Библиографическое описание:

Павлов А. А. Обстоятельства, исключающие преступность деяний, совершаемых должностными лицами публично-правовых образований // Молодой ученый. — 2016. — №3. — С. 699-703.



 

Обстоятельства, исключающие преступность деяния это те условия, при соблюдении которых преступное деяние не является таковым, то есть общественно опасным, противоправным, виновным и наказуемым.

Уголовный кодекс РФ предусматривает 6 обстоятельств, при наличии которых совершенное преступное деяние не признается преступлением. Согласно гл. 8 УК РФ, к ним относятся:

  1.              необходимая оборона;
  2.              причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление;
  3.              крайняя необходимость;
  4.              физическое или психическое принуждение;
  5.              обоснованный риск;
  6.              исполнение приказа или распоряжения [1].

Совершение лицом деяния, причинившего вред при указанных обстоятельствах, характеризуется отсутствием признаков преступления. Иными словами, даже при наличии вреда ввиду совершенного преступления, закон не признает данное деяние преступным. Ко всему прочему, законом установлено, что такое поведение лица является правомерным, общественно полезным, а лицо может быть поощрено к его совершению.

Обстоятельства, исключающие преступность деяния, следует отличать от обстоятельств, являющихся основанием освобождения от уголовной ответственности. В этом случае речь идет о совершенном преступлении и наличии оснований для обязательного или возможного (факультативного) освобождения лица от уголовной ответственности.

Обстоятельства, исключающие преступность деяния, необходимо также отличать от обстоятельств, при которых лицо за совершенное им деяние, при наличии установленных в законе оснований и условий, не подлежит уголовной ответственности.

К таким обстоятельствам можно отнести добровольный отказ от преступления, отсутствие в деянии всех необходимых признаков состава преступления, оценку деяний соучастников при эксцессе исполнителя [3].

Публично-правовыми образованиямиявляется особая группа субъектов гражданского права, в которую входят Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования.

Исходя из специфики правового статуса указанных субъектов права, а также их должностных лиц, ответственность публично-правовых образований за вред, причиненный при осуществлении власти, носит публичный характер.

По общему правилу основанием возникновения ответственности должностных лиц публично-правовых образований и одновременно юридическим фактом, порождающим соответствующее правоотношение, является вред, причиненный личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица [4].

Обстоятельства, исключающие преступность деяния должностных лиц публично-правовых образований — те обстоятельства, которые могут иметь место непосредственно при осуществлении ими своих должностных обязательств.

  1.              Итак,необходимая оборона — это правомерная защита личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства (ч. 1 ст. 37 УК РФ).

Уголовным законом не указано, какие именно лица вправе защищать указанные объекты от преступных посягательств, потому таковыми могут быть и должностные лица публично-правовых образований.

Также нормы УК РФ о необходимой обороне в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, независимо от возможности избежать опасного посягательства или прибегнуть к помощи других лиц или органов власти.

Примером может послужить самозащита чиновника от преступного нападения или разбоя, в результате чего нападавшему причинен вред здоровью.

Однако, защищаясь от оппозиционера, все же стоит помнить и трезво оценивать, в каких случаях необходимая оборона имеет место.

Так, по словам Косолаповой В. В., «давая общую характеристику общественно опасного посягательства как основания для необходимой обороны, следует ответить на вопрос о том, против любого ли посягательства возможна защита.

Необходимая оборона не может осуществляться против посягательства на многие общественные отношения, в том числе на ряд экономических интересов, на политические, социальные и трудовые права граждан. Она вряд ли возможна и против таких общественно опасных деяний, которые немедленно и неминуемо не ведут к наступлению материального, физического и иного вреда.

Оборона против таких деяний недопустима по той причине, что деяние и возможность наступления вреда отдалены друг от друга во времени и предотвращение последнего обеспечивается с большей гарантией путем обращения в соответствующие органы или иным способом. К таким деяниям относятся вымогательство государственного или общественного имущества, вымогательство взятки, мошенничество.Не допускается оборона или отражение малозначительного посягательства, не представляющего большой общественной опасности.

Не является допустимой необходимая оборона в отношении правомерных действий должностных лиц (например, правомерное задержание лица совершившего преступление). Это правило, однако, не распространяется на явно незаконные действия должностных лиц, посягающих путем злоупотребления служебным положением на законные права и интересы граждан» [2].

  1.              Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление,регламентируется ст. 38 УК РФ: «Не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным, и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер».

Для довольно большого количества должностных лиц — задержание лица, совершившего преступление, является обязанностью. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, по всем признака выходит за рамки необходимой обороны, данное действие должностного лица нельзя расценивать в качестве крайней необходимости, поскольку оно направлено, прежде всего, на предупреждение совершения нового преступления, а также раскрытие уже совершенного преступления задерживаемым лицом.

Как и любое другое обстоятельство, исключающее преступность деяния, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, имеет ряд особенностей и условий правомерности.

К таковым могут быть отнесены:

  1.              основания задержания;
  2.              цель задержания;
  3.              основания причинения вреда при задержании;
  4.              соразмерность причиняемого вреда.

Все эти условия являются понятными и в дополнительном рассмотрении не нуждаются.

Однако на практике довольно часты случаи ошибочного задержания лица, не совершившего преступление, а также причинения ему время при задержании.

В данном случае ответственность за причинение вреда при так называемом мнимом задержании должен быть разрешен по общим правилам о фактической ошибке.

Помимо этого, случаи задержания должностным лицом, которое не осознает мнимости восприятия личности потерпевшего и оснований задержания, ответственность по уголовному закону должна быть исключена ввиду отсутствия вины. Такая ситуация является казусом.

Иным случаем рассматриваемой ответственности должностного лица за причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление,является следующее. Если лицо, осуществляющее задержание, по обстоятельствам дела должно было и могло не допустить ошибочности своих действий, то ответственность для должностного лица за причиненный вред наступает как за преступление совершенное по неосторожности.

Также следует сказать, что причинение вреда субъекту совершения преступления возможен лишь в процессе его задержания и доставления в соответствующие органы власти.

Важен тот факт, что должностное лицо, задерживающее преступника, не всегда может правильно избрать соразмерные характеру и опасности задерживаемого лица средства защиты. Косолапова В. В. указывает, что «это, как правило, может зависеть от различных факторов, таких как:

                   сильного душевного волнения;

                   быстро меняющейся обстановке;

                   профессионализма и опытности лица, производящего задержание;

                   времени и месте задержания и т. п». [2].

В связи с этим совершенно допустимым является причинение вреда совершившему преступление лицу более значительного, по сравнению с тем, который нанес он сам.

Так, превышением мер при задержании лица являются случаи несоответствия средств и методов задержания характеру и степени общественной опасности личности, реальной обстановке задержания и преступления, совершенного задерживаемым.

Причинение вреда при таком задержании влечет уголовную ответственность исключительно в случаях умышленного причинения вреда, однако вред, который был причинен по неосторожности при задержании, не влечет за собой уголовной ответственности.

  1.              Крайняя необходимостьтакже относится к обстоятельствам, исключающим преступность деяния, что можно охарактеризовать как причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемых законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами, и при этом не было допущено превышение пределов крайней необходимости.

Ввиду того, что крайняя необходимость непосредственно связана с причинением вреда охраняемым интересам, по большей части, третьих лиц, не причастных к возникновению данной ситуации, действия эти могут считаться правомерными лишь при наличии некоторых условий, которые относятся и к самой опасности, и к ее устранению.

Что касается крайней необходимости должностных лиц, то ее правовое основание — это опасность, угрожающая личности или правам данного должностного лица, либо другим лицам, общественным интересам и интересам государства.

В условиях крайней необходимости, которая является обстоятельство, исключающим преступность деяния должностного лица, опасность должна быть:

                   наличной, т. е. возникшей, но еще не устраненной;

                   действительной, реально существующей;

                   возможная опасность личности или правам данного должностного лица, либо другим лицам, общественным интересам и интересам государства не могла быть устранена иными способами, без причинения вреда.

Условия правомерности, относящимся к устранению должностным лицом опасности, являются следующие обстоятельства:

                   при устранении опасности вред причиняется правам и интересам, охраняемым уголовным законом. Это может быть вред личности и имущественный ущерб, а также вред природе, производству, общественному порядку и безопасности;

                   опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами, т. е. без причинения вреда охраняемым интересам. Вред, причиняемый в данном случае, выступает средством устранения другого, более значимого вреда (выбор из двух зол меньшего);

                   недопустимость превышения ее пределов.

Что касается превышения пределов крайней необходимости должностным лицом, то оно касается причинения вреда при своем явном несоответствии характеру и степени угрожавшей опасности и тем обстоятельствам, при которых данная опасность устранялась, а также случаи, когда личности должностного лица и правам данного лица или иных лиц, охраняемых законом интересам общества или государства был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный.

  1.              Далее, не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического или психического принуждения,если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием) (ч. 1 ст. 40 УК РФ).

Применительно к деятельности должностных лиц публично-правовых образований данное обстоятельство является одним из самых распространенных. Причиной тому — столкновение и конфликт интересов касаемо профессиональных обязанностей одного или нескольких должностных лиц.

Физическое принуждение осуществляется с целью подавить волю, заставить должностное лицо осуществить преступление в результате нанесения побоев, причинения физических страданий и других подобных действий, которые лишают его возможности руководить своими действиями (или бездействием).

Тем самым, причиняя физические страдания, лицо, совершившее преступление, делает должностное лицо средством совершения преступления, лишая возможности действовать или же, напротив, бездействовать по своему усмотрению и по собственной воле, находящейся в пределах правомерности и законности.

Лицо, принудившее другого к совершению преступления, должно нести уголовную ответственность за посягательство на личность (истязание, побои, иное причинение вреда здоровью), а также за то преступление, которое совершено посредством принуждаемого лица.

Что касается психического принуждения, то под таковым понимается информационное воздействие на психику человека путем угроз, оскорблений, гипноза, шантажа и т. д. Информационное давление может быть оказано различными путями: устно, письменно, путем конклюдентных действий, лично или через посредников.

Так, можно резюмировать, что психическое принуждение — есть применение к лицу психического насилия с целью заставить его совершить необходимое или желаемое для требующего действие лица, либо воздержаться от нежелательного для него действия.

Психическое принуждение выступает в виде угроз любыми неблагоприятными последствиями законным правам и интересам в адрес самого должностного лица или его близких, а также иных лиц.

Важно помнить, что припсихическом и физическом принуждении, при котором должностное лицо сохранило возможность руководить своими действиями, вопрос о привлечении к уголовной ответственности решается с учетом положений крайней необходимости (ч. 2 ст. 40 УК РФ).

В этой ситуации речь идет о таком характере принуждения, не подавляющем волевую сферу человека, которое не лишает лицо возможности руководить своими действиями.

Различие между физическим и психическим принуждением заключается в том, что физическое принуждение только лишь иногда, в очень редких случаях носит характер, который не рассматривается как подавляющий (подчиняющий) волю потерпевшего.

Данное принуждение, как уже было сказано, должно быть связано с побоями, истязанием, ограничением свободы, лишением свободы самостоятельного передвижения и т. д. Главное условие — нелишение лица возможности руководить своими поступками.

При психическом принуждении обязательно воздействие на подсознание лица, в результате чего оно под таковым давлением совершает противоправное деяние.

  1.              Еще одним обстоятельством, исключающим преступность деяния, является обоснованный риск, что предусмотрено ст. 41 УК РФ.

Именно обоснованный риск может быть отнесен к различным сферам жизнедеятельности человека: производству, научному эксперименту, правоохранительной деятельности, природоохранной деятельности, работе спасателей, государственной, военной службе и др.

Сам риск во многих случаях обеспечивает технический прогресс, резкие политические процессы, научные достижения, помогает эффективно бороться с преступностью. Именно поэтому риск всегда должен быть связан с возможностью причинения вреда.

Обоснованный риск, как и другие обстоятельства, исключающие преступность деяния должностных лиц публично-правовых образований, обладают свойствами своей правомерности, к которым следует отнести:

                   деяние рискующего должностного лица обязательно должно быть направлено на достижение общественно полезной цели;

                   цель, к достижению которой стремится должностное лицо, не может быть достигнута обычными, не связанными с риском, средствами.

Риск должен быть единственно возможным и исполнимым средством в данных условиях для достижения нужной общественно полезной цели. Если существуют другие способы или средства достижения общественно полезной цели, не связанные с риском причинения вреда, то в обязательном порядке должны быть использованы именно эти способы или средства.

                   наступление вредных последствий должно осознаваться рискующим должностным лицом только лишь как побочный и возможный, наиболее маловероятный результат его рискованного действия;

                   наличие реальных, действительных обстоятельств, такие как знания, умения, навыки, опыт, могущих объективно в конкретной ситуации предупредить и предотвратить наступление вредных последствий;

                   осознание должностным лицом предпринятых мер в качестве достаточных для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам.

Риск, который является заведомо сопряженным с угрозой для жизни многих людей, экологической катастрофы, общественного бедствия или иной опасностью для большой массы человеческой общности, не может быть признан обоснованным.

Важно имеет в виду, что обоснованный риск является правомерным только при наличии рассмотренных условий: при несоблюдении хотя бы одного из этих условий риск не может быть обоснованным, а виновный, в свою очередь, должен быть привлечен к уголовной ответственности за причиненный вред.

  1.              Наконец, наиболее часто встречающимся в практической деятельности должностных лиц публично-правовых образований является исполнение приказа или распоряжениякак обстоятельство, исключающее преступность деяния, которое предусмотрено ст. 42 УК РФ.

Так, не может быть преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам должностным лицом, действующим во исполнение обязательного для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет другое лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение.

Под приказом или распоряжением необходимо понимать обязательное для исполнения требование, предъявляемое начальником подчиненному. Приказ или распоряжение — это формальное проявление волеизъявления начальника. Однако такой приказ или распоряжение должны отдаваться лицом, которое наделено соответствующими правами в соответствующей сфере деятельности.

Такие права могут быть возложены на должностное лицо нормами законодательства, подзаконными нормативными актами, должностными инструкциями и обязанностями.

В любом случае, приказ или распоряжение должен быть отдан должностным лицом исключительно в рамках компетенции и полномочий должностного лица, его отдавшего; а должностное лицо, кому был отдан приказ или распоряжение, должно действовать строго в рамках возложенных на него прав и обязанностей.

Нарушение в большую сторону границ его прав и обязанностей может указывать на незаконность и неправомерность исполнению вынесенного приказа или распоряжения. Понятно, что приказ и распоряжение должны быть отданы в надлежащей форме, установленной соответствующими нормами закона или иных правовых актов, а также должен быть полностью понятен исполнителю.

И наконец, приказ и распоряжение должны быть выполнимы в данных условиях и имеющимися в наличии средствами.

Должностное лицо, которое умышленно совершило преступление в целях исполнения заведомо неправомерного приказа или распоряжения, должно нести уголовную ответственность за его совершение на общих основаниях. Что же касается заведомой незаконности приказа или распоряжения, то они должны быть очевидными для должностного лица-исполнителя.

Рассматривая свойство незаконности вынесенного приказа или распоряжения, то таковым оно признается в следующих случаях:

                   когда вышестоящее должностное лицо не имеет полномочий отдавать такой приказ, приказ выходит за пределы сто компетенции;

                   когда приказ не отвечает целям и задачам данного учреждения, в условиях которого работают соответствующие должностные лица и в условиях которого придется выполнять данный приказ или распоряжение;

                   несоблюдения установленной формы (устно, письменно);

                   приказ противоречит действующему законодательству.

Неисполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения исключает ответственность подчиненного должностного лица.

Таким образом, подводя итог сказанному, следует сделать следующие выводы касаемо законодательного закрепления обстоятельств, исключающих противоправность деяния.

Все рассмотренные выше обстоятельства, конечно, имеют место быть в уголовном законодательстве российского государства, к тому же они являются проявлением гуманности и осмысленности наиболее суровой отрасли права — уголовной. Помимо этого, в условиях формирования правового государства и гражданского общества необходимо сочетание принципов наказания и поощрения при построении уголовно-правовых норм.

Но, к сожалению, рассмотренные обстоятельства, исключающие противоправность деяния должностных лиц публично-правовых образований — всего лишь закрепление на бумаге простых норм.

На практике данные условия трудновыполнимы, практически недоказуемы и зависят непосредственно от правоприменяющей стороны, в производстве или, на рассмотрении которой находится конкретное уголовное дело.

Более того, должностные лица публично-правовых образований, как правило, обладают довольно серьезным «иммунитетом», что при несоблюдении необходимых условий для признания их действий к неприступным приводит к фактической невозможности привлечения их к ответственности на общих основаниях.

Таким образом, необходимо приведение правовых норм в более упорядоченную структуру, придание им черт независимости и конституционности.

 

Литература:

 

  1.              «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 13.07.2015, с изм. от 16.07.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 25.07.2015)
  2.              Косолапова В. В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния // [электронный ресурс] http://валентина-викторовна.рф
  3.              Краткий курс лекций по дисциплине «Право» // [электронный ресурс] http://studme.org/30866/pravo/obstoyatelstva_isklyuchayuschie_prestupnost_deyaniya
  4.              Павлов А. А. Должностные лица публично-правовых образований как специальный субъект преступления // Молодой ученый. — 2015. — № 7. — С. 577–578.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle