Библиографическое описание:

Данилова И. М. Проблемные вопросы заключения мирового соглашения по экономическим спорам, вытекающим из административных и иных публичных правоотношений // Молодой ученый. — 2016. — №3. — С. 684-686.



 

В настоящий момент мировое соглашение и иные примирительные процедуры являются наиболее предпочтительной формой разрешения споров. Эта тенденция особенно четко прослеживается при разрешении дел, подведомственных арбитражным судам.

Приоритетность разрешения спора посредством примирительных процедур отражена и в АПК РФ. Так, процессуальный закон вменяет судам в обязанность «…принимать меры для примирения сторон, содействовать в урегулировании споров» (п.1 ст. 138 АПК РФ), в том числе и на этапе подготовки дела к судебному разбирательству (п.2 ст.135 АПК РФ).

Несомненно, суд всегда заинтересован в подобном окончании судебного процесса, поскольку это снижает их загруженность и нивелирует риск последующего обжалования судебного решения. Субъекты же предпринимательской деятельности, избравшие урегулирование спора посредством примирительной процедуры, приобретают быстрое и согласованное, устраивающее обе стороны решение, что служит определенным гарантом его добросовестного исполнения и сохранения партнерских отношений.

Арбитражный процессуальный закон предусматривает расширенный и специфичный (по сравнению с гражданским процессом) перечень правовых механизмов для мирного урегулирования спорных вопросов: переговоры, медиация, третейское разбирательство. Существует и сходный с гражданским процессом институт — мировое соглашение (ст.39,173 ГПК РФ; ст.139–142).

Ст.190 АПК РФ предусматривает возможность урегулирования экономических споров, возникающих из административных и публичных правоотношений, по правилам, предусмотренным главой 15 Кодекса, путем заключения соглашения и с использованием других примирительных процедур, если иное не предусмотрено федеральным законом. Примечательно, что в данной норме законодатель отказывается от употребления термина «мировое соглашение», употребляя понятие «соглашение». Зачастую подобные текстуальные замены порождают споры о том, что имел ввиду законодатель: была ли это законодательная неточность или же перед нами норма, порождающая особый механизм для урегулирования отдельной категории дел? Представляется, что перед нами первый случай. Арбитражное процессуальное законодательство содержит исчерпывающий перечень правовых механизмов, предназначенных для мирного урегулирования споров (ч.2 ст.138 АПК РФ, п.13 Постановления Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 г. «О подготовке дела к судебному разбирательству»), не включающий в себя некое «соглашение». Ссылка на то, что это «соглашение» должно заключаться по правилам, применимым для мирового соглашения подтверждает эту позицию. Кроме того, постановление Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 г. «О примирении сторон в арбитражном процессе» в п.8 прямо указывает на тот факт, что результатом примирительной процедуры может быть «…мировое соглашение в отношении всех или части заявленных требований».

Таким образом, если в ГПК РФ в настоящее время не содержится норм, допускающих примирение сторон по делам, указанным в ст. 245, то норма ст. 190 АПК РФ фактически позволяет рассматривать мировое соглашение как способ мирного урегулирования спора в арбитражном процессе по делам, возникающим из публичных правоотношений. Это представляется весьма спорным, поскольку правовая природа мирового соглашения носит преимущественно договорной характер. Хотя законодатель не дает определения мирового соглашения, определяя лишь ключевые моменты процедуры его заключения и утверждения (гл.15 АПК РФ), в науке арбитражного процесса мировое соглашение чаще всего определяют как особый гражданско-правовой договор, заключаемый в ходе судебного разбирательства самими сторонами в целях урегулирования спора. По мнению М. А. Рожковой, мировое соглашение — это мировая сделка, которая заключается с соблюдением предусмотренной законом процедуры. Мировая сделка лежит в основе любого мирового соглашения, при этом мировая сделка имеет гражданско-правовую природу. [1] Гукасян Р. Е. определяет мировое соглашение как соглашение сторон об условиях разрешения судебного спора на приемлемых для них условиях. [2, с.76] В. В. Ярков рассматривает мировое соглашение как гражданско-правовой договор, заключаемый сторонами спора на взаимосогласованных ими условиях и подлежащий обязательному утверждению судом. [3] При этом В. В. Ярков не уточняет, возможно ли заключение мирового соглашения только в публично-правовых спорах или же только в частноправовых.

Договорной характер мирового соглашения предполагает возможность его применения при совокупности двух признаков: в случаях, когда допускается диспозитивное регулирование (что возможно и в публично-правовых отраслях), и когда субъекты, заключающие его, являются юридически равными, что свойственно исключительно для гражданско-правовых отношений. Такой позиции придерживается и Пленум ВАС РФ в упомянутом выше постановлении, в п.9 которого говорится: «Мировое соглашение представляет собой соглашение сторон, то есть сделку, вследствие чего к этому соглашению, являющемуся одним из средств защиты субъективных прав, помимо норм процессуального права, подлежат применению нормы гражданского права о договорах».

Квалификация этого договора как гражданско-правового предполагает ограничение сферы его применения отраслевой принадлежностью. [4] Вывод об отнесении мирового соглашения к категории гражданско-правовых договоров сужает сферу его возможного применения исключительно к частноправовым спорам и, следовательно, к генеральному запрету применения данного правового механизма к категориям дел, упомянутых в ст.190 АПК РФ.

Бесспорным является вопрос о возможности заключения мирового соглашения между двумя тяжущимися субъектами-предпринимателями. Споры, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, также подведомственные арбитражным судам, имеют определенную специфику, вытекающую из самой сути спорных отношений: юридическое неравенство субъектов, наличие у публичного органа властных полномочий по отношению к слабейшей стороне. При этом само существо мирового соглашения предполагает взаимные уступки, неизбежные в процессе поиска компромисса. Без взаимных уступок у сторон не будет обоюдной заинтересованности в подобном урегулировании спора. Предположение о возможности заключения мирового соглашения без этого признака, сближает этот процессуальный институт с институтом признания ответчиком иска в соответствии с ч.3 ст. 49 АПК РФ. Предположение же о возможных уступках со стороны публичного органа, например, Налоговой или Таможенной службы, наводит на мысль о возможной коррупционной составляющей такого соглашения, что ставит под вопрос законность и допустимость заключения мирового соглашения по данным категориям дел.

Кроме того, публичность правоотношений с государственным органом предполагает императивную регламентацию его функций и полномочий. Поэтому необходимо законодательно делегировать органу полномочия по заключению мирового соглашения. Об этом говорит и п.17 Постановления пленума ВАС РФ от 9 декабря 2002 г. № 11. Стоит отметить, что подобные полномочия не предусмотрены ни Налоговым Кодексом РФ, ни Таможенным Кодексом РФ. Заключение мирового соглашения по налоговым спорам впервые признано правомерным в п.27 Постановления Пленума № 50: «…само по себе заключение соглашения об их урегулировании, предусмотренногостатьей 190АПК РФ, не противоречит закону и не нарушает права и законные интересы других лиц». Возможность заключения такого соглашения делегируется органам, осуществляющим публичные полномочия по ряду категорий дел: по делам об оспаривании его ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия), по делам о взыскании обязательных платежей и санкций. (ст. 26 Постановления Пленума№ 50).

Касаемо коррупционной составляющей, которая ранее была возможна ввиду отсутствий соответствующих разъяснений (Например, Президиум ВАС РФ Постановлением N 16370/11 от 26 июня 2012 г. утвердил мировое соглашение между «Лоялти Партнерс Восток» и инспекцией ФНС N 22 по г. Москве, согласившихся на признание исковых требований взамен уменьшения размера первоначальных требований на сумму около 3 млн. руб.) Пленум также формулирует свою позицию. В абз. 2 п.26 говорится: результатами примирения сторон, которые могут содержаться в соглашении между ними, являются: признание обстоятельств дела, соглашение сторон по обстоятельствам дела; соглашение сторон, содержащее квалификацию сделки, совершенной лицом, участвующим в деле, или статуса и характера деятельности этого лица; частичный или полный отказ от требований, частичное или полное признание требований вследствие достижения сторонами соглашения в оценке обстоятельств в целом или в их отдельных частях.

Таким образом, заключение мирового соглашения (не «соглашения»!) признано Пленумом ВАС РФ возможным по делам, вытекающим из административных и публичных правоотношений. Значительно сужена и конкретизирована сфера его применения, обозначены границы усмотрения сторон. При этом не отрицается господствующий в доктрине взгляд на мировое соглашение, как гражданско-правовой договор, что тем не менее порождает определенные вопросы терминологического характера. Возможно, своевременно и уместно было создание нового института для примирения сторон по данным категориям дел, отличного от мирового соглашения или же было необходимо оставить возможность мирного урегулирования споров в рамках существующих процессуальных институтов, как, например, признание иска.

 

Литература:

 

  1.              Рожкова М. А. Мировое соглашение в арбитражном суде// Вестник ВАС РФ. 2003. № 9.
  2.              Гукасян Р. Е. Проблема интереса в советском гражданском процессе. Саратов: Приволжское кн. изд-во, 1970
  3.              Ярков В. В. Мировое соглашение в конкурсном производстве // Юрист. 2002. № 11.
  4.              Русинова Е. Р., Цыганова Е. М. Проблемы заключения мирового соглашения при рассмотрении публично-правового спора в арбитражных судах // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. № 1

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle