Библиографическое описание:

Усманов М. И. Средняя школа в начале XX века и ее проблемы // Молодой ученый. — 2016. — №2. — С. 750-752.



 

В работе рассматриваются основные проблемы средней школы в начале двадцатого века, делается попытка системного анализа ее функционирования. В статье сделан акцент на проект реформы средней школы министра народного просвещения России, графа П. Н. Игнатьева.

Ключевые слова: средняя школа, граф Игнатьев, реформа, образование.

 

В начале XX столетия в России существовала многотипная, многоступенчатая система организации школьного дела. Для понимания ситуации в системе российского среднего образования представляется целесообразным сделать краткий обзор этих типов и их организации в этот и предшествующий период.

Из огромного количества типов средних и специальных школ во второй половине XIX столетия и первого десятилетия ХХ отметим лишь характерные. С конца 60-х годов наряду с классическими гимназиями, реформированными в 8-классные учебные заведения с двумя древними языками, возникли 6-классные реальные училища с 7-м специальным классом. В системе женского образования в 60-х годах вместе с реформированными институтами открылись женские гимназии — сначала мариинские, а затем министерские, совершенно различные по программам, способу управления и даже по числу лет обучения. В числе этих были и образовательные учреждения, создаваемые благотворителями, жертвовавшими большие деньги на дело образовании. «На протяжении многих веков в России складывались традиции милосердия и благотворительности, основывавшие гуманистические парадигмы помощи наиболее нуждающимся слоям общества. Во многом это было продиктовано порывом одной из фундаментальных черт русского национального самосознания — помощи и сострадания, стремления принять непосредственное участие в беде ближнего» [1, с. 168].

С 80-х годов возникли частные средние школы, сыгравшие затем в больших городах и особенно в столицах огромную роль, в 90-х годах — коммерческие училища ведомства министерства финансов, потом перешедшие в ведение министерства торговли и промышленности.

С 70-х годов по Положению 1872 года на смену уездных училищ пришли трехклассные городские училища, которые после 1900 года реформировались в высшие начальные.

В начале XX века заметная роль отводилась двухклассным сельским начальным училищам, особенно с тех пор, как земства получили право открывать учебные заведения этого типа. Ранее они были созданы при фабриках и заводах, при железнодорожных станциях. Это были училища с 5- или 6-летним курсом, разделенным на два концентра — первый в 3 или 4 года, соответствовавший начальному училищу, и второй, дополнительный, с двухгодичным курсом второго класса. Название двухклассных они сохранили от того времени, когда при своем возникновении они имели при 5-летнем курсе две классные комнаты и двух учителей. Можно отметить, однако, что правительство всегда стремилось взять школьное дело в свои руки и направить образование в сторону, соответствовавшую его целям, удовлетворяя практические потребности в более образованных и специально подготовленных сотрудниках для правительственных учреждений. Разнообразные цели подготовки были причиной постоянных реформ учебных заведений и появления новых типов.

По сути, начальные училища ведомства министерства народного просвещения были сведены в официальной статистике к двум типам: школы одноклассные и школы двухклассные. В действительности, типов школ было гораздо больше. Так, одноклассные школы были городскими и сельскими. Городские школы делились следующим образом: на министерские или казенные, на городские, содержащиеся на средства непосредственно города, и на частные. Сельские школы были следующих видов: земские, министерские, а также частные. Кроме того, данные типы школ отличались по своим задачам, способам управления, да и в целом учебными программами.

Гораздо менее разнообразными по типу были двухклассные училища, но по своим заданиям и программам они представляли еще большее разнообразие, чем начальные училища — одноклассные. Так, Б. Чарнолуцкий в своей книге «Земство и народное образование» констатировал, что ядром земской деятельности в области общего школьного образования была земская народная «одноклассная» школа в том виде, в каком она сложилась к первому десятилетию XX века после длительной эволюции. «Причем земская просветительная деятельность всегда шла по пути одновременно и количественного расширения и усложнения просветительных земских учреждений» [2, с. 108]. Однако деятельность земства в этом направлении осуществлялась в таких условиях, которые не только исключали возможность нормального развития этого процесса, но очень долго делали ее практически невозможной. Условия эти заключались, с одной стороны, в крайне узком толковании учебной администрацией постановлений Положения 1874 года о начальных народных училищах, а с другой — в постепенной эволюции правительственного взгляда на закон о частных учебных заведениях, завершившейся полным изъятием этого закона из земской практики. В результате вся история земской деятельности по созданию высших общественных народных школ отчасти направилась в сторону субсидирования правительственных школ этого типа, отчасти свелась к нескольким разрозненным и крайне немногочисленным попыткам создания собственных высших школ, не имевшим никакой возможности дальнейшего развития.

Почти все эти типы представляли в этом отношении две разновидности — одноклассные школы были с трех- и четырехгодичным курсом, двухклассные в соответствии с продолжительностью курса первого класса — с 5-ти и 6-тилетним курсом.

У некоторых типов преобладал тот или другой период обучения, например, русско-инородческие школы имели по преимуществу 4-х годичный курс, а двухклассные фабричные и железнодорожные часто увеличивали курс обучения до 6 лет. В первом десятилетии XX столетия по инициативе Московского губернского земства стали возникать начальные школы с 6-тилетним курсом, которые нельзя бы было причислить к двухклассным, потому что курс их не делился на первый и второй класс, а представлял собой единую 6-тилетнюю программу. Наконец, кроме совместных училищ, в некоторых городах были отдельные училища для мальчиков и отдельные для девочек. «Таким образом, можно резюмировать, что в российской системе школ было около 30 типов начальных училищ. Впрочем, к начальным училищам можно отнести и школы для дефективных детей — для умственно отсталых, слепых и глухонемых детей» [3, с. 45.].

Следует отметить, что одноклассные училища находились в подчинении уездных училищных советов, двухклассные и частные подготовительные училища — непосредственно директоров, а также инспекторов народных училищ. Наибольшее число училищ в предыдущие годы, почти равное числу училищ Министерства народного просвещения, находилось в ведомстве православного исповедания (святейшего синода), при котором существовал особый училищный совет. Между церковно-приходскими школами, с одной стороны, и земскими и министерскими, с другой, была огромная разница. Церковно-приходские школы также различались по составу учащихся, по условиям функционирования, а по иным признакам — существованию в городах или селениях. Выделялись следующие типы: одноклассные, двухклассные, второклассные и школы грамоты.

Стоит упомянуть о том, что некоторые фабрики и заводы, а также некоторые железнодорожные управления считали более приемлемым открывать церковно-приходские школы вместо школ ведомства Министерства народного просвещения. «Такие школы часто гораздо более походили на железнодорожные и фабричные школы Министерства народного просвещения, нежели на другие церковно-приходские, но все-таки их нужно выделить в особый тип по форме управления и отчасти по программам и общему направлению учебно-воспитательной работы» [4, с. 89]. Таким образом, получилось не менее 10 типов начальных церковно-приходских школ: в городах: однокласслые, двухклассные; частные: заводские, железнодорожные; в селениях: одноклассные, двухклассные, второклассные, школа грамоты; частные: фабрично-заводские; железнодорожные.

Кроме церковного ведомства, надо упомянуть и Военное министерство, в ведении которого также находились начальные школы, но их число было незначительно.

Общим для всех типов школ было только их подчинение Министерству народного просвещения, а программы, организация, источники существования, состав учащихся и строй внутренней жизни всегда были различны, в особенности, у правительственных и частных учебных заведений.

Кроме Министерства народного просвещения и ведомства православного исповедания, существовало еще и ведомство императрицы Марии, имевшее в своем ведении несколько десятков женских институтов, своеобразных закрытых воспитательных учреждений, мужской сиротский институт, женские гимназии, мариинские школы, школы воспитательного дома и т. п. И это далеко не все типы средних и специальных учебных заведений. Стоит отметить, что значение некоторых из них в общей сети средних учебных заведений было очень значительно: укажем па коммерческие училища, кадетские корпуса, духовные семинарии, духовные училища, женские епархиальные училища и средне-технические и железнодорожные училища.

Увеличение количества школ этих типов происходило двумя путями. Во-первых, это связано с появлением совершенно новых типов учебных заведений, во-вторых, — с преобразованием старых. В связи с тем, что проведение реформы, как правило, затягивалось по финансовым или иным причинам на многие годы, параллельно могли существовать учебные заведения как старого, так и нового типа.

Данное явление породило невероятное смешение совершенно разных типов, а порой на весьма длительное время сохраняло архаические типы учебных заведений. Например, Московские казенные начальные училища по Положению 1836 года (изданному специально для них) просуществовали почти до 1912 года рядом с новыми видами городских начальных училищ, сохранив при этом свою старую, неповторимую, очень оригинальную структуру.

И, тем не менее, в России не прекращались попытки реформирования средней школы. Так, в 1899 г. новый министр народного просвещения тайный советник Н. П. Боголепов поставил на очередь вопрос о радикальном преобразовании системы образования. Так, в циркуляре от 8 июля 1899 года он обратил внимание попечителей учебных округов на жалобы со стороны родителей и педагогов, указывавших на такие недостатки средних школ как: 1) формализм и отчужденность учебного заведения от семьи; 2) невнимание педагогов к индивидуальным особенностям учащихся, а также пренебрежение духовно-нравственным и физическим воспитанием; 3) нежелательность существовавшей специализации школы начиная с младших классов обучения; 4) чрезмерность объема ежедневной умственной деятельности; 5) несогласованность учебных программ друг с другом, а также по времени, наполнение их второстепенными требованиями; 6) недостаточное преподавание родного русского языка, литературы, истории; 7) повышенные требования при изучении древних языков; 8) недостаточный уровень морально-нравственной зрелости выпускников гимназий; 9) неудовлетворительная постановка преподавания предметов в реальных училищах.

Таким образом, можно утверждать, что проблемы, сложившиеся в средней школе в начале 20-го века, требовали своего разрешения, часть из которых на тот период уже решалась в рамках реформ, проводимых министерством, под руководством графа Игнатьева. Все это заложило высокую образовательную культуры отечественного образования, стало отправной точкой советских образовательных традиций, которые стали отражаться в «культуре общения, профессиональной культуре, художественной культуре, нравственной культуре, культуре политической, экономической как степени полипредметности феномена» [5, с. 24].

 

Литература:

 

  1.      Ярычев Н. У. Становление и развитие отечественной парадигмы социальной помощи и поддержки нуждающихся: историко-социокультурный обзор [Текст] / Н. У. Ярычев // Молодой ученый. — 2009. — № 3. — С. 168–171.
  2.      Чарнолуцкий Б. Земство и народное образование. — СПб., 1910. — С. 108.
  3.      Чехов Н. В. Типы русской школы в их историческом развитии. — М., 1923. — С. 45.
  4.      Исторический очерк развития церковно-приходских школ. — СПб., 1909. — С. 89.
  5.      Ярычев Н. У. Конфликтологическая культура учителя: сущность, структура и особенности развития // Научное обеспечение системы повышения квалификации кадров. — 2011.№ 1 (6). С. 24.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle