаточности и подход к его лечению // Клин.мед. — 2002. — Том.80. -№ 11.-С.18–23.
  4. Bachou H., Tylleskar T., Downing R., Tumwine J. K.. Severe malnutrition with and without HIV-1 infection in hospitalised children in Kampala, Uganda: differences in clinical features, haematological findings and CD4+ cell counts. //NutrJ. 2006Octl6; Р.5:27.
  5. Dieleman J. P., van Rossum A. M., Strieker B. C., Sturkenboom M. C., de Groot R., Telgt D., Blok W. L., Burger D. M., Blijenberg B. G., Zietse R., Gyssens 1C. Persistent leukocyturia and loss of renal function in a prospectively monitored cohort of HIV-infected patients treated with indinavir. // J Acquir Immune Defic Syndr.- 2003.- Feb.- 1;32(2): Р.135–42.
  6. Вельтищев Ю. Е., Игнатова М. С. Профилактическая и превентивная нефрология (генетические и экопатогенные факторы риска развития нефропатий) // Росс.вестн.перинатол и педиатр.: прил.61. — 1996.
  7. Foxman В. Epidemiology of urinary tract infections: incidence, morbidity, and economic costs. //Dis Mon.- 2003; 49(2): Р.53–70.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle