Библиографическое описание:

Кириллов А. Ф., Карпова Л. Н., Сивцева Л. В., Жирков Ф. Н., Свешников Ю. А. Резервы водных биологических ресурсов шельфа моря Лаптевых // Молодой ученый. — 2016. — №3. — С. 364-366.



 

Площадь континентального шельфа моря Лаптевых составляет около 460 тыс. км2, ширина его меняется от 300 км в западной части до 500 км на востоке. Перегиб шельфа встречается на глубине от 50 до 60 м. Шельф очень плоский со слабо выраженными уклонами, в некоторых районах до 5 м/км. Глубины моря более неравномерны в северо-западной части шельфа, что, вероятно, обусловлено в какой-то мере действием континентального ледяного покрова, существовавшего на части этой территории в течение некоторого времени в плейстоцене. Обширная отмель с глубинами менее чем 15 м занимает центральный район восточной части моря Лаптевых. Вероятно, банка представляет собой первичную структурную особенность направленного к северу обширного предгорья Верхоянского хребта. Многочисленные небольшие банки с глубинами менее 5 м, встречающиеся на Столбовой банке, были, вероятно, образованы в результате таяния подземного льда на небольших островах [1]. Граница отмели с глубинами до 100 м распространяется севернее Новосибирских островов, примерно, до широты мыса Челюскина.

Добыча водных биологических ресурсов на шельфе моря Лаптевых не осуществляется, что связано, главным образом, с недостаточной их изученностью и суровыми гидрологическими условиями. Имеющиеся материалы позволяют рекомендовать организацию промысла кольчатого тюленя, изучить возможность акклиматизации ламинарии и добычи краба-стригуна.

Водная растительность. На шельфе моря Лаптевых не обнаружены бурые водоросли и, в частности, ламинария, тогда как в соседнем Карском море произрастают два ее вида: сахаристая Laminariasaccharina и пальчато-рассеченная Laminaria digitata. Условия (гидрология, грунт и др.) в западной части шельфа моря Лаптевых весьма схожи с таковыми в Карском море, что предполагает возможность акклиматизации ламинарии, например, в пограничном Анабарском заливе моря.

Ламинария успешно используется для медицинских целей и для пищи. Лечебное действие обусловлено наличием в этих водорослях органических соединений йода, которые улучшают ассимиляцию белка, усвоение фосфора, кальция и железа, активируют ряд ферментов, уменьшают вязкость крови, понижают тонус сосудов; водоросли используются в народной медицине [2].

Безусловно, акклиматизационным работам должны предшествовать научно-исследовательские. В случае удачной акклиматизации можно ожидать определенного экономического эффекта, а на внутреннем пищевом рынке появления полезного продукта.

Беспозвоночные. В восточной части шельфа моря Лаптевых найден крупный промысловый краб-стригун Chionecetes opilio [3]. Краб-стригун обыкновенный — крупный краб, длина карапакса до 15–16 см. Окраска охристая, матовая, тело и ноги серые или желтые сверху и белые снизу. Широко распространен во всех российских дальневосточных морях и в Чукотском море, а также вдоль американского тихоокеанского побережья от Аляски до Британской Колумбии на глубинах от 5 до 1000 м. В массовом количестве краб населяет глубины от 25 до 250 м. В море Лаптевых встречается на глубине 10–20 м на песчаном или илистом дне. Комфортная для обитания температура воды составляет от минус 1,9 до плюс 7°С [4]. Половозрелые самки и самцы образуют скопления. Плодовитость самок составляет 150 тыс. яиц. В состав пищи входят многощетинковые черви, моллюски, ракообразные и иглокожие. Молодь краба встречается в спектре питания донных видов рыб. Живут крабы-стригуны 5–6 лет. Размеры панциря достигают 17 см, а масса 1,9 кг. Является ценным промысловым видом и привлекательным пищевым продуктом: в 100 г мяса крабов содержится 16 г белков и 3,6 г жиров, калорийность составляет 96,4 ккал/100 г.

Изучение экологии и численности лаптевской популяции краба-стригуна определят его хозяйственное значение. В перспективе следует проработать вопросы его искусственного расселения в центральной и западной частях шельфа моря Лаптевых.

Рыбы. Вылов рыбы в промышленных целях на шельфе моря Лаптевых не проводится и не осуществлялся ранее за исключением промысла на узких морских приустьевых участках [5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12 и др.]. Исторически такое положение объясняется малой численностью местного населения, суровыми климатическими условиями, короткими и крайне неустойчивыми сроками навигации. В современных условиях при высоком техническом развитии рыбопромыслового морского транспорта, технологии промразведки, добычи и переработки морской рыбы, основным препятствием для организации промысла морских видов рыб на шельфе моря Лаптевых является отсутствие данных о распределении и динамике численности этих рыб. Среди них, на наш взгляд, наибольший интерес могут представлять полярная камбалаLiopsettaglacialis, восточносибирская трескаArctogadusborisovi, сайкаBoreogadussaida, дальневосточная мойваMallotusvillosuscatervarius и тихоокеанская навагаEleginusgracilis.

Морские млекопитающие. Морские млекопитающие моря Лаптевых представляют одну из важных составных частей его биологических ресурсов. Для моря Лаптевых описано 5 видов морских млекопитающих [11, 13]. Из этой категории водных биологических ресурсов только промысловые запасы кольчатого тюленя Phoca hispida, самого многочисленного представителя морских млекопитающих на шельфе моря Лаптевых, позволяют организовать его промышленную добычу, но и этот вид до настоящего времени остается вне зоны хозяйственной деятельности.

Нерпа на шельфе распространена довольно широко, хотя и неравномерно. Населяет как приматериковую полосу со всеми заливами, эстуариями и придельтовыми участками, так и пелагические районы. В составе пищи преобладают рыбы, встречаются организмы зоопланктона и бентоса. В бухте Тикси, по данным Гукова [14] в пищевом спектре тюленя доминировали сайка, ряпушка, омуль, корюшка, муксун, треска, сельдь, рогатка и арктический голец (41,2; 25,0; 5,3; 4,8; 2,1; 1,1; 0,5; 0,5 и 0,2 % по частоте встречаемости, соответственно). Доля зообентоса в питании не превышала 4–5 %.

Численность нерпы на шельфе моря Лаптевых составляет 50–70 тыс. особей [14]. Отсутствие прибрежного зверобойного промысла объясняет и отсутствие исследований по изучению запасов ластоногих. Следует отметить, что схожая ситуация характерна для всего северного и восточного побережья России. Но в Беринговом, Чукотском и Охотском морях исследования все же периодически проводятся и показывают значительный рост численности морских млекопитающих [15]. Вполне вероятно, что подобная картина может наблюдаться и в море Лаптевых. Нерегулируемый рост численности, например, кольчатого тюленя может привести к нарушению равновесия в морской экосистеме и к снижению запасов промысловых рыб, которыми этот хищник питается. Известно [15, 16, 17], что в Охотском и Беринговом морях морские млекопитающие потребляют в год около 14 млн. т водных биологических ресурсов, в основном рыбу.

Актуальность изучения экологии и определение численности тюленя на шельфе моря Лаптевых очевидна. Следующий этап будет включать создание зверопромысловых бригад для добычи морского зверя. Следует предусмотреть открытие в прибрежных поселках (Юрюнг-Хая, Тикси и Нижнеянск) фабрик по получению мясокостного фарша, сырья для биологически активных веществ и биологически активных добавок, переработке и выделке шкур и пошиву национальной и современной верхней одежды и обуви.

Вероятно, перспективно использование жира кольчатого тюленя. Так, например, жир байкальской нерпы, содержащий большой процент биологически активных полиненасыщенных жирных кислот, обладает выраженным лечебно-профилактическим действием [18]. В настоящее время ведется разработка технологий использования жира на пищевые и лечебные цели, в частности, разработан способ получения липосомальных структур на основе жира байкальской нерпы [19]. Создание липосомальных форм, обеспечивающих адресную доставку к месту персистирования микроорганизмов, пролонгацию действия и уменьшение токсического влияния на организм известных противотуберкулёзных препаратов, является перспективным направлением в терапии туберкулеза. Кроме того, физиологические эффекты входящих в состав жира нерпы эссенциальных жирных кислот связаны с их способностью регулировать деятельность различных ферментов, участвовать в передаче клеточного сигнала, выступая в роли вторичных мессенджеров, модулировать связывание стероидных гормонов с рецепторами, оказывать влияние на транскрипцию некоторых генов [20].

Таким образом, включение в хозяйственный оборот запасов кольчатого тюленя экономически целесообразно и имеет хорошие перспективы.

Предлагаемые мероприятия должны быть обеспечены научной базой. Проведение комплексных научных исследований на шельфе и островах моря Лаптевых необходимо как для изучения состояния водных биоресурсов шельфовой зоны с оценкой запасов промысловых видов млекопитающих, рыб и беспозвоночных, так и для сохранения биоразнообразия, выявления редких видов и создания особо охраняемых природных территорий.

 

Литература:

 

  1.              Holmes M. L., Creager Y. S. Holocene history of the Laptev Sea Continental Shelf. Marine Geology and Oceanography of the Arctic Seas, 1974. P. 211–229.
  2.              Ламинария // http://www.alganika.ru/artickle_laminar2.htm
  3.              Петряшев В. В., Сиренко Б. И., Рахор А., Хинц К. Распределение макробентоса в море Лаптевых по материалам экспедиции на г/с «Иван Киреев» и л/к «Polarstern» в 1993 г. С-П: Гидрометеоиздат, 1994. С. 277–287.
  4.              Карпенко В. И., Балыкин П. А. Биологические ресурсы западной части Берингова моря. Петропавловск-Камчатский: МБФ, 2006. 184 с.
  5.              Коссов М. Ф. Краткий обзор промышленного рыболовства ЯАССР за 1927–30 г // В сб. Рыбное хозяйство Якутии. Труды Якутской научной рыбохозяйственной станции. Вып.2. Изд-во ВНИОРХ, 1932. С.351–371.
  6.              Кириллов Ф. Н. Рыбы бухты Тикси // Ученые записки. Томского гос. ун-та, 1950, т.15. С. 155–162.
  7.              Кириллов Ф. Н. Рыбные ресурсы Якутии.//В кн.: Состояние и перспективы развития народного хозяйства Якутской АССР. Якутск, 1960. С. 598–613
  8.              Кириллов Ф. Н. Рыбы Якутии. М.: Наука, 1972. 360 с.
  9.              Сафронов Ф. Г. Русские на северо-востоке Азии в XVII — середине XIX в. М.: Наука, 1978. 258с.
  10.         Якутия. Хроника. Факты. События. 1632–1917 гг. / Ком. Гос. арх. Службы при Правительстве РС(Я). Якутск: Бичик, 2000. 480 с.
  11.         Кириллов А. Ф. Промысловые рыбы Якутии. М.: Научный мир, 2002. 194 с.
  12.         Кириллов А. Ф. Живое серебро Якутии. Якутск: Ураанхай, 2010. 240 с.
  13.         Кузьмин О. В., Кириллов А. Ф. Морские млекопитающие Якутии // Сб.: География и регион. V. Биогеография и биоразнообразие Прикамья: Материалы междунар. научно-практ. конф. (30 сент.-4 окт. 2002 г., г. Пермь) // Пермский ун-т. — Пермь, 2002. С. 101–104.
  14.         Гуков А. Ю. Экосистемы Сибирской полыньи. М.: Научный мир, 1999. 334 с.
  15.         Болтнев А. И. Ресурсы морских млекопитающих и перспективы их промысла // Актуальные вопросы рационального использования водных биологических ресурсов: материалы Первой научной школы молодых ученых и специалистов по рыбному хозяйству и экологии. М.: Изд-во ВНИРО, 2013. С. 134–142.
  16.         Соболевский Е. И. Морские млекопитающие Охотского моря, их распределение, численность и роль как потребителей других животных // Биология моря. № 5. 1983. С. 13–20.
  17.         Бородин Р. Г., Владимиров В. А. Конфликт между морскими млекопитающими и рыболовством, задачи его исследования и пути решения // Результаты исследований морских млекопитающих Дальнего Востока в 1991–2000 гг. Материалы к XVI совещанию рабочей группы по проекту 02.05–61 «Морские млекопитающие» Российско-Американского соглашения о сотрудничестве в области охраны окружающей среды. М.: Изд-во ВНИРО, 2001. С. 211–216.
  18.         Чиркина Т. Ф., Болотова М. Н., Пестерева О. В. Жир байкальской нерпы как ценное пищевое сырье // Тез. докл. межгос. науч.-технич. конф. Владивосток: 1993.С.5.
  19.         Ламажапова Г. П., Хунхинов А. М. Жамсаранова С.Д Новые технологии добычи и переработки природного сырья в условиях экологических ограничений // Материалы Всерос. науч.-техн. конф. Улан-Удэ, 2004. С. 153–154.
  20.         Graber R., Sumida С., Nanez E. A. // J. Lipid Med. CellSign. 1994. V. 9. P. 91–116.
Основные термины (генерируются автоматически): моря Лаптевых, шельфе моря Лаптевых, шельфа моря Лаптевых, кольчатого тюленя, биологических ресурсов, водных биологических ресурсов, морских млекопитающих, части шельфа моря, части моря Лаптевых, млекопитающие моря Лаптевых, континентального шельфа моря, ресурсов шельфа моря, моря Лаптевых очевидна, шельфе и островах моря, частях шельфа моря, млекопитающие Охотского моря, Глубины моря, Анабарском заливе моря, промысла кольчатого тюленя, возможность акклиматизации ламинарии.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle