Библиографическое описание:

Алпаткина А. А. Функциональные особенности окказиональной лексики в идиостиле Эльмара Шенкеля // Молодой ученый. — 2016. — №3. — С. 1064-1067.



 

В статье рассматриваются окказионализмы современного немецкого писателя и переводчика Эльмара Шенкеля с точки зрения их функциональности в речи писателя.

Ключевые слова: окказионализм, способы образования окказионализмов, языковая игра, идиостиль.

 

Окказионализмы — индивидуально-авторские слова, которые не входят в языковую систему и не воспроизводятся в речи, а используются исключительно в условиях данного контекста. Они являются одним из самых загадочных и необычных явлений в речи, потому как позволяют увидеть язык в действии.

Актуальность данной работы, которая посвящена исследованию окказионализмов в произведениях современного немецкого писателя Эльмара Шенкеля, определяется необходимостью всестороннего анализа функционального аспекта окказиональной лексики в художественных произведениях авторов, мастерски владеющих техникой словотворчества.

Научная новизна данного исследования обусловлена недостаточной изученностью идиостиля Эльмара Шенкеля, а именно основных художественных функций окказиональной лексики в текстах писателя.

Описание функционального аспекта слова позволяет раскрыть возможности его использования в конкретном тексте. Цель работы заключается в выявлении и описании функциональных особенностей авторских окказионализмов в таких литературных жанрах, как афоризм, эссе, рассказ, очерк, скетч [7, 8].

Использование окказиональной лексики широко распространено в произведениях Эльмара Шенкеля. Она является одной из особенностей идиостиля писателя, то есть индивидуального авторского стиля, в котором отражено его особое мировосприятие [1, с. 21].

Процесс образования новых слов в языке называется словообразованием, под которым понимают образование слов с опорой на узуальные (общепринятые) способы (словосложение, деривация, образование сокращенных слов). Результатом узуального словообразования может быть как узуальное, так и окказиональное слово. Словообразованию противопоставляют словотворчество, создание слов без опоры на узуальные способы. Результат словотворчества — окказиональная лексика. Попытка описать и в какой-то степени систематизировать приемы словотворчества привела лингвистов к описанию особых способов словообразования [2].

Немецкие германисты, как, например, В. Фляйшер, различают словообразование и словотворчество (Wortbildung und Wortschöpfung), считая словотворчество понятием, относящимся именно к окказиональной лексике [5, с. 5].

В данной работе для описания структуры окказионализмов будет использоваться термин «словообразование». Эльмар Шенкель создает индивидуально-авторские окказионализмы, используя как узуальные, так и окказиональные способы словообразования. Такие слова, как, например,: der Radheiler (целитель велосипедов), der Witterungsabstand (обонятельная дистанция) образованы способом словосложения, derBaumeler(от слова «baumeln» — болтаться, висеть, покачиваясь) — суффиксальным способом, а слова der Struwwelpanzer (от слова «Struwwelpeter», растрепа), der Niedersinn (от «Unsinn», ерунда), muttertreppenallein (от слова «mutterseelenallein», один-одинешенек) образованы способом субститутивной деривации (замены одного из компонентов слова), Käsonien (Сырляндия) контаминацией и т. д.

О. П. Симутова считает способы словосложения и контаминации в немецком и русском языках ключевыми при образовании окказионализмов, которые создают эффект языковой игры [3, с. 94, 95].

Языковая игра — определенный тип речевого поведения, основанный на преднамеренном нарушении речевой нормы с целью создания эстетического эффекта. Это всегда яркое и необычное употребление языковых форм. Любая языковая игра — ошибка, с точки зрения нормы. Но эта ошибка — со смыслом [6, с.127].

Окказионализмы в текстах Эльмара Шенкеля являются неотъемлемой частью языковой игры.

Для более подробного анализа следует обратиться к индивидуальному авторскому словотворчеству и рассмотреть некоторые примеры из рассказов писателя.

Radheiler — окказиональное слово, образованное способом словосложения (Rad + Heiler «целитель велосипедов»). Интерес вызывает семантическая несочетаемость данных слов. Существительное Heiler образовано суффиксальным способом от глагола heilen, что означает ‘лечить болезнь или больного; исцелять, вылечивать, излечивать, врачевать’. Это слово применяется в отношении живых организмов, а также различных ран, увечий, болезней. DasRad — велосипед, устранить неполадки которого, можно, лишь его отремонтировав. Из этого следует, что семантически было бы верным употребить слово reparieren (чинить, исправлять, ремонтировать, восстанавливать), как и в отношении других слов, обозначающих приборы, мебель, автомобильную технику и другие предметы, не имеющие отношения к живым организмам.

Но автор неслучайно образует такое сложное слово. Данный окказионализм не просто придает рассказу оттенок игры, он показывает особое отношение автора к этому средству передвижения. «Исцелять» велосипеды, значит, относиться к ним, как к живым существам. В подтверждение этой мысли следует обратиться к содержанию рассказа „Radheiler”.

На рыночной площади рассказчик по имени Ронни (Ronny, Hieronymus) знакомится с господином Шаркю, который необыкновенным, магическим образом «исцеляет» старые велосипеды, превращая их в сияющие новые.

Цитата: „Fahrräder stehen zwischen Mensch und Tier. Sie haben einen eigenen Willen, sie können hören, sehen und Gefühle zum Ausdruck bringen. Sie ernähren sich von Luft. Die Luftpumpe ist ihre Speiseröhre. Im Gegensatz zum Hund sind sie ihrem Herrn oder ihrer Herrin nicht treu ergeben. Siesindpolygam, polymorph, polytheistisch“ (Велосипеды занимают место между человеком и животным. У них есть своя собственная воля, они могут слышать, видеть и выражать свои чувства. Они питаются воздухом. Воздушный насос — это их пищевод. В отличие от собак они не преданы своему хозяину или хозяйке. Они полигамны, полиморфны и политеистичны) (здесь и далее перевод наш — А.А.).

В дальнейшем Ронни становится ассистентом этого удивительного человека. Слава о господине Шаркю разлетается со стремительной силой, и уже вскоре он отправляется и в другие города. Недовольные деятельностью странного гипнотизера производители велосипедов придумывают небылицы про господина Шаркю, отчего у жителей возникает недоверие к необычному методу восстановления велосипедов, и он решает изменить род деятельности, применяя свои волшебные силы на животных в зоопарке. Затем он меняет облик города, а также некоторые процессы, происходящие в нем. Это воодушевляет гипнотизера, и он окончательно убеждается, что в «исцелении» велосипедов уже ни для кого нет ничего примечательного. Однажды, когда господин Шаркю выступает уже в роли обербургомистра, к нему сквозь толпу движутся сотни ополченных против него велосипедов. Господин Шаркю теряет дар и покидает город.

В тексте рассказа автор в лице героя, господина Шаркю, сравнивает велосипеды с живыми существами, считая их недостающим звеном в цепи между человеком и животными; приписывает им качества, характерные лишь для живых существ.

Тот факт, что велосипеды, очевидно, затаившие обиду на забывшего о них гипнотизера, восстают в конце рассказа, будто подтверждает теорию господина Шаркю о том, что велосипедам тоже присущи чувства, которые они способны выражать.

Обратившись к содержанию, не возникает сомнений в том, что автор соединил семантически не сочетаемые слова именно для того, чтобы показать свое отношение к велосипеду, как к живому организму.

Можно утверждать, что окказионализм „Radheiler“ выполняет в рассказе Эльмара Шенкеля эстетическую функцию, так как он отчетливо демонстрирует умение автора мыслить художественными образами, а также воспринимать окружающую действительность по законам красоты, ведь одушевлять велосипеды, видеть в них человеческие черты — под силу не каждому. Также можно выделить экспрессивную функцию, которая служит для выражения субъективного отношения автора к тому, что именуется, и показывает принадлежность данного явления к его микромиру [1, с.18].

Прилагательное muttertreppenallein — окказиональное слово, образованное способом субститутивной деривации (от слова mutterseelenallein, что означает ‘один-одинешенек’).

„Das Schloss zerbrach in Stücke. Huhn und Fuchs und Eule stoben in alle Himmelsrichtungen. Und übrig blieb nur eine Treppe, die Treppe. Da war sie nun muttertreppenallein auf der Welt“. (Замокрассыпалсянакусочки. Курица, лисица и сова разбежались на все четыре стороны. И осталась только одна лестница. Она была одна-одинешенька на всем белом свете).

В данном контексте из-за замены морфемы значение слова mutterseelenallein не поменялось, но получилось необычное, новое окказиональное слово, которым можно охарактеризовать именно лестницу.

Примечательным также является то, что автор, употребив в самом начале слово лестница с неопределенным артиклем („ …unddarinstandeinealte, alteTreppe…“), употребляет его вновь в такой же форме, но в значении ‘один’ (UndübrigbliebnureineTreppe, dieTreppe). Автор хочет показать, что ничего и никого не осталось, кроме лестницы, этой одной лестницы: после запятой слово Treppe стоит с определенным артиклем die, что указывает нам на желание автора показать, что лестница была совершенно одинока, всеми забыта и никому не нужна.

Окказионализм muttertreppenallein выполняет в тексте игровую функцию, так как происходит некое обыгрывание морфемной структуры слова. Создается эффект новизны, что не может не вызывать интерес у читателей.

Существительное Käsonien — окказиональное слово, образованное способом контаминации, при которой происходит слияние, скрещивание слов и частей слов в одно целое.

Попугай Вилли, мышка Вальбурга и книга решают, куда бы им лучше отправиться, чтобы избежать опасности.

„Buch: Also wohin gehen wir?...Vielleicht ins Altersheim?

Walburga: Da wimmelt’s von Mausefallen!

Willy: Oder nach Australien? Da komme ich, bzw. meine Vorfahren nämlich her.

Walburga: Nach Käsonien wär mir lieber”.

(Книга: Итак, кудамыидем?...Можетбытьв пансионатдляпожилыхлюдей?

Вальбурга: Тамполно мышеловок!

Вилли: Или в Австралию? Я родом оттуда, или, по крайней мере, оттуда родом мои предки.

Вальбурга: Мне бы лучше в «Сырляндию»).

В немецком языке в названиях стран и областей наиболее часто употребляется суффикс -ien. (Например: Italien, Belgien, Spanien, Sibirien). В данном контексте употребляется слово Australien.

Очевидно, автор соединил слово Käse (сыр) со слово Australien (Австралия) таким образом, что произошло так называемое междусловное наложение (разновидность контаминации), и получился необычный окказионализм Käsonien, который за счет суффикса -ien является своего рода топонимом, обозначающим местность или страну, где много сыра, или все сделано из него, и которую можно перевести на русский язык, как «Сырляндия», место, являющееся раем для мышей.

В данном случае на первый план выходит языковая игра автора, который так умело и легко соединяет, казалось бы, вовсе не сочетаемые слова или части слов. В этом шутливом рассказе присутствуют и другие окказиональные слова, такие, как der Struwwelpanzer (от слова Struwwelpeter — растрепа), superbrandneutoll (super + brandneu (ganzneu) + toll), а также целый ряд окказиональных слов faumeln, waumeln, saumeln, maumeln, kaumeln, schaumeln, образованных от слов baumeln, taumeln с изменением начальной буквы (начального звука) и создающих паронимы. Все это авторское словотворчество придает необыкновенный эффект свежести рассказу, заставляет погрузиться в чтение и принять участие в этой невероятной игре слов.

Эльмар Шенкель — автор не только множества рассказов, романов, многочисленных эссе, ему также принадлежит сборник афоризмов, в котором собраны самые разнообразные и любопытные мысли, высказывания и изречения. И, конечно же, этот жанр не обходится у писателя без его парадоксального словотворчества. Рассмотрим некоторые случаи.

Сложное слово Volksmundgeruch — еще один яркий пример авторской игры слов. Несмотря на то, что способ словосложения является узуальным, слово выходит за рамки привычного нам обращения с языком.

„Wo es einen Volksmund gibt, da gibt’s auch einen Volksmundgeruch“.

(Где народные уста, там и народный запашок изо рта).

Здесь окказионализм Volksmundgeruch характерно отражает авторское отношение, его иронию. Интересно то, что данное слово имеет некий негативный оттенок, но в то же время употребляется в шутливой форме. Прочитав афоризм, невозможно не улыбнуться. Но и не задуматься над его не столь радужным смыслом нельзя. Ведь, скорее всего, автор имел в виду следующе: Народные уста — это народный голос, народное мнение, то, что передавалось и передается от одного простого человека другому. Но там, где говорит простой люд, всегда есть место лжи, зависти, недовольству, а потому и то, о чем говорят народные уста, зачастую является неверным, несправедливым, приукрашенным.

Нельзя не отметить, что окказиональное слово здесь выполняет эмоционально-экспрессивную и, в то же время, игровую функцию, придающую этому высказыванию некоторый комический эффект.

Обратимся к афоризму, который как нельзя более ярко отражает саму суть использования автором новообразования в творчестве.

„Einen Gedanken überqueren können, auch wenn die Grammatikampel auf Rot steht“.

(Суметь пересечь мысль, даже если на грамматическом светофоре горит красный свет).

Данное высказывание объясняет использование окказиональных слов автором. Суметь выразить интересную и необычную мысль, не обращая внимания на отклонение от грамматических норм, как раз и позволяют окказионализмы, которые, хотя и не входят в словарный состав языка, все же существуют в текстах автора, неся в себе мысль, порой глобальную, порой просто непривычную и ни на что непохожую.

Необыкновенную игру слов подчеркивает и окказионализм, участвующий в этом изречении — Grammatikampel («грамматический светофор»), образованный сложением двух абсолютно не сочетаемых в семантическом плане слов, что в очередной раз подчеркивает остроту мысли писателя.

В заключение стоит отметить, что творчество Эльмара Шенкеля пронизано безудержной фантазией, оно отражает многогранный и незаурядный внутренний мир автора. Окказиональная лексика в произведениях Эльмара Шенкеля играет значительную роль, призывая к языковому эксперименту и игре.

Рассматривая окказиональные слова писателя в целом, можно сказать, что они выполняют ряд различных функций. В первую очередь, необходимо выделить именно игровую функцию, которая позволяет добиться комического эффекта в речи и образно воспринимать информацию. Окказионализмы также выполняют эстетическую функцию, целью которой является открытие «прекрасного» в самом слове. Эмоционально-экспрессивная функция, которая сопровождается ярко-выраженной оценочностью и заключается в неожиданности, в эффекте рождения сложного художественного образа [1, с.16], так же присуща окказиональной лексике Эльмара Шенкеля. Следует указать и номинативную функцию, которая, в виду отсутствия необходимых номинативных единиц в речи, выполняется окказионализмами. В некоторых случаях прослеживается и компрессивная функция, способствующая усилению смысловой емкости и плотности текста, а также увеличению его экспрессивной насыщенности [4, с. 19], например, слова: Volksmundgeruch (народный запашок изо рта), Stehenbleibenkönnen (возможность остановиться), Traum-Ich, Wach-Ich («Я» моих снов, бодрствующее «Я») и другие.

Креативное обращение со словом делает рассказы и афоризмы Эльмара Шенкеля «живыми», яркими, необычными и интересными читателю. Его произведения вызывают восхищение и позволяют взглянуть на окружающую нас действительность под другим углом.

 

Литература:

 

  1.    Жабаева, Ю. А. Структурно-семантические и функциональные особенности окказионализмов В. Высоцкого/Ю. А. Жабаева — Москва, 2010.
  2.    Нефедова, Л. А. О некоторых особых способах словообразования в современном немецком языке» /Нефедова Л. А. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 19, Лингвистика и межкультурная коммуникация. — 2003. — N 3. — С. 89–98.
  3.    Симутова, О. П. Игровые возможности использования языка в словообразовании (на материале публицистических СМИ немецкого и русского языков)/О. П. Симутова // Вестн. Башкирского ун-та. 2007. — Т. 12. — № 4. — С. 94–96.
  4.    Спиридонов, А.В. «Функционально-смысловые типы окказиональной лексики в произведениях Василия Аксенова»/А. В. Спиридонов/ Автореферат дис. …канд. филол. н. — Казань, 2014.
  5.    Fleischer, W., Barz, I «Wortbildung der deutschenGegenwartssprache»/W. Fleischer, I.Barz — Tübingen, 1992 — S.5, S.58.
  6.    Hausmann, F.J. «Studien zu einer Linguistik des Wortspiels»/F. J. Hausmann — Tübingen, 1974, S.127.
  7.    Schenkel, Elmar. «Sprachzirkus. Texte für und gegen den Spaß»/E.Schenkel — Москва «Высшаяшкола», 2004.
  8.    Schenkel, Elmar «Ichverspätungen» Notizen und Aphorismen/E.Schenkel — Казань «Школа», 2006.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle