Библиографическое описание:

Бидова Б. Б. Анализ криминологических предпосылок женской преступности в Северо-Кавказском федеральном округе // Молодой ученый. — 2016. — №3. — С. 663-665.



 

Преступления женщин в определенной степени производны от некоторых типичных ситуаций, связанных со сложившимися стереотипами их поведения в конкретной микросреде и в данный период времени. В структуре женской преступности на протяжении ряда последних десятилетий приоритет неизменно принадлежит группе корыстных посягательств, составляющих около половины женской преступности.

В Северо-Кавказском федеральном округе, как и в целом в России, наиболее распространенными преступлениями женщин являются преступления против собственности. Причем доля женщин в числе лиц, совершающих кражи, остается стабильно высокой. Поэтому Северо-Кавказский федеральный округ в этом плане можно признать довольно неблагополучным регионом.

Специфичен предмет краж, совершаемых женщинами, — это обычно одежда и обувь, деньги, мелкие предметы бытовой техники, ювелирные изделия, меха. Причем женщины предпочитают похищать именно женские и детские вещи, тогда как мужчины более внимательно относятся к ценности похищаемой вещи независимо от ее принадлежности.

Изменяются способы совершения этих преступлений. Наряду с самым популярным для женщин способом тайного похищения чужого имущества путем свободного доступа, женщины все чаще стали прибегать к таким традиционно мужским приемам, как проникновение в жилище или помещение путем взлома окна, замка, выбивания двери и даже стены. Среди посягательств на собственность вторым по величине удельного веса выявленных женщин в числе всех преступниц является мошенничество. [1, с. 39] Третье место в числе преступлений женщин против собственности в Северо-Кавказском федеральном округе, как и в России, занимает присвоения и растраты.

Кроме преступлений против собственности женщины часто проявляют склонность к совершению преступлений в сфере экономической деятельности. Они зачастую связаны с профессиональной деятельностью женщин-преступниц в наиболее феминизированных отраслях экономики: в сфере торговли и бытового обслуживания, в банковской сфере и в сфере кредитно-денежных отношений.

Другими распространенными направлениями преступной деятельности женщин сегодня являются преступления против жизни и здоровья, против здоровья населения и общественной нравственности, против семьи и несовершеннолетних.

Соответственно, преступность женщин, будучи составным элементом общей преступности, является относительно самостоятельной ее частью и не дублирует полностью ее характеристики, тенденции и закономерности. В то же время, женская преступность имеет территориальные особенности, наиболее ярко проявляющиеся в ее показателях как на уровне конкретных регионов, так и на уровне относительно новых для России территориальных образований — федеральных округов.

Личность женщины-преступницы характеризует обладающая внутренней структурой совокупность социальных, биологических, психологических и территориально-традиционных антиобщественных черт, которые обусловили совершение ею преступления.

К социально-демографическим характеристикам преступниц относится возраст женщины, который во многом определяет ее потребности, жизненные цели, круг интересов, образ жизни.

В Северо-Кавказском федеральном округе наибольшей криминальной активностью обладает 30–49 летняя возрастная группа женщин, которая имеет склонность к совершению не только корыстных, но и насильственных преступлений. На их долю в структуре насильственной преступности приходится 79,3 %. Вместе с тем чаще участвуют в совершении разбоев и грабежей преступницы в возрасте 25–29 лет.

Образовательный уровень тоже способен оказывать заметное влияние на готовность женщины совершить преступление и выбор его вида. Чем выше уровень образования, тем меньше вероятность противоправного поведения, поскольку имеющийся у женщины кругозор позволяет объективно оценивать последствия того или иного поступка, находя возможности для удовлетворения своих потребностей правомерным путем.

Исследование семейного положения женщин-преступниц, показало, что на момент совершения преступления почти 1/3 из них никогда не состояла в законном браке (34 %); в зарегистрированном браке находились 21,4 % женщин; 28,6 % — сожительствовали; 16 % — были разведены или вдовствовали.

На преступные устремления женщин большой отпечаток накладывает отсутствие постоянного жилья.

В зависимости от трудовой занятости на момент привлечения к уголовной ответственности, среди преступниц Северо-Кавказского федерального округа преобладают неработающие (72 %).

Среди нравственно-психологических характеристик женщин, совершивших преступления, следует отметить повышенную готовность женщин с устроенной личной жизнью раскаяться в совершенном деянии, загладить причиненный вред, возместить нанесенный ущерб и встать на путь исправления, в отличие от тех, кто до совершения преступления не успел встретить спутника жизни.

Биофизиологические признаки структуры личности женщин- преступниц характеризуются наличием у 69 % осужденных женщин заболеваний соматического характера, а также у 41 % — алкогольной или наркотической зависимости.

Из уголовно-правовых элементов структуры личности преступницы наибольшую опасность представляет рост рецидивной преступности: в Северо-Кавказском федеральном округе в 2014 году по истечении года после отбытия наказания новое преступление совершили 20,8 % женщин. А у 11,9 % женщин порог удержания от преступления оказался еще ниже — от одного до двенадцати месяцев. Умышленные преступления в структуре женской преступности многократно превосходят деяния, совершенные ими по неосторожности. Это связано психологическими особенностями женщин, которые в большинстве случаев, решившись нарушить закон, доводят задуманное до конца, либо отказываются от своих преступных планов еще до начала приготовления к их совершению.

Учитывая все вышеописанные характеристики, можно сформулировать усредненный портрет женщины, совершившей преступление в Северо-Кавказском федеральном округе — это женщина 30–49 лет, без постоянного источника дохода и определенного места жительства, не состоящая в законном браке или разведенная, имеющая российское гражданство и неполное среднее (общее) образование, обладающая повышенной эмоциональностью и импульсивностью, совершившая умышленное корыстное преступление.

Изучение различных типологий женщин-преступниц показало, что в Северо-Кавказском федеральном округе чаще всего встречаются представительницы антисоциального, ситуативного и корыстного типов, которые совершают преступления в результате устоявшейся антиобщественной направленности личности, имеют потребительски-ориентированные жизненные позиции, деформацию нравственных ценностей и социальных установок, преобладание материальных интересов. Неумение приспосабливаться к условиям окружающей действительности порождает у них внутреннее психическое напряжение и излишнюю эмоциональную реакцию на различные раздражители. Повышение состояния тревожности, затяжные беспокойства вызывают враждебное и недоверчивое отношение к людям, подталкивают женщину на совершение преступления.

В процессе принятия женщиной решения о совершении преступления часто ключевую роль играют социальные связи, в которых находятся потерпевший и преступница. Взаимоотношения преступницы и жертвы, аморальное поведение потерпевшего в допреступной ситуации могут спровоцировать женщину на совершение преступления.

Одними из основных детерминантов женской преступности являются бытовые и материальные проблемы в семье, нереализованность профессиональных жизненных планов и стратегий, длительный опыт аморального поведения, существенные пробелы в воспитании. [2,с.13] Социальная неустроенность, безработица, низкий уровень жизни населения, недостатки организационно-правовой сферы, социальное расслоение, девальвация нравственных ценностей, а также неблагополучие в социальных микрогруппах и личностных взаимоотношениях на фоне отсутствия подлинного равноправия полов обладают высоким потенциалом разрастания преступности. Перечисленные факторы, действуя в совокупности, оказывают деструктивное влияние на всех членов общества. Но, с учетом особой социальной роли и функций женщин, их психологических свойств, проявляющихся главным образом в сфере реагирования на негативные изменения своего существования, ситуация потери женщиной ориентации на семью и утраты ее основной социальной роли — матери, создает мощные предпосылки для ее общей готовности к преступному поведению.

Немаловажными обстоятельствами вовлечения женщин в преступную деятельность становятся еще и низкий уровень их образования, низкая квалификация; гендерная дискриминация при трудоустройстве, в оплате труда; миграция и нарастающие темпы урбанизации; низкий уровень правового воспитания; состояние здоровья и др.

Весьма своевременным следует также признать предложение ведущих криминологов страны о создании криминологических подразделений в аппаратах полномочных представителей Президента Российской Федерации для организации соответствующих исследований и внедрения научно- обоснованной системы профилактики преступности, в т. ч. и женской, как на общероссийском, так и на региональном уровнях.

Учитывая выявленные тенденции и закономерности женской преступности в Северо-Кавказском федеральном округе, стоит отметить, что проводимая сотрудниками органов внутренних дел профилактическая работа с соответствующим контингентом пока не достигает своей цели. Но ее активизация будет способствовать укреплению законности и правопорядка в округе, повышению нравственности и правопослушности женщин и улучшению качества воспитания подрастающего поколения. Женская преступность исторически отличается от преступности мужчин своими масштабами, характером совершаемых преступлений, способом и орудиями их совершения, причинно-мотивационным комплексом и рядом других обстоятельств. Стоит отметить, что на протяжении довольно длительного периода в мире наблюдается устойчивая тенденция — сравнительно небольшой удельный вес женщин среди лиц, совершающих преступления.

Выявленные особенности криминологической характеристики женской преступности в Северо-Кавказском федеральном округе могут быть взяты за основу при разработке различных программ по предупреждению преступности. При этом следует учитывать и широкие возможности виктимологической профилактики женской преступности, осуществляемой различными субъектами.

 

Литература:

 

  1.                      Петин И. А. Формирование и предупреждение преступного поведения: идеологические аспекты // Российский следователь. — 2011. — № 14. — С. 37–40.
  2.                      Кургузкина Е. Б., Миненко П. В. Криминологическая характеристика и проблемы предупреждения правоохранительными органами преступности в сфере общественной безопасности: монография. — М.: ФГУ «НИИ МВД России», 2011. — 198с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle