Библиографическое описание:

Нагорнова Е. В. Приемы языковой актуализации смысла в романе Зэди Смит «Белые зубы» // Молодой ученый. — 2016. — №2. — С. 915-919.



 

Смысловой мир произведения находится в отношениях корреляции с текстовыми средствами, выступающими в качестве материальной «одежды» идеальных смыслов и особым образом организующими читательское понимание. В связи с этим, в работе с текстом необходимо обращаться к проблеме актуализации понимания смысла на языковом уровне, рассматривать актуализацию как средство смыслообразования в художественном тексте с точки зрения герменевтики, которое побуждает реципиента к построению культурно адекватных смыслов произведения.

Каждый писатель по-своему описывает современную действительность. Особую популярность не только среди английского населения, но и во многих других странах приобрела книга «Белые зубы» (2000), написанная английской писательницей Зэди Смит. Эта грандиозная, богатая идеями, юмором книга, завоевала многие литературные премии, стала основой для создания сериала. Многие критики пишут, что Зэди Смит — сбывшаяся мечта мультикультуралистов, которая доказала свой академический тезис о «плюрализме культур». В книге идет повествование о двух семьях — коренных жителях Лондона и иммигрантов из Бангладеш, которые, несмотря на различные религиозные взгляды, разную культуру и положение в обществе стали друзьями. Можно сказать, что целью этого произведения стало отражение новых явлений в экономической и общественной жизни, трансформации, которые происходили в обществе и сознании людей после распада Империи Великобритании. Что ж помогло автору романа актуализировать смысл на языковом уровне?

Обратимся к небольшому фрагменту романа для рассмотрения содержательности текста. В главе 11 «ThemiseducationofIrieJones» («Недостатки образования Айри Джонс») достижение текстового смысла осуществляется выдвижением текстовых доминант, которые помогают определить актуализацию языковых средств произведения на уровне морфологии, синтаксиса, грамматики, лексики. Также автор широко использует различные стилистические приемы и графические средства.

Данные приемы способствуют глубокому пониманию смысла произведения, что призывает читателя к активной мыслительной деятельности и «доработки» картин, предложенных автором.

Итак, на морфологическом уровне реализуются такие приемы актуализации как: сокращенные формы слов: borrow’d, sof’, darlin’, an’.

“‘I been dealing with a corpse all morning. Be nice to get my hands into somefing sof’,’ said Andrea, emerging from her reverie. ‘Yougonnarelaxit, darlin’?” [2, P. 277]

(—Я все утро с трупом возилась. Так приятно наконец потрогать что-то мягкое,— сказала Андреа, выходя из задумчивости.— Хочешь сделать их прямыми, да, милочка?) [1, C. 344]

Сокращения применяются в разговорной речи, для того чтобы подчеркнуть особенность молодежного разговора, непринужденность и простоту общения подростков.

Наблюдается широкое применение междометий таких как: er, oh, hey, so, um, yeah. В основном междометия заполняют паузы оформления мысли, подбора слов, так же паузы, когда персонажи что-либо вспоминают, при трудности в подборке правильных, в некоторых случаях корректных слов, а также стремление автора и героев кратко выразить мысль и стремление своеобразным обликом слова обратить внимание на его семантику, деавтоматизировать восприятие.

“Then inquired with melodious Scottish emphasis, ‘Before and after what?’

‘Er… what?’

‘Before and after what ?’

‘Oh. Nothing, Miss.’” [2, P. 267]

(Удивленно поглядела на него, потом спросила с мелодичным шотландским акцентом:

—До и после чего!

—А... чего?

—До и после чего!

—Ничего, мисс. ) [1, C. 332]

Основной функцией данных приемов является показатель замешательства персонажа. Миллат, увлеченный собственными мыслями, не следил за обсуждением на уроке и когда учитель застал его врасплох, ученик, пытаясь ответить правильно на вопрос, заполняет паузу междометием, переспрашивает вопрос.

На синтаксическом уровне текст характеризуется следующими чертами: используются редуцированные конструкции (неполные, усеченные, сегментированные); нарушение норм построения предложения:

“ ‘Is she black?’

‘Is who black?’

‘The dark lady.’” [2, P. 271]

(—Она черная?

—Кто черная?

—Темная леди.) [1, C. 337]

“’You won’t get more some other place. Please now,’ she said, looking over the girl’s shoulder to Irie, ‘other customers I have.’” [2, P. 280]

(Тебе все равно нигде не дадут больше. И вообще,— сказала она, глядя поверх головы индианки на Айри,— меня покупатели ждут.) [1, C. 348]

В первом случае редуцированной конструкцией автор выделяет неожиданность вопроса. Вопрос Айри настолько странный, что вводит учителя в замешательство. Второй пример подчеркивает степень образованности персонажа из парикмахерской.

Авторчастоупотребляетприемградации: ‘What exactly were you aiming for?’

“Wasn’t it obvious? Straight. Straightness. Flickability.” [2, P. 283]

(Развенеясно? Прямоты, чтобы они стали прямыми. И легкими.) [1, C.352]

Данный пример показывает читателю употребление в тексте эмоциональной градации, функцией которой является стремление как можно точнее, ярче передать мысли героя, его эмоциональное состояние, а именно сильное желание девушки избавиться, на ее взгляд, от некрасивых кудрявых волос, нетерпение быстрее преобразиться после похода в салон красоты. А также атмосферу ситуации — Айри возмутил тот факт, что после объяснений мастеру, что ей необходимо выпрямить волосы, ее так и не поняли.

Говоря о лексическом уровне, прежде всего, следует отметить чрезвычайную насыщенность текста окказионализмами:

“The Chalfens didn’t need other people. They referred to themselves as nouns, verbs and occasionally adjectives: It’s the Chalfen way, and then he came out with a real Chalfenism, He’s Chalfening again, we need to be a bit more Chalfenist about this. Joyce challenged anyone to show her a happier family, a more Chalfenist family than theirs” “ [2, P. 314]

(Чалфенам не нужен никто другой. О себе они говорят, употребляя образованные от фамилии существительные, прилагательные и даже глаголы: Это по-чалфенски. Он вышел из трудной ситуации, проявив подлинный чалфенизм. Он снова чалфенит. В этом вопросе надо быть чалфенистичнее. Джойс была уверена, что нет семьи счастливее, нет более чалфенской семьи.) [1, C. 390]

Данные окказионализмы образованы по моделям «фамилия семьи TheChalfens + аффикс (-ism, — ist)» и «фамилия семьи TheChalfens + глагольное окончание -ing» данные конструкции усиливаю значение предложения — у Чалфенов очень большое влияние на окружающих; тот, кто находиться под их влиянием становиться похожим на Чалфенов во всем: в поступках — поступать «по-чалфенски», в действиях «чалфенить», по сходству характеристик «чалфенский». Окказионализм используется в тексте с негативным оттенком для выражения неудовольствия, раздражения этой семьей.

“‘You wan’ someting, pickney?’ Straight hair. Straight straight long black sleek flickable tossable shakeable touchable finger-through-able wind-blowable hair. Withafringe.” [2, P. 273]

(—Чего-то хотела, крошка? Хотела. Прямые волосы. Прямые-прямые длинные черные гладкие легкие воздушные струящиеся легко расчесываемые и развевающиеся по ветру волосы. И челку.) [1, C. 339]

На данном примере можно указать авторские неологизмы: tossable, finger-through-able, wind-blowable, созданные по словообразовательной модели «прил. + суффикс -able» по аналогии с прилагательными breakable, washable, moveable и т. д. Экспрессивность окказионализма усиливается за счёт отсутствия согласования между значением основы и значением суффикса: прилагательные типа breakable, washable, moveable находят свои эквиваленты в русском языке: ломкий, хрупкий, стирающийся, двигаемый, а рассматриваемые прилагательные не находят соответствующих русских эквивалентов в словарях: легко отбрасывающийся назад, встряхивающийся, сквозь пальцы пропускаемый, ветром продувающийся. Использование таких неологизмов подчеркивает желание девушки иметь прямые, легкие, струящиеся волосы; Айри употребляет данные слова, так как у нее не находиться больше других слов выразить свое ожидание и нетерпение преобразиться после похода в парикмахерский салон.

В тексте наблюдается преобладание производных слов, относящихся к следующим способам словообразования: суффиксация (yellowing, wanking, facially, disarmingly); словосложения (scallywags, white-flecked, make-over); лексикализации (tocatchone’seye, tobecool, alifeforlife); так же использование экспрессивных синонимов.

Производные слова чаще находят место не в авторских описаниях, а в повседневной разговорной речи героев, что обуславливает уместность данных слов.

“It was this soft underbelly that made him most beloved, most adored by Irie and the nice oboe-playing, long-skirted middle-class girls, most treasured by these hair-flicking and fugue-singing females; he was their dark prince, occasional lover or impossible crush, the subject of sweaty fantasy and ardent dreams ...” [2, P. 269]

(Именно за эту незащищенность и любила его Айри больше всего, равно как и другие школьницы — красивые девочки, играющие на гобое и носящие длинные юбки. Его обожали эти длинноволосые барышни, напевающие фуги. Он был их темным принцем, случайным любовником или безумной страстью, объектом горячит фантазий и отчаянных мечтаний...) [1, C. 335]

В примере можно выделить экспрессивные синонимы, образованные путем словосложения. Данный стилистический прием подчеркивает эмоциональное состояние героя — Айри не равнодушна к Миллату, но, не чувствуя взаимности, ее волнует, что многие девушки, у которых масса достоинств тоже влюблены в парня. Айри раздражена, она ревнует, поэтому она позволяет себе с насмешкой и издевкой высказываться о соперницах.

В тексте широко используются метафорические переносы.

“Irie, ignorant of all this, turned up for her appointment three thirty on the dot, intent upon transformation, intent upon fighting her genes, a headscarf disguising the bird’s nest on her head, her right hand carefully placed upon her stomach.” [2, P. 273]

(Айри ничего этого не знала и, бережно положа руку на живот, пришла ровно в назначенное время — три тридцать, готовая преобразиться, победить свои гены, в шарфе, который скрывал осиное гнездо на ее голове.) [1, С.339]

В данном случае метафора thebird’snest (осиное гнездо) основана на сходстве двух предметов — гнезда и волос на основе их объема, густоты, распределения в хаотическом порядке, взлохмаченности. Как нам известно, Айри девушка смешанных кровей и от матери она унаследовала пышные кудрявые волосы афро-американцев. Влосы было очень сложно уложить в прическу, что занимало не мало времени, а также они стали предметом насмешек со стороны одноклассников поэтому Айри начала их стесняться.

В тексте присутствует функционирование текстовой группировки слов (школьная лексика, слова, употребляемые в парикмахерской) school, geography, student, schoolcode, hallway; DesignandManagement, ahairappointment, longfakenailsandaweave-on, malesection, electrictrimmers, haircut, brush-down, mirrors, ammonia, hotcombs, clips, pinsandsimplefire; следует отметить, что в произведении описываются люди разной национальности: мусульмане и англичане, здесь также присутствует лексика данной тематической группы: Allah, Quran, Raggastani.

Функционально-тектовые группировки слов наиболее значимы для формирования концептуальной семантики текста. Чаще именно они занимают позицию заглавия. Название романа «Белые зубы» — это метонимический перенос, основанный на устойчивых ассоциациях, все большее количество людей понимают, что красивые белые зубы — это элемент современной культуры, символ здоровья и преуспевания. Хорошо известен тот факт, что приятное впечатление от улыбки создается в первую очередь за счет цвета зубов. Неопрятность зубов отталкивает и не позволяет добиться желаемого. Ни для кого не секрет, что характерная черта менталитета англичан в стремлении к внешнему совершенству, в особенности, белоснежная улыбка. В романе автор вводит названия глав одной тематики с заглавием книги: гл. 2 Teething Trouble (зубки режутся), гл. 7 Molars (коренные зубы), гл. 8 Mitosis (митоз), гл. 12 Canines: The Ripping Teeth (зубастые птицы).

Так же следует отметить в тексте присутствие примеров употребления молодежного сленга: shit, bastard, fuck, fugs, marywana, dammit.

“But we, we do not automatically obey. We are tricky, we are the tricky bastards, we humans. We have the evil inside us, the free will. We must learn to obey.” [2, P. 289]

(—Но мы, мы не подчиняемся автоматически. Мы — люди, мы хитрые, хитрющие мерзавцы. В нас сидит зло — свободная воля. Мы должны научиться подчиняться.) [1, C. 359]

Основная функция использования нецензурной лексики — эмоциональное состояние персонажа, в данный момент возмущение. Сэмэд убежден, что человек должен быть покорный судьбе, не пытаться ничего изменить, смириться с превратностями жизни, но его друзья и родные не разделяют с ним этого мнения, поэтому Сэмэд возбужден, пытаясь доказать свою правоту.

Итак, основными функциями приемов актуализации на лексическом уровне являются: необходимость точно выразить мысль (узуальных слов для этого может быть недостаточно); потребность подчеркнуть свое отношение к предмету речи, дать ему свою характеристику, оценку; потребность избежать тавтологии.

Как отдельный прием актуализации следует выделить использование автором отдельных тропов и фигур речи. Втекстевстречаетсязвукоподражание: pissing, to belly-laugh.

“The door slammed. The nice girls looked at each other in that way. (He’s just so out of control, so crazy… he really needs some help, some close one-to-one personal help from a good friend …) The boys belly-laughed. The teacher wondered if this was the beginning of a mutiny.” [2, P. 271]

(Дверь хлопнула. Красивые девочки многозначительно переглянулись. (он прост неуправляемый! Просто сумасшедший… ему необходима помощь, помощь близкого человека, оказанная в личном порядке.) мальчишки захрюкали. Учительница думала: может это начало мятежа?) [1, C. 337]

Функция данного приема заключается в демонстрации невежества и дикости подростков, в особенности их поведение на уроках в школе.

Автором используется метафорическая и метонимическая антономазия: “’Niece-of-Shame!’ cameAlsana’svoicefromthekitchen. ‘Sewing requires concentration. Shut it up, Miss Big-Mouth, please!” [2, P. 283]

(—Позорная Племянница! — закричала Алсана из кухни.— Когда я шью, мне нужно сосредоточиться. Потишетам, миссКрикунья!) [1, C. 352]

“P. K.'s was split into two halves, male and female. In the male section, as relendess Ragga came unevenly over a battered stereo.” [2, P. 274]

(Парикмахерская делилась на две части: мужскую и женскую. В мужском зале из старенького магнитофона звучало рэгги.) [1, C. 341]

В первом случае метонимическая антономазия основывается на выделении определенной характерной черты персонажа, а именно болтливости и манеры говорить громко. Во втором примере применение метафорической антономазии характеризуется заменой конкретного явления собственным именем. В данном случае музыкальные мелодии заменяются названием жанра их исполнения, регги.

Параллельныеконструкции: “He doesn’t know his arse from his elbow. He doesn’t know who he is. But you know him, at least a little, you’ve known all the sides of him. Andheneedsthat. You’redifferent.” [2, P. 284]

(Сам не знает, где у него голова, а где жопа. Вылитый отец. Сам не знает, кто он. Но ты его знаешь, хоть немного, но знаешь. Ты знаешь, каким он бывает. А ему нужен кто-то, кто его знает. Ты для него особенная.) [1, C. 353]

На данном примере показывается частичный параллелизм, который служит для акцентуации смыла данного отрывка: беспомощность персонажа (Миллат) и необходимости его в поддержке другого персонажа (Айри); для заострения внимания читателя на данной мысли.

Так же в тексте присутствует такой стилистический прием как уточнение: “Thereweren’tany… well, Afro-Carri-bee-yansinEnglandatthattime, dear. That’s more a modern phenomenon, as I’m sure you know.” [2, P. 271]

(В то время в Англии еще не было... э-э... афро-карибцев. Я думаю, ты знаешь, что это скорее современное явление.)[1, C. 337]

Использование данного приема подчеркивает паузу для формулирования корректной фразы, для подбора более точного и приемлемого для употребления в речи существительного, обозначающего национальность.

В тексте в достаточном объеме представлены сравнения, которыми пользуется автор для более красочного описания, более четкого подтверждения эмоционального состояния героя — недовольство своей внешностью. “Andthecurlyhairthing, blackwires.” [2, P. 272] (и про волосы тоже — как черная проволока.) [1, C. 338]

Стоитотметить, чтороманнаписанвюмористическомключе, и, однимиизприемов, демонстрирующихэтоявляютсяирония, гиперболаиперифраз: “Sometimes she'd be walking through school in a bikini with the lamp-post enigma written in chalk over her brown bulges, over her various ledges (shelf space for books, cups of tea, baskets or, more to the point, children, bags of fruit, buckets of water), ledges genetically designed with another country in mind, another climate.” [2, P. 266]

(Иногда ей снилось, что она идет по школе в бикини, а загадка фонарного столба написана мелом на ее коричневом пухлом теле, на его разнообразных выпуклостях (бедра, грудь, зад выступают, как полки, на которых можно расположить книги, чашки с чаем, корзины или, что вероятнее всего, детей, пакеты с фруктами, ведра с водой), выпуклостях, созданных в расчете на жизнь в другой стране, в другом климате.) [1, C. 330]

В данном примере показана ирония и критическое отношение главной героини Айри самой к себе. Ее навязчивая идея похудения не дает ей покоя, она уже не может адекватно воспринимать себя такой, какая она есть.

Примерперифраза: “It was a simple enough exchange and there was joy in it: the buzz of the revolving blade by your ear, a rough brush-down with a warm hand, mirrors front and back to admire the transformation.” [2, P. 275]

(Простой обмен: шесть фунтов за удовольствие от жужжания машинки над ухом, теплой руки, стряхивающей с твоей головы волосы, и двух зеркал, чтобы увидеть себя и спереди, и сзади, и оценить изменения.) [1, C. 341]

Автором описывается атмосфера в парикмахерской в разгар рабочего дня. Айри нравиться не только суета и сам процесс стрижки и укладки волос, для нее это спасение, только парикмахер может избавить ее от непослушных кудряшек.

Также следует отметить графические средства актуализации: сознательное искажение написания слов и выражений; написание слов слитно (whateverhernameis); выделение слов курсивом и жирным шрифтом; мультиплицирование (doooodling, ooooh, ummm, aaagh).

“Absolutely certain? You don’t wish to delay the class any more? Because… some of the class need to listen to — nae, are even a wee bit interested in — what I have to say. So if you could spare some time from your doooodling-“ [2, P. 267]

(—Точно? Больше не будешь заставлять класс ждать? Видишь ли*., кое-кто хочет послушать... некоторым даже немного интересно то, что я говорю. Так что, если ты отвлечешься на секунду от своих риcу-ууу-ууунков...) [1, C. 332]

Употребление мультиплицирования объясняется желанием героя показать свое пренебрежение рисунками, показать, что они не имеют никакой ценности и интереса для других, что это пустая трата времени и сил.

Разряженным шрифтом выделяются объявления, строчки из газет, вызывающие определенный интерес героев. “It was speaking to her. L O S E W E I G H T (it was saying) T O E A R N M O N E Y.” [2, P. 265]

(Похудей (призывало оно) и получи за это деньги.) [1, C. 329]

Автор прибегал к использованию этих средств для привлечения внимания читателя к наиболее важным словам, подчеркивающим основную мысль высказывания.

Таким образом, значимость языковой актуализации состоит в том, что неожиданность текстовых средств, разрушение стереотипа, во-первых, стимулирует понимание читателя важности того, что подвергается актуализации, а во-вторых, придаёт пониманию процессуальный характер, сосредоточивая внимание читателя на формах текстовых средств и выстраивая его действия на пути к пониманию текста в определённую схему.

Роман Зэди Смит имеет свой собственный набор текстовых доминант, и основной целью нашего анализа языковых средств актуализации смысла стало выявление особенного для данного текста набора доминант. Что является средством передачи эмоционального настроения, которое автор хочет донести до читателя. В главе актуализируется описание «нелегкой» жизни подростка Айри. Здесь с иронией и юмором описывается взаимодействие главного персонажа с родителями, учителем, одноклассниками. Проблемы, с которыми сталкивается Айри, для нее очень серьезны, но читатель не может без улыбки читать про это.

Итак, мы определили набор доминант, являющихся главными для актуализации смысла произведения. На языковом уровне это: сокращенные формы слов, междометия, редуцированные конструкции, окказионализмы и авторские неологизмы; наблюдается преобладание производных слов; применяются стилистические фигуры речи: градация, метафорические переносы, экспрессивные синонимы, антономазия, параллельные конструкции, перифраз, ирония, гипербола; графические приемы: написание слов слитно, мультиплицирование и разряженный шрифт.

 

Литература:

 

  1.                Смит Зэди. Белые зубы / пер. с англ. Качановой О. М.: Изд-во Ольги Морозовой. 2005, — 672 с.
  2.                Smith, Zadie. White Teeth. — L: Penguin Books Ltd. 2001, — 542 c.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle