Библиографическое описание:

Ходжалиев С. А. Анализ практики назначения наказания в виде ограничения свободы на примере Чеченской Республики // Молодой ученый. — 2016. — №2. — С. 712-714.



Анализ практики

 

Политика борьбы с преступностью в государстве должна быть комплексной, системной и планомерной. Общество нуждается в единой концепции, эффективной стратегии предотвращения преступности. На законотворческой и правоприменительной практике не может существовать отдельной уголовно-правовой политики так же, как и отдельных ее подструктур — уголовно-процессуальной, уголовно-исполнительной, криминологической, административно-правовой. В связи с этим отдельного внимания заслуживает проблема смены направления в осуществлении отечественной уголовно-правовой политики.

На VIII Всероссийском съезде судей на самом высоком уровне раздавались призывы «к очередной либерализации уголовного законодательства». Речь, в частности, идет о дальнейшей декриминализации преступлений небольшой тяжести, совершенных впервые, перевод их в разряд административных правонарушений. Не трудно прогнозировать, к каким неблагоприятным криминологическим последствиям это приведет. К решению данного вопроса нельзя подходить неконкретно, недифференцированно.

В процессе исследования того или иного явления асоциального характера важно определить его главные особенности, выявить существующие закономерности, обозначить суть. Все это необходимо для того, чтобы определить основные способы воздействия на него, а также разработать эффективный механизм предупреждения.

В практике назначения и исполнения наказания достаточно часто выявляются недочеты в законодательном системе правового регулирования процедур исполнения и назначения наказаний, а именно — однотипности практикующих сегодня в стране видов наказаний, невозможности взаимозаменения их и взаимодополнения, а также равнозначных ограничению свободы по силе карательного воздействия видов наказаний.

Ввиду необходимости адекватного определения целей назначения наказания в виде ограничения свободы и их должного исполнения очень важно рассчитывать необходимые ресурсы, которые бы позволили в будущем получить максимально достоверное представление о том, с какими потенциальными трудностями можно столкнуться в процессе назначения и исполнения наказания в виде ограничения свободы, а также о том, какие управленческие решения могут быть приняты в связи с этим. С целью совершенствования системы наказаний в процессе решения задач по их исполнению важным представляется использование методов криминологического прогнозирования.

Проследить динамику и характер нарушений и ошибок судебной системы при назначении и исполнении наказания в виде ограничения свободы, дать объективную оценку состояния и уровня законности весьма затруднительно, поскольку нет сводных данных о содержании имеющихся нарушений, свойственных разным категориям сотрудников, а также о соотношении случаев нарушения законности в тех или иных учреждениях уголовно-исполнительной системы.

Для оценки динамики изучаемого нами явления необходимо рассмотреть показатели применения наказания нарушений установленных ограничений, которые были допущены лицами, осужденными к ограничению свободы, кроме того, применения электронных или иных технических средств надзора и контроля с целью сокращения количества рецидивов, а также прогнозирование их возникновения в ближайшем будущем.

Существующая в настоящее время система надзора за осужденными к ограничению свободы лицами, конечно, еще не безупречна, детально не проработана, что, в свою очередь, поначалу вызывает затруднения в процессе надзора и контроля за осужденными, в том числе в выявлении и фиксации возможных нарушений ими установленного порядка отбывания наказания.

Целью работы учреждений и органов исполнения наказания и существующей системы контроля за осужденными в целом является прежде всего выявление тех или иных нарушений установленных осужденному ограничений и установленного порядка отбывания наказания. Уголовно-исполнительным инспекциям выявить и оценить положительное поведение осужденных лиц к ограничению свободы гораздо сложнее в силу объективных и субъективных факторов и причин. Так, тот факт, что осужденный находится по месту жительства в установленное судом время, который зафиксирован с помощью электронных средств контроля, еще не говорит о полном исправлении данного лица и появления возможности снятия с него части установленных ограничений. Но, вместе с тем, факт отсутствия осужденного дома в установленное время, подтвержденный данными электронных средств контроля, свидетельствует о безусловном его нарушении, кроме того, в случае отсутствия на то уважительных причин со стороны осужденного это может послужить основанием для обращения УИИ в суд с ходатайством о замене ограничения свободы лишением свободы. [1, с.59]

Представляется важным обратить особое внимание на очень низкий показатель удовлетворения ходатайств о замене ограничения свободы лишением свободы. Подобное происходило в 55,6 % случаев на территории России в целом, и в 40 % случаев — на территории Чеченской Республики. Вместе с тем, это совершенно не свойственно отечественной судебной системе и косвенно указывает как раз на эффективность ограничения свободы как вида наказания и, по всей вероятности, на существование на начальной стадии применения наказания определенных сложностей в доказывании нарушений установленных судом ограничений со стороны осужденных к ограничению свободы. [2, с.2819]

Подобное положение дел и аналогичная динамика отмечается практически во всех субъектах Российской Федерации. Так, в частности, были проанализированы данные статистики по рассматриваемому вопросу по Чеченской Республике. Стоит отметить, что наказание в виде ограничения свободы как основной вид наказания в 2013 г. назначалось в 1,2 раза чаще по сравнению с 2012 г. Наказание в виде ограничения свободы в качестве дополнительного вида наказания назначалось в 2013 г. в 7,2 (720 %) раза чаще, нежели в 2012 г.

Представляется, что Чеченская Республика имеет ряд особенностей в применении наказания в виде ограничения свободы. Так, в 2013 г. наблюдался незначительный рост числа лиц, осужденных к ограничению свободы как основному виду наказания, в то время как рост числа лиц, осужденных к ограничению свободы в качестве дополнительного вида наказания, был очень стремительным, имел скачкообразную динамику. Кроме всего прочего, указанный факт, вероятно, может быть объясним тем, что с 2012 года в Чеченской Республике началось внедрение системы электронного мониторинга подконтрольных лиц. В результате республика стала практически самым успешным регионом, применяющим СЭМПЛ. Так, начальник ФКУ УИИ УФСИН подполковник внутренней службы Умарпаша Ахматханов сказал: «Благодаря проводимым мероприятиям по сравнению с прошлым годом в Чеченской Республике среди наших осужденных снизились на 38 % повторные преступления и составляют 0,3 %. Таким образом, республика занимает лидирующее место в субъектах России в этом направлении» [3, с.99].

В 2013 г. ограничение свободы и в качестве основного, и в качестве дополнительного вида наказания было назначено судами Чеченской Республики в отношении 159 лиц, совершивших преступления, что, в свою очередь, в 1,91 раза (191 %) больше, нежели в 2012 г., и является практически аналогичным показателям по России в целом (2,15 раза, или 215 % соответственно). [4,с.230]

Анализ статистических данных показал следующее. Вопреки тому, что наблюдалось значительное увеличение количества осужденных лиц к ограничению свободы, общее их количество среди осужденных лиц за совершение общественно опасных деяний в 2012–2013 гг. остается по-прежнему весьма невысоким.

Согласно отчету Судебного департамента при Верховном Суде РФ о работе судов первой инстанции по рассмотрению ими уголовных дел за 2013 г. [4], в стране за совершение преступных деяний было осуждено 806 728 чел., в том числе к лишению свободы на определенный срок — 236 901 чел., условно осуждены к лишению свободы 285 890 чел., к штрафу — 117 868 чел., к обязательным работам — 92 170 чел., к исправительным работам — 42 885 чел. За 2012 г. за совершение преступных деяний было осуждено 870 082 чел., в том числе к лишению свободы на определенный срок — 276 570 чел., условно осуждены к лишению свободы 312 995 чел., к штрафу приговорены 127 578 чел., к обязательным работам — 81 530 чел., к исправительным работам — 41 446 чел. Данные были приведены только по тем видам наказаний, к которым было осуждено наибольшее количество граждан. К ограничению свободы, назначенного в качестве основного вида наказания, было привлечено только 1,4 % осужденных в 2012 г. и 0,9 % — в 2011 г. [5, с.44]

Из указанного выше следует, что ограничение свободы как основной вид наказания на территории Чеченской Республики было применено несколько реже, нежели по стране в целом. Вместе с тем, исследование показывает стабильно высокие темпы роста числа лиц, осужденных к ограничению свободы, что, безусловно, свидетельствует о наличии высокой потребности отечественной судебной системы в наказаниях, не предполагающих изоляцию осужденных от общества, но являющихся в действительности альтернативой лишению свободы, а также подтверждает доверие системы судебной власти к еще новому по своему содержанию виду наказания.

Одна из главных задач деятельности отечественной уголовно-исполнительной системы в существующих условиях модернизации — это снижение рецидивной преступности. Сегодня уголовно-исполнительными инспекциями для осуществления надлежащего дистанционного надзора за осужденными к ограничению свободы, а также за лицами, в отношении которых избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, кроме того, для обеспечения контроля за выполнением подконтрольными лицами предписанных ограничений используются электронные средства надзора и контроля, которые в совокупности представляют СЭМПЛ ФСИН России. [6,с.70]

 

Литература:

 

  1.              Барков Л. А. Ограничение свободы как наказания: первые результаты применения и перспективы // Вестник Челябинского государственного университета. — 2013. — № 5 (296). — С. 56–60.
  2.              Ходжалиев С. А. Проблемы и недостатки в деятельности уголовно-исполнительных инспекций по исполнению наказания в виде ограничения свободы (на примере Чеченской Республики) //Фундаментальные исследования. — 2014. — № 9–12. — С. 2818–2821.
  3.              Ходжалиев С. А. Проблемы назначения и исполнения наказания в виде ограничения свободы: особенности криминологического прогнозирования: Монография. — Кисловодск: ИЦ «Магистр», 2015. — 180с.
  4.              Ходжалиев С. А. Методологические особенности криминологического прогнозирования назначения и исполнения наказаний в виде ограничения свободы //В сборнике: Актуальные проблемы права Материалы IV Международной научной конференции. — Москва: Буки-Веди, 2015. — С. 229–231.
  5.              Сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за 2013год.
  6.              Зарембинская Е. Л. Внедрение инновационных технологий при исполнении наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества // Уголовно-исполнительная система Российской Федерации в условиях модернизации: современное состояние и перспективы развития: сб. докл. участников междунар. науч.-практ. конф., 22–23 нояб. 2012 г. — Рязань: Рязань, 2013. Т. 1. — С. 42–49.
  7.              Бедняков И. Л. Исполнение наказаний без изоляции от общества: проблемы и перспективы // Вестник Владимировского юридического института № 1(30), 2014. С. 69–75

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle