Библиографическое описание:

Бабенко О. В. «Он был интеллигентом в полном смысле слова…» Читая книгу Г. И. Чернявского и Л. Л. Дубовой «Милюков» // Молодой ученый. — 2016. — №3. — С. 726-730.



 

Книга, написанная известным историком, докт. ист. наук, приглашенным исследователем Университета им. Дж. Гопкинса в США Г. И. Чернявским и историком, искусствоведом, профессором Туро-колледжа в Нью-Йорке Л. Л. Дубовой, представляет собой биографию Павла Николаевича Милюкова (1859–1943) — видного историка, журналиста, политолога, крупного общественно-политического деятеля. Как пишет д. и.н. Н. Г. Думова, «ему довелось быть в эпицентре таких важнейших для истории России событий, как всплеск освободительного движения на рубеже веков, революция 1905–1907 гг., становление российского парламентаризма, падение самодержавия и создание Временного правительства…» [1, с. 3].

Основу источниковой базы рассматриваемой книги составили неопубликованные материалы российских архивов (РГИА, ГАРФ, ЦИАМ), Библиотеки редких книг и рукописей Колумбийского университета (США), Архива Гуверовского института войны, революции и мира (США), рукописного отдела Нью-Йоркской публичной библиотеки.

Деятельность П. Н. Милюкова разворачивалась в тот период русской истории, когда возник новый социальный или даже социокультурный слой — российская интеллигенция, сыгравшая большую роль в том числе и в культуре России. Русский интеллигент не просто интересовался политической, социально-экономической и культурной жизнью своей страны, но и принимал в ней самое деятельное участие. В этом смысле Милюков не только не был исключением, а представлял собой некий эталон интеллигента своего времени.

Г. И. Чернявский и Л. Л. Дубова относят П. Н. Милюкова к малоизвестным для современного российского читателя деятелям отечественной истории и полагают, что его жизнедеятельность — «это яркий пример судьбы прогрессивного интеллигента, который, посвятив себя вначале исторической науке и добившись в молодые годы весомых результатов в разнообразной тематике — от отечественной археологии до исследования эпохи Петра I, став основоположником нового направления в отечественной гуманитаристике — исторической культурологии, постепенно отошел от исследовательских штудий, а затем забросил науку, чтобы посвятить себя такой изменчивой даме, каковой была и остается политика» [3, с. 6–7].

Монография состоит из предисловия, трех частей («Историк», «Политик», «Эмигрант»), послесловия, списка основных дат жизни и деятельности П. Н. Милюкова и библиографии.

Как пишут авторы, Павел Николаевич Милюков родился 15 января 1859 г. в Москве в семье архитектора. Его отец, Николай Павлович, происходил из тверских мещан среднего достатка, а мать, Мария Аркадьевна, имела дворянское происхождение.

Павел «рос энергичным, бойким, но в общем более или менее спокойным ребенком» [3, с. 23]. Вместе с братом Алексеем он обучался сначала в пансионе, а затем в гимназии. Чернявский и Дубова полагают, что «годы учебы неоднозначно повлияли на формирование черт характера и мировоззрения Павла Милюкова» [3, с. 27]. Мальчику казалось, что знания будут даваться ему легко всегда, но после нескольких успешных месяцев учебы он постепенно оказался на одном из последних мест в классе по успеваемости. В то же время у него «начали проявляться рассудочность, стремление найти некий неопасный выход из сложного положения», то есть «некоторые будущие черты политического мышления и действия» [3, с. 27]. Одновременно у Павла пробуждались и художественные интересы: он интересовался литературой, писал стихи, увлекался музыкой и начал брать уроки игры на скрипке. Со временем он стал увлекаться древней словесностью, интересоваться соотношением экономического развития со всеми остальными сферами эволюции общества, социальными проблемами, политическими организациями, перспективами развития страны.

Постепенно у подростка «зарождалось критическое отношение к религии и даже к власти», — констатируют Чернявский и Дубова [3, с. 28]. Семья Милюкова не была религиозной, а лицемерное отпущение грехов священниками во время исповеди привело к формированию у Павла отрицательного отношения к духовенству. Возникновению не слишком сочувственного отношения к монархии способствовал чисто формальный визит Александра II в гимназию, где учился Милюков, во время которого учащиеся даже не смогли разглядеть императора.

В гимназические годы особенно серьезных успехов Милюков достиг в области классической лингвистики. Незадолго до выпуска дирекция предложила ему поехать на два года за границу для изучения классических языков. Но Милюков отказался, поскольку, как отмечают авторы, «видел в них не самоцель, а средство изучения культуры, что, в свою очередь, считал инструментом общественной деятельности» [3, с. 34]. Тем не менее к выпуску Павел достиг таких успехов в учебе, что оказался единственным из двадцати девяти выпускников, награжденным медалью, «и стоял на первом месте в списке из четырех учащихся, от которых руководство гимназии ожидало ”дальнейших успехов в науке”» [3, с. 39].

Когда Павел завершал гимназическое образование, вспыхнул «восточный кризис», и он записался в санитарный отряд, располагавшийся на Сурамском перевале, куда по железной дороге доставлялись раненые. Свободное время он использовал для чтения — Милюков собирался поступать в университет. По возвращении он успешно сдал экзамены и в сентябре 1877 г. приступил к занятиям на историко-филологическом факультете Московского университета. Милюкову пришлось потерять один год учебы и завершить обучение позднее своих однокурсников: он был исключен с правом восстановления за участие в студенческих беспорядках. В университете Павел глубоко интересовался историей и словесностью. Как обоснованно утверждают Чернявский и Дубова, он «искал свое место в науке — где-то на грани социально-политической истории, истории искусства и филологии, постепенно подбираясь к комплексному пониманию культуры не просто как суммы определенных слагаемых, а как специфической дисциплины, имеющей право на существование в качестве самостоятельной исторической отрасли» [3, с. 45–46].

В то же время Павла все больше увлекала политика. После кончины его отца мать вынуждена была сдать одну комнату студентам-медикам, придерживавшимся левых позиций. Беседы с ними, по мнению авторов, расширяли представления Милюкова о левых политических течениях и «укрепляли его в мнении о необходимости придерживаться центристских взглядов» [3, с. 47].

В феврале 1879 г. Павел стал учеником профессора В. О. Ключевского. Однако уже в годы учебы у него начало зреть недовольство Ключевским, желавшим видеть Милюкова лишь послушным учеником, «позже переросшее в открытое неповиновение и охлаждение отношений, граничившее с разрывом» [3, с. 52].

В июне 1883 г. П. Н. Милюков сдал выпускные экзамены и был оставлен на кафедре русской истории для подготовки магистерской диссертации. Кандидатская работа «О землевладении Московского государства XVI века» была представлена на факультете уже 15 декабря того же года. 7 мая 1884 г. Павел Николаевич получил аттестат о кандидатском звании. Его педагогическая и научная деятельность продолжалась. Сразу после выпускных экзаменов он начал преподавать в 4-й женской гимназии, где проработал около 12 лет, и в Земледельческом училище.

В январе 1885 г. в личной жизни П. Н. Милюкова произошли изменения — он обвенчался с ученицей В. О. Ключевского Анной Сергеевной Смирновой. Впоследствии Анна Сергеевна опубликовала ряд статей о женском движении в России и стала одной из основательниц Всероссийского союза равноправия женщин. В семье Милюковых родилось трое детей — Николай (1889–1957), Сергей (1895–1915) и Наталья (1898–1921).

В 1886–1895 гг. П. Н. Милюков служил приват-доцентом историко-филологического факультета Московского университета. В 1892 г. он защитил магистерскую диссертацию под названием «Государственное хозяйство в России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого», над которой работал шесть лет. По теме диссертации вышла книга, удостоенная премии имени С. М. Соловьева и отмеченная за рубежом. Милюков «стал авторитетным специалистом по истории царствования Петра I, особенно по реформам этого периода» [3, с. 83]. В конце 1880-х гг. Павел Николаевич был принят сразу в три научных объединения — Московское общество истории и древностей российских, Московское археографическое общество и Общество естествознания, географии и археологии. А получение премии за книгу позволило Милюкову совершить поездку во Францию, где он завел политические знакомства, в том числе с народником П. Л. Лавровым.

По возвращении в Москву у Милюкова начали расширяться связи с элитой московской и петербургской интеллигенции. Среди его знакомых были В. Г. Короленко, А. П. Чехов, Н. К. Михайловский. Павел Николаевич неоднократно встречался с Л. Н. Толстым. Однако историк и писатель «понять друг друга в стремлениях “быть с народом“ так и не смогли» [3, с. 90].

П. Н. Милюков был знаком и с известной московской меценаткой Маргаритой Кирилловной Морозовой. Это подтверждается воспоминаниями Милюкова, в которых он пишет о встречах с Морозовой: «От литературы наши беседы переходили к музыке. Я было обрадовался, узнав, что М. К. — пианистка, и в простоте душевной предложил ей свои услуги скрипача, знакомого с камерной литературой» [2, c. 191].

В декабре 1894 г. П. Н. Милюков прочел в Нижнем Новгороде курс публичных лекций «Общественные движения в России», которые были сочтены антиправительственными, привели к его увольнению из Московского университета, следствию и высылке в Рязань. Авторы не забывают и тот факт, что в период высылки Павел Николаевич занимался археологическими изысканиями. На рязанском городище «ему удалось обнаружить интересные следы пребывания угро-финнов, а затем славянские могильники, в результате чего были высказаны предположения о границах русской колонизации» [3, с. 101].

В начале 1897 г. в Софийском высшем училище открылась вакансия руководителя кафедры всеобщей истории, которую предложили Милюкову. С разрешения Николая II он преподавал в Софии в феврале-сентябре 1897 г. В 1899 г. Милюков начал работать в журнале «Мир Божий». В 1901 г. он подвергся обыску и аресту за выступления на собраниях радикальной молодежи, дважды находился в заключении, но был освобожден, по-видимому, по ходатайству В. О. Ключевского. На следующий день после освобождения Милюков «написал письмо Ключевскому со сдержанной благодарностью за помощь, что, с учетом уязвленного самолюбия, требовало определенного мужества», — справедливо замечают Чернявский и Дубова [3, с. 140].

П. Н. Милюков сотрудничал с заграничным журналом «Освобождение» и по просьбе его редактора Струве написал в 1902 г. первоначальный проект программы журнала. Павел Николаевич полагал, что программа должна считаться с реальными условиями и ограничиться требованиями на ближайшее будущее, призванными обеспечить «свободную общественную жизнь». К их числу относились личная свобода, равенство всех перед законом, «основные политические права» (не перечислялись) и «бессословное народное представительство в постоянно действующем и ежегодно созываемом верховном учреждении с правами высшего контроля законодательства и утверждения бюджета» [3, цит. по: с. 151]. Разработав эту программу, Милюков «превратился в одного из наиболее авторитетных теоретиков и практических руководителей формировавшейся либеральной партии, в основе которой лежало земское движение» [3, с. 152]. В июне 1903 г. П. Н. Милюков читал лекции в Чикаго, центральной темой которых было развитие и состояние политической мысли в России. В августе 1903 г. в Швейцарии был создан либеральный Союз освобождения, в основу программы которого легла программа журнала «Освобождение», разработанная Милюковым. Однако, как писал сам Милюков, «Союз освобождения состоял из очень разнообразных политически элементов; это и помешало ему не только стать партией, как мы знаем, но и допустить образование партии в своей среде» [2, c. 226–227].

Как отмечают Г. И. Чернявский и Л. Л. Дубова, летом 1905 г. Павел Николаевич предпринял агитационную поездку по провинциальным городам России с целью сближения либералов с той частью социал-демократов и умеренных народников, которые отодвигали социалистическую революцию на неопределенный срок. В этот период Милюков опирался в своей работе на созданный им Союз союзов, объединявший профессиональные организации различных групп интеллигенции.

Политическая карьера П. Н. Милюкова в Думе, как справедливо замечают авторы, развивалась стремительно: в 1906 г. он возглавлял думскую фракцию кадетов, не являясь при этом депутатом, в 1907 г. был избран депутатом Государственной думы третьего созыва, в 1912 г. — избран в Четвертую Государственную думу. Еще на II съезде Конституционно-демократической партии 1906 г. он «четко определил, за какое государственное устройство следовало вести борьбу: Россия должна была стать конституционной и парламентской монархией» [3, с. 193]. Взамен лозунга Учредительного собрания выдвигалось требование «Думы с учредительными полномочиями». Учредительное собрание могло бы повернуть развитие страны в неизвестную сторону, поэтому позиция Милюкова способствовала «притягиванию» правых к центру. На выборах в Государственную думу первого созыва партия Милюкова получила свыше трети мест.

В 1915 г. П. Н. Милюков стал фактическим руководителем думского Прогрессивного блока. 1 ноября 1916 г. он произнес в Думе антиправительственную речь с рефреном «Что это: глупость или измена?», вызвавшую бурные отклики российского общества. В речи содержались обвинения в адрес Николая II, его супруги, царских советников и министров в действиях, приведших к неудачам в Первой мировой войне и внутренней смуте. Публикация этого документа была запрещена властями, поэтому «напечатана на гектографе и нелегально распространялась в виде брошюры и листовок, часто под заголовком “Что это — глупость или измена?“ в миллионах экземпляров не только в тылу, но и на боевых позициях» [3, с. 293].

Тем не менее Милюков, согласно точке зрения Чернявского и Дубовой, недооценивал угрозу революционного развития событий. В своей неопубликованной рукописи по истории внешней политики первой половины XX века он лишь упоминал о том, что ему предложили примкнуть к «секретному кругу» в среде думцев, планировавших государственный переворот, «но он, следуя своим либеральным схемам, этого не сделал» [3, с. 298]. Однако Февральская революция изменила ситуацию в стране. 1 марта 1917 г. П. Н. Милюков был назначен министром иностранных дел только что созданного Временного правительства. Как отмечают авторы, «имевший большой опыт внешнеполитических контактов, знавший почти все европейские языки, пользовавшийся известностью за рубежом как либерал и в то же время сторонник доведения войны до победного конца, сохранения верности союзникам по Антанте, он в первые недели существования Временного правительства выглядел на этом посту вполне естественно» [3, с. 309]. Но при выработке внешнеполитического курса нужно было учитывать интересы Петроградского совета. В сложившейся ситуации Милюкова постигли неудачи. Его часто обвиняли в проведении «буржуазной политики». А нота МИД к странам Антанты, в которой речь шла о «всенародном стремлении довести мировую войну до решительной победы», обманула ожидания Совета и привела к антиправительственным выступлениям. Милюков стал основным объектом атаки большевиков.

Как пишут авторы, министр очень скоро оказался не у дел и 2 мая покинул свой пост. Летом и осенью 1917 г. кадеты участвовали в коалиционных правительствах. Основную опасность для государства Милюков видел в партии большевиков. Он пытался организовать противодействие большевистскому перевороту в Москве, затем находился на Дону в расположении Добровольческой армии. В штабе армии ему был предоставлен служебный кабинет, а сам Милюков вошел в состав Донского гражданского совета, осуществлявшего политическое руководство Добровольческой армией. В июне 1918 г. он переселился в Киев, где сотрудничал с администрацией гетмана Скоропадского.

В октябре 1920 г. П. Н. Милюков переехал на постоянное жительство в Париж. Он участвовал в политических мероприятиях, редактировал газету «Последние новости», возглавил основанное в Париже Республиканско-демократическое объединение. Одновременно Милюков продолжал исследовательскую деятельность, опубликовав статью «Петр Великий и его реформа» (1925) и книгу «Живой Пушкин» (1937). В 1935 г. после смерти первой супруги Анны Сергеевны он женился на своей давней подруге Нине (Антонине) Васильевне Лавровой, но «отношения во втором браке не сложились» [3, с. 456].

С 1937 г. Милюков издавал литературно-художественный и политический журнал «Русские записки». Отрицательную реакцию эмигрантов вызвала поддержка им сталинского террора в СССР. Летом 1940 г. Милюков выехал в неоккупированную гитлеровцами часть Франции — в Виши, затем в Монпелье, а в апреле 1941 г. — в Экс-ле-Бен, где находился до конца своих дней. В 1942 г. он написал статью «Правда о большевизме» и завершил работу над книгой «От Николая II до Сталина (Полвека внешней политики)».

3 марта 1943 г. Павел Николаевич Милюков скончался. В тот день он работал над своими воспоминаниями, а во второй половине дня случился погубивший его сердечный приступ. После освобождения Франции возникли дрязги между наследниками Милюкова по поводу его имущества и прав на издание произведений. «Основная часть рукописей и других материалов личного архива, — пишут авторы, — была вывезена немцами после смерти Милюкова, и следы ее затерялись. Николаю Павловичу удалось обнаружить часть архива в одной из комнат дома в Экс-ле-Бен. Он тайком присвоил ее, а затем передал (или продал) Колумбийскому университету в Нью-Йорке, в архиве которого она ныне хранится. Остальные материалы остались у Н. В. Милюковой. Через некоторое время она передала их душеприказчику Павла Николаевича Б. И. Элькину, а тот, в свою очередь, депонировал их в архивах — в Колумбийском университете (Нью-Йорк) и Гуверовском институте войны, революции и мира (Пало-Альто, Калифорния). Однако Нина Васильевна оставила часть документов у себя, и после ее смерти в 1959 году они исчезли — скорее всего, были просто выброшены» [3, с. 468]. Тем не менее основная часть материалов сохранилась. П. Н. Милюков, зная цену своему архиву, постоянно отсылал документы в Русский заграничный исторический архив (Прага), материалы которого находятся сейчас в некоторых архивах Москвы.

Авторы приходят к выводу о том, что Павел Николаевич Милюков «был интеллигентом в полном смысле слова, представителем того последнего поколения российской интеллигенции, которое сочетало разностороннюю эрудицию, глубокие познания в профессии с безупречной репутацией» [3, с. 469]. В зрелые годы он отказался от научной карьеры и постепенно превратился в общепризнанного руководителя либерального лагеря России. Его деятельность в совокупности с усилиями других политиков принесла ощутимые плоды — «в России появились элементы конституционной монархии, которые смогли, вопреки стремлениям царского двора и значительной части представителей исполнительной власти, сохраниться на протяжении следующего десятилетия, даже в условиях Первой мировой войны» [3, с. 469]. Однако они не выдержали испытания 1917-м годом, а сам Милюков оказался в эмиграции. Он оставил «огромное научное, политическое, литературное наследие, возникшее благодаря его неутомимому, ежедневному, напряженному труду» [3, с. 470].

Таким образом, книга Г. И. Чернявского и Л. Л. Дубовой представляет собой фундаментальную биографию Павла Николаевича Милюкова, призванную заполнить некоторые бреши в исследовании жизнедеятельности этого крупнейшего политика, историка и литератора. Достижению этой цели способствовала кропотливая работа авторов в ряде российских и зарубежных архивов и объективный анализ полученного материала. Хотелось бы также опровергнуть предвзятое мнение некоторых коллег, в частности А. А. Алиева (ИНИОН РАН), которые полагают, что книга «Милюков» не является научной. Само реферативное изложение содержания этой книги, а также использованный авторами широкий круг источников и методы их изучения, научный стиль речи и обоснованность выводов свидетельствуют о том, что Г. И. Чернявский и Л. Л. Дубова провели серьезноенаучное исследование (выделено мной. — О. Б.). Недопустимо и поверхностное отношение к книгам издательства «Молодая гвардия» в целом, поскольку вышеуказанное издательство выпускает большое количество солидных научных изданий, а не только научно-популярную литературу.

 

Литература:

 

  1.              Думова Н. Г. Предисловие к настоящему изданию // Милюков П. Н. Воспоминания. — М.: Изд-во политической литературы, 1991. — С. 3–18.
  2.              Милюков П. Н. Воспоминания. — М.: Изд-во политической литературы, 1991. — 528 с.
  3.              Чернявский Г. И., Дубова Л. Л. Милюков. — М.: Молодая гвардия, 2015. — 510 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle