Библиографическое описание:

Ивакин С. Е., Куташов В. А., Припутневич Д. Н. Психологические особенности личности, влияющие на сокрытие информации при опросе с использованием полиграфа (обзор литературы) // Молодой ученый. — 2016. — №2. — С. 335-339.



 

Данный обзор проведён в рамках первой части дипломной работы, посвящённой исследованию психологических особенностей личности, влияющих на сокрытие информации при проведении опроса с использованием полиграфа (детектор лжи). В статье рассматриваются зарубежные и отечественные публикации, посвящённые влиянию личностных особенностей и ситуативных факторов на сокрытие информации, даётся определение понятия «ложь». Литературный обзор выявляет противоречие исследователей по поводу преобладания в сообщении лжи психологических качеств личности или особенностей конкретной ситуации.

Ключевые слова: ложь, рентная информация, гендерные различия, психотип личности, психологические особенности личности, ситуативные факторы.

 

Американский психолог Белла де Пауло провела эксперимент, заключавшийся в следующем: она попросила 147 человек вести дневник, в котором испытуемые должны были описывать каждый случай, когда им приходилось вводить кого-то в заблуждение, то есть говорить неправду. Результаты этого исследования показали, что, по самым скромным подсчетам, люди, которые приняли участие в этом эксперименте, отклонялись от истины в среднем 1,5 раза в день [17]. Другой исследователь, американский ученый Массачусетского университета Роберт Фельдман, подсчитал, что люди на первом этапе знакомства успевают трижды приукрасить что-то в своей речи за 10 минут беседы. Именно на этот эксперимент ссылается персонаж сериала «Обмани меня» — известный профессор, специалист в области детекции лжи Кэлл Лайтман, когда говорит террористу, что в среднем люди лгут три раза за 10 минут разговора [18].

Ложь — это повсеместное, ещё не изученное до конца с психологической точки зрения явление. Ложью пользуются дети, политики, продавцы, друзья, коллеги по работе и даже мы сами. Во время статистических исследований в 1987 году, которое проводилось в Америке одним из телеканалов кабельного телевидения, выяснилось, что 54 % опрошенных респондентов считают, что люди стали более лживыми, чем 10 лет назад, а 71 % высказал неудовлетворённость современным уровнем честности [8]. Каждый четвёртый респондент считал, что Президент Соединённых Штатов и члены Конгресса часто скрывают правду. 94 % людей считали, что искренность — это самое важное качество в друге, намного более важное, чем любое другое. Итак, что же такое ложь.

Самый известный специалист в области психологии лжи Пол Экман так определяет ложь: «ложь — это действие, которым один человек вводит в заблуждение другого, делая это умышленно, без предварительного уведомления о своих целях и без отчетливо выраженной со стороны жертвы просьбы не раскрывать правды» [15, с. 21]. Данное определение предполагает, что в процессе лжи задействованы как минимум два человека, т. е. самообман ложью не является. В качестве жертвы не обязательно выступает один человек, жертвой может быть и группа людей.

Там, где появляется ложь, всегда есть рентная информация. Рента — это вид дохода, регулярно получаемого с капитала, земли, имущества и не связанного с предпринимательской деятельностью. На основе этого мы употребляем слово «рентный» как термин в значении «приносящий какую-либо выгоду». Таким образом, рентная информация — это информация ценная, приносящая какую-либо выгоду человеку.

В своём исследовании мы будем понимать ложь как феномен целенаправленного сокрытия рентной информации. Ложь — это главный способ защиты рентной информации, который использует владелец информации в своем противостоянии с претендентом на ее получение, в нашем случае с верификатором (полиграфологом).

Мы считаем, что вопрос возможных причин намеренного сокрытия информации — это вопрос о преобладании личностных и ситуационных переменных в процессе лжи. Иными словами можно сказать, что ложь может определяться либо психологическими особенностями личности, либо особенностями ситуации, в которой эта ложь сообщается. Рассмотрим результаты исследований, которые подтверждают первую точку зрения.

Здесь в первую очередь необходимо остановиться на гендерных (половых) различиях лжи. В ходе анализа дневников, проведенного Де Пауло и ее коллегами, были выявлены гендерные различия, связанные с сообщением лжи [17]. Хотя не было обнаружено гендерных различий, касающихся частоты сообщения лжи, был отмечен факт, что мужчинам и женщинам более свойственны различные типы лжи. Мужчины чаще прибегают к самоориентированной лжи (это ложь, направленная на себя и свои поступки), тогда как женщины — ко лжи, ориентированной на других (ложь, целью которой является сообщение неправдивой информации о партнёре по общению в ходе межличностного взаимодействия), особенно при общении с другими женщинами. В разговорах между двумя женщинам почти половина сообщаемой лжи относилась к категории ориентированной на других.

Саарни продемонстрировал тот факт, что склонность женщин чаще использовать ложь, ориентированную на других, присутствует уже в раннем детском возрасте [23]. Дети в возрасте от семи до одиннадцати лет получали подарки, которые им нравились (например, конфеты и деньги), в качестве вознаграждения за помощь взрослым. Вскоре после этого их снова просили помочь, но на этот раз их вознаграждали подарками, которые не представляли для них интереса и подходили скорее детям более младшего возраста. Девочки выражали свое разочарование в меньшей степени, чем мальчики, и реагировали с большим энтузиазмом, когда им вручался неинтересный подарок.

Был также продемонстрирован тот факт, что в процессе взаимодействия с другими людьми женщины, как правило, более открыты, доверительны и склонны выражать эмоциональную поддержку, чем мужчины. В результате, как женщины, так и мужчины положительнее отзываются о разговорах с женщинами, чем с мужчинами [10,22]. Существуют свидетельства того, что мужчины и женщины по-разному ведут себя, когда лгут. Говоря ложь, женщины чувствуют себя несколько более дискомфортно, чем мужчины [9,10]. Таким образом, можно сказать, что между мужчинами и женщинами есть определённые различия в сообщении лжи, но нельзя сказать о том, что пол человека влияет на частоту произносимой им лжи.

Перейдём к другим исследованиям, в которых подтверждается точка зрения о том, что психологические особенности личности влияют на сокрытие информации. Так, И. А. Церковная подробно исследовала личностные детерминанты лжи [12]. В её исследовании установлено, что демонстрация лживости связана: 1) с психофизиологическими характеристиками личности, а именно — высокой потребностью в движении, высоким уровнем психомоторной, интеллектуальной и коммуникативной скорости, низкой эмоциональной чувствительностью; 2) с психологическими характеристиками — ответственностью, открытостью, доверчивостью, эмоциональной устойчивостью, жизнерадостностью, дружелюбием, экстраверсией, низким уровнем внутренних переживаний, активной личностной позицией; 3) с социально-психологическими характеристиками личности — ответственностью за события семейной жизни, способностью контролировать межличностные и производственные отношения, высоким уровнем субъективного контроля.

Многие исследователи немаловажную роль в сообщении лжи отводят психотипу личности. К. Леонгард к патологическим лгунам относит демонстративный тип акцентуированной личности [5]. Он считает, что в беседе с такими людьми очень легко «попасться на удочку». Получаемым ответам в большинстве случаев нельзя доверять: демонстрант рисует себя не таким, каким является на самом деле. Свою истерическую сущность такие люди выдают всем своим поведением: все у них преувеличено — выражение чувств, мимика, жесты и тон. Но патологические мошенники могут прятать назойливые манеры демонстративной личности, так как хорошо знают, что с помощью спокойного поведения можно снискать доверия. Они в любое мгновение могут вытеснить из своей психики знания о каком-либо событии, а при необходимости вспомнить о нем. Не исключено, что эти личности могут забыть то, что они длительное время вытесняли из своей психики [5]. Недаром еще Монтень говорил, что самая большая опасность для лжеца, опасающегося разоблачения, — иметь плохую память [2].

В. Т. Кондрашенко считает, что истероидные подростки склонны лгать и фантазировать, чтобы выставить себя в лучшем свете. Чаще всего фантазии истероидов носят альтруистическое содержание, но иногда могут иметь и криминальную асоциальную окраску. Самооговоры среди подростков с истероидными чертами характера — явление довольно частое. Стремление казаться интересными, «нестандартными» заставляет их почти все время разыгрывать какую-либо роль (театральность, наигранность) [3].

Учитывая факт, что ложь совершается в контексте повседневных социальных взаимодействий, разумно предположить, что те, кто находит большее удовольствие в социальных взаимодействиях, являются более искусными лжецами. Социальная жизнь особенно привлекает экстравертов и общительных индивидов. Экстраверты любят находиться в обществе других людей, не застенчивы и уверенно чувствуют себя в социальных взаимодействиях. Различия в степени социальной вовлеченности оказывают влияние на уровень развития навыков обмана. Общительные люди лгут чаще, чем замкнутые [20], чувствуют себя более комфортно, когда лгут [25], и дольше настаивают на своей лжи. Последний из этих результатов был выявлен в ходе исследования, проведенного Вриджем и Винкелем [26]. Офицер полиции проводил расспрос участников по поводу их обладания наушниками. Хотя перед интервью всем участникам были выданы маленькие наушники (факт, не известный офицеру полиции), всех их просили отрицать факт обладания наушниками. Черты личности измерялись с помощью опросника. Почти половина (46 %) социально тревожных индивидов признались во время интервью, что у них в кармане лежат наушники, тогда как лишь 19 % участников, не отличающихся социальной тревожностью, признались в обладании ими.

Стен Б. Уолтерс в своей книге «Правда про ложь» пишет про то, что способность человека лгать целиком зависит от его навыков общения и от интеллекта [7]. Уолтерс подчёркивает, что эти характеристики не влияют на частоту произносимой лжи, в то же время в некоторых исследованиях подчеркивается, что такая связь существует [11,13].

Психологические исследования свидетельствуют, что чаще лгут люди с малой устойчивостью к стрессу, повышенной тревожностью, невротичностью, а также склонные к совершению антисоциальных поступков [13]. Искреннему общению мешает тревожность, которая вносит элемент подозрительности, необоснованных страхов и является помехообразующим фактором. Тревожность делает общение неполноценным, свернутым и односторонним [4].

Вторая точка зрения о преобладании ситуативных факторов в сообщении лжи так же подтверждается немалым количеством исследований. Так, в Великобритании в период с 1987 по 1991 гг. только по тем случаям, по которым было предъявлено обвинение, можно судить о том, что объем мошенничества увеличился более чем в два раза [16]. В США в 1992 г. в журнале «Уолл Стрит Джорнэл» была опубликована статья о результатах обследования, проведенного среди 6000 студентов ведущих колледжей по всей стране [3]. Из нее следует, что две трети всех опрошенных когда-либо во время зачетов и экзаменов жульничали. И вообще американские психологи утверждают, что от 40 до 70 % студентов допускают возможность жульничества на экзаменах. Как свидетельствует Л. Сакс, по данным Американского совета по образованию, приблизительно две трети студентов колледжей и высших учебных заведений лгут и обманывают [24]. Такие цифры подобных исследований позволяют сделать только один вывод — в значимой ситуации, например, проходя опрос с использованием полиграфа при трудоустройстве на работу, человек будет прибегать ко лжи независимо от своих личностных особенностей.

К аналогичному выводу пришёл и Альбрехт с коллегами, анализируя растраты со стороны наёмных работников [1]. Они утверждают, что по своим социальным и психологическим качествам такой растратчик, или мошенник, ничем не отличается от других сотрудников. Большинство растратчиков выглядит точно так же, как их самые честные коллеги. Они рассматривают так называемый треугольник мошенничества, включающий три основных элемента и влияющий на совершение проступка: 1) давление внешних, чаще всего финансовых, обстоятельств; 2) реальная возможность совершить и некоторое время скрывать акт мошенничества; 3) способность человека оправдать свой поступок [1, с. 35]. В целом можно сказать, что западные психологи, как правило, изучают не личностные, а ситуативные факторы, побуждающие субъекта к совершению нечестных поступков [21]. Такой подход не случаен, он основан на убеждении, что честность не определяется каким-то конкретным свойством личности.

Ситуативные факторы, влияющие на сообщение лжи, очень хорошо показаны в эксперименте Гейса [19]. В его эксперименте требовалось, чтобы люди совершили действия в отношении другого с высокой или низкой внешней степенью их моральной и социальной оправданности. Такими действиями был обман в эксперименте. Условия высокой и низкой оправданности действий были созданы при помощи разных характеристик партнеров по эксперименту, которые в этом эксперименте склоняли испытуемого к обману. В одном случае партнер был привлекательным, компетентным, «престижным», а в другом — наоборот. Испытуемому сообщалось, что целью исследования является сравнение решения проблем командами, в которые входят люди с различными или подобными личностными характеристиками. Все испытуемые предварительно заполняли личностный тесты (включающие Мак-шкалу, которая диагностирует манипулятивность). Оказалось, что нет различий в общем количестве согласившихся на обман среди испытуемых с низкими и высокими показателями по шкале макиавеллизма: приблизительно половина тех и других обманывали. Различия были в том, что, в основном, испытуемые с высоким уровнем макиавеллизма обманывали с партнером, который имел высокий статус, и отказывались обманывать с партнером, имеющим низкий статус. А у людей с низким уровнем на решение о том, чтобы поддержать обман, описание характеристик партнера не оказывало систематического влияния.

В. В. Знаков важнейшими ситуативными факторами детерминации нечестного поведения считает социальные условия жизни людей [3]. В подтверждение его мыслей можно привести докладную записку К. С. Аксакова «О внутреннем состоянии России», которую он подал царю Александру II в 1855 г. В ней он писал: «Современное состояние России представляет внутренний разлад, прикрываемый бессовестной ложью... При потере взаимной искренности и доверенности, все обняла ложь, везде обман. Правительство не может при всей своей неограниченности добиться правды и честности; без свободы общественного мнения это и невозможно. Все лгут друг другу, видят это, продолжают лгать, и неизвестно, до чего дойдут» [6, с. 449]. П. Экман, посещавший СССР в 1979 и 1990 г.г., писал: «За многие десятилетия советские люди усвоили, что добиться чего-либо они могут, лишь обходя установленные предписания. Хитрость и обман в этой стране стали нормой. Каждый знал, что законы несправедливы, система порочна и выжить можно, лишь перехитрив систему» [14, с. 10]. Мы не хотим сказать, что в нашей стране люди лгут больше, чем в других странах мира, но то, что социальные нормы оказывают влияние на это, является неоспоримым фактом.

В результате проведённого литературного обзора можно сформулировать следующие выводы.

  1.      Проведённый теоретический анализ литературы выявил 2 точки зрения на проблему детерминации сокрытия информации (лжи) в конкретной ситуации.
  2.      К первой категории исследователей относятся те, кто считает, что сокрытие информации определяется психологическими качествами личности, её психологическими особенностями (интеллект, макиавеллизм, тревожность, акцентуации характера, психотип личности и др.).
  3.      Вторая категория авторов считает доминирующим в появлении лжи у конкретного человека ситуационные или средовые влияния (конкретная жизненная ситуация, социальные условия жизни человека, характеристики партнёра при групповой лжи и др.).
  4.      В результате литературного обзора можно сформулировать проблему, которая заключается в противоречии: определяется ли ложь личностными особенностями человека (черты личности, интеллект и др.), либо же она определяется конкретной ситуацией (экзамен, полиграфная проверка и др.). Разрешить возникшую проблему предполагается в последующем эмпирическом исследовании.

 

Литература:

 

  1.      Альбрехт У., Вени Дж., Уильяме Т. Мошенничество. Луч света на темные стороны бизнеса. СПб.: Питер, 1995. 400 с.
  2.      Знаков В. В. Половые различия в понимании неправды, лжи и обмана // Психологический журнал. 1997. Том 18. № 1. С. 38–49.
  3.      Знаков В. В. Психология понимания правды. СПб, 1999. 281 с.
  4.      Куницына В. Н., Казаринова Н. В., Погольша В. М. Межличностное общение. СПб.: Питер, 2001. 544 с.
  5.      Леонгард К. Акцентуированные черты личности. Ростов н/Д: изд-во «Феникс», 2000. 544 с.
  6.      Соловьев B. C. Сочинения в двух томах. М.: Правда, 1989. 1427 c.
  7.      Уолтерс С. Б. Правда про ложь. М.: Эксмо, 2010. 272 с.
  8.      Форд Ч. Психология обмана. Как, почему и зачем врут даже честные люди. М.: Эксмо, 2013. 400 с.
  9.      Фрай О. Детекция лжи и обмана. СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК, 2005. 320 с.
  10. Фрай О. Ложь. Три способа выявления. Как читать мысли лжеца, как обмануть детектор лжи. СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2006. 284 с.
  11. Ценев В. В. Классификация обманов // http://dere.kiev.ua/library/tsenev/ klassif_obman.shtml
  12. Церковная И. А. Многомерно-функциональное исследование лживости как индивидуально-психологической особенности личности. Автореф. дис. канд. психол. наук. Екатеринбург, 2005. 171 с.
  13. Черепанова И., Петров А., Мягких С. Детектор правды. Суггестивные технологии в творчестве полиграфолога-профессионала. М.: «КСП+», 2004. 336 с.
  14. Экман П. Почему дети лгут? М., 1993. 167 с.
  15. Экман П. Психология лжи. Спб.: Питер, 2013. 304 с.
  16. Chambers R. Give Financial Sleuts the Tools to Catch Big-Time Fraudsters // The Times, 1992. July, 9.
  17. DePaulo, B. M., Kashy, D. A., Kirkendol, S. E., Wyer, M. M., & Epstein, J. A. Lying in everyday life. // Journal of Personality and Social Psychology, 70. 1996. Р. 979–995.
  18. Feldman R. Liar: The Truth About Lying. Virgin, 2010. 304 р.
  19. Geis F. L. Machiavellianism. Dimensions of personality. N.Y., 1978. P. 305–364.
  20. Kashy, B. A. & DePaulo, В. M. Who lies? // Journal of Personality and Social Psychology. 1996. Р. 1031–1051.
  21. Mitchell Т. E. Actor-observer differences in atributions to morality // The Journal of Social Psychology.1985. V. 125. № 4. P. 475–477.
  22. Reis, H. Т., Senchak, M. & Solomon, B. Sex differences in the intimacy of social interaction: further examination of potential explanations // Journal of Personality and Social Psychology, 48, 1985. P. 1204–1211.
  23. Saarni, C. An observational study of children's attempts to monitor their expressive behavior. Child Development, 55, 1984. P. 1504–1513.
  24. Saxe L. Lying: Thought's of an applied psychologist // American Psychologist. 1991. V. 46. № 4. P. 409–415.
  25. Vrij, A. & Holland, M. Individual differences in persistence in lying and experiences while deceiving // Communication Research Reports, 3, 1999. Р. 299–308.
  26. Vrij, A. & Winkel, F. W. Social skills, distorted perception and being suspect: studies in impression formation and the ability to deceive // Journal of Police and Criminal Psychology, 8, 1992. Р. 2–6.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle