Библиографическое описание:

Васильев И. А. Обзор конференции о правовой природе трансферного контракта между футбольными клубами // Молодой ученый. — 2016. — №3.2. — С. 2-5.



This article provides review conference on legal nature if the transfer contracts in meanings of the Russian civil and labour law, obtains differences between the transfer contract and the rental player contract.

Keywords: the transfer contract, the transfer treaty, rental player contract.

Состоявшаяся 16 ноября 2015 года в Санкт-Петербургском государственном университете очередная [1] студенческая конференция по вопросам правовой природы трансферных контрактов объединила различные подходы обучающихся-юристов Санкт-Петербургского государственного университета и Дальневосточного федерального университета. В интересах настоящего обзора мы будем считать синонимами понятия трансферного договора и трансферного контракта как соответствующие терминологии правовой системы РФ и нормативного правового регулирования ФИФА соответственно, и рассмотрим выводы отдельных докладов, объединённых общей идеей определения трудоправовых и гражданско-правовых элементов природы данного договора.

Предмету трансферного контракта в футболе был посвящён доклад Александра Андреевича Дорского. Нормативное регулирование Регламентом Российского футбольного союза по статусу и переходам футболистам порядка осуществления трансфера предполагает возникновение у сторон-клубов гражданско-правовых отношений, а также обязательств участвующих в сделке клубов по поводу трудовых правоотношений футболиста. Вследствие такой позиции спортивного нормотворца, может сложиться впечатление о смешанной природе трансферного договора, включающего оказание услуг, а также условия расторжения и заключения трудового договора со спортсменом. Однако, однозначность в этом вопросе может привести нас к необоснованным рассуждениям. Рассматривая трансферный договор в качестве уступки прав работодателя, как иногда предлагается в научной литературе, нам следует разграничить рассмотрение отношения по трансферу игрока от трудовых отношений между передающим клубом и футболистом, а также принимающим клубом и футболистом. Подходя к вопросу трансферного контракта с точки зрения уступки права на регистрацию футболиста, затруднительно нам определить объект договора: или им является имущественное право, представляющее право на регистрацию, либо услуга как действия, направленные на передачу трансфера от одного клуба к другому. Также, в спортивно-правовой научной литературе фигурирует точка зрения о трансферном контракте как непоименованном в нормах Гражданского кодекса РФ договоре. Разбираясь в дилемме гражданско-правовой или смешанной природы трансферного договора, автор обратился к вопросу о регулировании таким контрактом отношений по поводу объектов гражданских прав. Закрытый перечень объектов гражданских прав, перечисленных в нормах статьи 128 Гражданского кодекса РФ, не оперирует понятием передачи трансфера. Расторжение клубом трудового договора с футболистом и заключение другим клубом с ним договора не представляет собой обязательства ни по поводу вещей, ни по поводу имущественных прав. В процессе исполнения трансферного договора клубы не передают прав на нематериальные блага и не оказывают друг другу услуги. Приведённые доводы позволяют и докладчику сделать вывод о сомнительности гражданско-правовой природы трансферного контракта. В то же самое время, дискуссионным является подход, обосновывающий трудоправовую природу трансферного договора. Трудовые отношения основаны на соглашении между работодателем и работником и регулируют спектр отношений между этими субъектами, но не между несколькими работодателями как в примере трансферных взаимоотношений. Как результат, интересным предложением с точки зрения развития спортивного права в национальной правовой системе является выделение уникальной, спортивно-правовой природы трансферного контракта.

Природу отношений трансферного контракта на условиях «аренды» футболиста с позиции гражданского права исследовала в своём сообщении Борисенко Юлия Кирилловна. Неоправданность включения в сферу регулирования трудового права временного перехода (трансфера на условиях «аренды») обуславливается несоответствием между содержанием нормы ст. 72.2 Трудового кодекса РФ и нормами Регламента Российского футбольного союза по статусу и переходам футболистам. Трансфер на условиях «аренды» представляет собой временный переход игрока от одного футбольного клуба к другому и в таком смысле его воспринимает Российский футбольный союз. Временный перевод работника в соответствии с нормами ст. 72.2 Трудового кодекса осуществляется у одного работодателя, без его смены. Как следствие, мы видим неоправданность распространения данной нормы трудового законодательства на отношения по временному переходу футболиста. Другие подходы к определению объекта договора трансфера на условиях «аренды» обосновывают его гражданско-правовую природу, сводя либо к уступке имущественного права на услуги футболиста, либо к уступке имущественного права на регистрацию футболиста, или к уступке имущественного права на компенсацию, либо к услугам по передаче игрока в футбольный клуб, или к услугам по обучению и подготовке футболиста. Как нетрудно заметить, в юридической литературе по спортивному праву существует полиативность подходов к определению объекта трансферного контракта на условиях «аренды». Рассматривая норму статьи 1 Регламента Российского футбольного союза по статусу и переходам футболистам, объектом договора можно представлять некие трансферные права, включающие, как минимум, право клуба на регистрацию игрока и право игрока выступать за определённый клуб. Возмездный характер временного перехода игрока выражался в обязанности осуществить клубом-арендатором в отношении клуба-арендодателя компенсационных выплат за подготовку и совершенствование мастерства футболиста. Трансферные права принадлежат клубу на основании трудового договора со спортсменом и клуб может их уступить по сделке на основании ст. 382 Гражданского кодекса РФ. В результате, клуб-арендатор приобретёт трансферные права временного перехода футболиста. В результате своих размышлений автор поддерживает линию, намеченную в нормах Регламента Российского футбольного союза по статусу и переходам футболистам, в соответствии с которой объектом трансферного контракта на условиях «аренды» является уступка права требования трансферных прав на определённый срок.

Рассмотреть природу трансферного договора как договора купли-продажи имущественного права предлагает в своём исследовании Святослав Алексеевич Изюрьев. Обращаясь к нормам федерального закона от 04.12.2007 № 329-ФЗ (ред. от 05.10.2015) «О физической культуре и спорте в Российской Федерации», можно заметить отсутствие определения правовой природы отношений между футбольным клубом и спортсменом, значит, возможно говорить о праве дискреции правового регулирования в отношении конкретных видов спорта. Вместе с тем, выбор одной из моделей природы трансферного договора влияет на процесс начисления обязательных платежей в бюджет, что в идеальной ситуации влечёт урегулирование вопроса на уровне нормотворчества специализированных спортивных организаций, а при его отсутствии – риски непоследовательной правоприменительной практики, определяющей adhoc природу тех или иных представленных трансферных контрактов. Например, в судебной практике трансферные выплаты рассматриваются как подлежащие обложению налогом на прибыль и налогом на добавленную стоимость. Правоприменитель отмечал, что по заключенным трансферным контрактам клуб получает право собственности на услуги определенного игрока на конкретно определённый срок [2]. Несмотря на используемое в конкретном кейсе понятие «права собственности на услуги», институт права собственности в отношении услуг не известен гражданского законодательству, так как объектом права собственности, в соответствии с главой 5, может являться только имущество. Для понимания сложившегося в международной практике взгляда на правовую природу трансферов, заметим, что регулирование актами ФИФА порядка осуществления трансферных договоров предполагает в качестве объекта соглашения право на регистрацию игрока, благодаря чему подобные сделки рассматриваются в финансовых отчётах как влекущие создание или отчуждение нематериальных активов. Трансферная система, построенная на принципе регистрационных периодов, предполагает вследствие заключенного договора перенесение права регистрации футболиста от одного профессионального клуба в другой профессиональный клуб. Как считает докладчик, отнесение права на регистрацию к числу имущественных прав и возможности использования модели договора купли-продажи имущественного права (п. 4 ст. 454 ГК РФ) предполагается правовой природой права, опосредующего процесс осуществления трансфера. Действительно, «нетелесные вещи», выделялись в качестве категории «res incorporales» уже в римском праве. Следование позиции признания купли-продажи имущественного права в качестве объекта трансферного договора имеет две перспективы правоприменения в правовой системе РФ. Во-первых, позволяет рассматривать полученные доходы в интересах налогообложения: налог на прибыль и налог на добавленную стоимость. Во-вторых, позволяет использовать нормы обязательственного права, в частности, относительно рассрочки. В-третьих, расширяет свободу договора клубов по включению специальных условий (к примеру, «payback»). В-четвёртых, создаёт правовую основу для включения в стоимость трансферного договора клубом встречную куплю-продажу имущественного права на игрока.

В процессе развернувшейся дискуссии, свои доводы в пользу трудоправовой природытрансферного договора выдвигает свои доводы Илья Викторович Козынкин. С трудоправовой позиции, несмотря на неурегулированность настоящего вопроса в трудовом праве РФ, трансферный контракт представляет формализованную процедур согласования воль двух клубов о переводе работника к другому работодателю. Автор предлагает разделять исследование трудоправовой природы в трансферном договоре на условиях «аренды» и трансферном договоре о постоянном переходе футболиста. Порядок перевода работника к новому работодателю рассматривается в нормах части 2 статьи 72.1 Трудового кодекса РФ и предполагает наличие сложного юридического состава, построенного на совокупности двух юридических фактов. Первый – письменная просьба работника о переводе или письменное согласие. Второй – решение работодателя. Докладчик придерживается позиции, что принятие клубом обязательства по увольнению футболиста в порядке перевода к другому работодателю позволяет говорить только об использовании одного из заявленных элементов сложного юридического состава, тогда как формирование второго элемента находится за пределами трансферного контракта. Благодаря такой тенденции, затруднительно говорить о влиянии трансферного договора о постоянном переходе спортсмена на трудоправовой статус его субъектов, футболист не является стороной рассматриваемого контракта. Как следствие, заключение и исполнение трансферного контракта не содержит трудоправовых элементов, что подтверждается правоприменительной практикой [3]. Более того, упомянутое судебное решение косвенно подтверждает, что трансферный договор должен соответствовать норме статьи 128 Гражданского кодекса РФ. Тем не менее, мы поддерживаем сомнения автора по поводу представленной в правоприменительной практике позиции по следующим основаниям. Во-первых, в общих чертах условия трансферного договора могут реализовываться при помощи института временного перевода футболиста к другому работодателю, в соответствии с нормами ст. 328.4 Трудового кодекса РФ. Во-вторых, трансферный контракт может рассматриваться в роли внутриорганизационного согласования воль субъектов по принятию решения о переводе футболиста. В-третьих, трансферный контракт представляет роль письменного согласия работника на осуществление перевода, согласно норме части 1 статьи 348.4 Трудового кодекса РФ, когда согласие презюмируется за счёт участия футболиста в качестве стороны трансферного договора, что представляется легальным на основании норм части 3 статьи 348.1 Трудового кодекса РФ. Как мы можем заметить, при подобном подходе потребуется доказывать правовой характер трудовых договоров с включением гражданско-правовых условий, что до 2015 года было затруднительно в отсутствии как сложившейся правоприменительной практики, так и правовых позиций российских высших судебных инстанций. В конце ушедшего календарного года Верховный Суд РФ в своём решении отметил дискрецию профессиональных субъектов на включение в трудовой договор с тренером или спортсменом условий гражданско-правового характера, порождающих обязательства сторон договора как субъектов спорта [4]. Докладчик разделяет прецедентную по своей природе позицию высшей судебной инстанции РФ и считает, что включение в институт «смешанного договора», закреплённого в нормах статьи 421 Гражданского кодекса РФ, трудоправовых условий не соответствует ни букве, ни норме гражданского закона. Таким образом, трансферный договор о постоянном переходе футболиста не вторгается в трудоправовой статус субъектов спорта, тогда как трансферных договор на условиях «аренды» включает третьего субъекта-игрока, и предполагает сохранение трудоправовых отношений между субъектами договора в процессе осуществления трансфера.

Вопрос о правовой природе трансферного контракта на условиях «аренды» между футбольными клубами в РФ в своём выступлении затронула и Юлия Александровна Холкина. Одна из проблем, которая была поставлена докладчиком, касалась ситуации невозможности приостановления трудового договора при выполнении трансферного договора на условиях «аренды», заключенного между российским клубом («направляющим») и иностранным («принимающим») клубом. Как следствие, невозможно вернуть работника, который временно переведён к другому работодателю на основании норм Трудового кодекса РФ, и находящегося в иностранной юрисдикции на основании приостановленного трудового договора, действие которого должно быть возобновлено после прекращения трудового договора по месту временного перевода. Другая проблема заключается в сроке временного перехода футболиста на условиях «аренды». Нормы Регламента Российского футбольного союза по статусу и переходам футболистам определяет минимальный срок такого трансферного контракта не менее срока между двумя регистрационными периодами, тогда как нормы статьи 348.4Трудового кодекса РФ предусматривают максимальный срок временного перевода работника одним годом. По мнению автора, разрешение сложившейся коллизии сроков в пользу приоритета норм Регламента Российского футбольного союза по статусу и переходам футболистам не вызывает сомнения, так как дисциплинарные органы Российского футбольного союза будут руководствоваться специализированными нормами Регламента при разрешении спора.

Последним элементом в исследовании вопроса природы трансферного договора в российской правовой системе является определение правовой природы права регистрации, являвшегося предметом выступления Сергея Аркадьевича Поляруса. Регистрация футболистов не находит своего отражения в нормативном правовом регулировании ФИФА, но содержится в норме статьи 1 Регламента Российского футбольного союза по статусу и переходам футболистам. В целях регистрации футболиста-профессионала для участия в соревновании, как следует из нормы статьи 16 Регламента Российского футбольного союза, требуется, в первую очередь, предоставить трудовой договор, ранее зарегистрированный в Российском футбольном союзе или соответствующей лиге. Подобное регулирование означает придание регистрации трудового договора статуса факта для возникновения права заявить футболиста-профессионала для участия в соревнованиях под эгидой Российского футбольного союза. Как мы видим, нормативное правовое регулирование предусматривает несколько последовательных процедур: заключение трудового договора с клубом; регистрация трудового договора футболиста; регистрация футболиста для участия в соревнованиях. Таким образом, если воспринимать трансферный контракт как договор передачи имущественного права, которым является право регистрации, необходимым является уточнение – рассматривается право регистрации трудового договора или право регистрации для участия в соревновании. Сложность практической реализации трансферного контракта на основании нормативного правового регулирования Российского футбольного союза заключается в определении его типовой формы в Приложении № 5 Регламента Российского футбольного союза по статусу и переходам футболистам. Содержание трудоправовых обязанностей клубов, участвующих в трансферной процедуре, сводится к обязательству одного клуба расторгнуть трудовой договор с футболистом, а другого клуба – заключить трудовой договор с футболистом. Таким образом, на момент заключения трансферного контракта один футбольный клуб имеет действующий, зарегистрированный трудовой договор с игроком, а второй клуб имеет только обязанность заключить трудовой договор и регистрировать ему фактически нечего. Как мы видим, понятия «права регистрации» как права, приобретаемого по трансферному договору, не является корректным, поскольку право зарегистрировать футболиста для участия в соревнованиях зависит от факта заключения с ним трудового договора. В действующей системе нормативного правового регулирования порядка осуществления трансферов, институт «права регистрации» не имеет ни классического, цивилистического содержания, ни трудоправового, так как заключение трансферного договора не даёт права на регистрацию футболиста для участия в соревновании или права на регистрацию трудового договора с футболистом.

Литература:

  1. Васильев И.А. Рассуждения о состоявшихся докладах студенческой межвузовской конференции по спортивному праву «Механизмы обжалования правоприменительных решений национальных спортивных федераций» 07 апреля 2015 года, СПбГУ // Молодой ученый. - 2015. - № 11.2. С. 1-5.
  2. Постановление ФАС Поволжского Округа от 09.06.2006 по делу №А65-33687/2005-СА1-19.
  3. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.05.2014 № 09АП-13241/2014-ГК по делу № А40-130042/13.
  4. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 24.11.2015 №52 «О применении судами законодательства, регулирующего труд спортсменов и тренеров».

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle