Библиографическое описание:

Ахрамейко А. В., Куташов В. А. Современные аспекты лечения игровой зависимости // Молодой ученый. — 2016. — №2. — С. 320-326.

 

Игровая зависимость, она же гемблинг, лудомания, игромания — заключается в частых повторных эпизодах участия в азартных играх, что доминирует в жизни субъекта и ведет к снижению социальных, профессиональных, материальных и семейных ценностей, не уделяется должного внимания обязанностям в этой сфере. Сейчас не будем упоминать очень похожую по проявлениям, иногда называемую также игровой зависимостью — кибераддикцию, хотя в последнее время они очень тесно переплетаются. В МКБ-10 патологическая зависимость от азартных игр пока рассматривается в разделе F60- F69 «Расстройства личности и поведения в зрелом возрасте» и относится к рубрике «Расстройства привычек и влечений» (F63) наряду с пироманией, клептоманией и трихотиломанией.

Ключевые слова: игровая зависимость, гемблинг, лудомания, игромания, азартные игры, лечение, современные аспекты.

 

Актуальность: Игровая зависимость (гемблинг) в последние годы стала одной из актуальных социальных и медицинских проблем российского общества. В связи с повсеместным распространением до периода 2007–2009 г.г. игровых автоматов и отсутствием контроля данного вида игорного бизнеса, сложилась ситуация с возникновением среди населения, практически во всех возрастных группах, своеобразной гемблинг — эпидемии. Нарастающая распространенность патологической зависимости от игры привела многих людей в России к девиантному и делинквентному поведению, а кого-то и к суицидальным тенденциям. Поэтому Государственная Дума Российской Федерации приняла закон, который частью вступил в силу с 1 января 2007 г., а окончательно с 1 июля 2009 г., о запрещении игорных заведений (казино, залов игровых автоматов и т. д.) на территории страны, кроме специальных игорных зон, которых в итоге стало четыре: Азов-сити (находится на территорииКраснодарского края), Сибирская монета (находится на территории Алтайского края), Приморье(находится на территорииПриморского края), Янтарная(находится на территорииКалининградской области). Также на данный момент в стадии рассмотрения находиться игровая зона на территории Республики Крым. Невзирая на запрет на законодательном уровне, часть сегмента игрового бизнеса, которая осталась не у дел при организации официальных игровых зон, просто перешла из легального в нелегальный. Число подпольных казино растет, если не в геометрической прогрессии, то, по крайней мере, в очень ускоренном темпе, что не сказывается положительно на статистике гемблинга. Факт того, что лотереи, букмекерские конторы и тотализаторы, которые являются не менее затягивающими для игроков, остались в легальном сегменте, только отягощают ситуацию. А наличие интернет-казино, интернет покера и других вариаций на просторах сети интернет, которые являются не совсем легальными, но от этого не менее функционирующими провокаторами возникновения и проявления азарта, а вместе с тем и игровой зависимости, еще боле ощутимо увеличивают контингент людей имеющих в своем анамнезе лудоманию.

Цель: осветить аспекты лечения игровой зависимости на современном этапе.

Классификация: С. Ениколопов, Д. Умняшкина [3] по степени вовлеченности подразделяют гемблинг на следующие виды: Социальный, он же беспроблемный гемблинг: отсутствуют негативные последствия. Осуществляется контроль игровой активности, мысли об игре посещают очень редко, реализации этих мыслей, также редки. Частый, он же регулярный гемблинг: этап, который находится между беспроблемным и проблемным гемблингом. Процесс игры занимают определенную и уже значимую нишу в жизни. Происходит концентрация интересов на определенном типе игры, при этом имеет место контроль над процессом: частота и материальные затраты не критичны. Проблемный гемблинг: желание к осуществлению процесса азартной игры может кардинально влиять на любой вид деятельности; планы на будущее и амбиции зачастую связаны с лудомманией; мысли об азартной игре посещают значительно чаще, азартная игра может восприниматься как дополнительный источнике заработка; контроль над затратами более проблематичен. Вероятно уменьшение или прекращение игры на какой-то период. В социальном окружении игроков возникают конфликты, в общении с близкими начинаются проблемы, по большей части из-за времени и средств, затраченных на игру. Патологический, он же компульсивный гемблинг: расстройство психопатологического спектра по критериям классификаций болезней, может быть определён как прогрессирующее расстройство, характеризующееся непрерывной или периодической потерей контроля над азартной игрой, озабоченностью игрой и получением денег, чтобы играть; иррациональным мышлением; и продолжением подобного поведения, несмотря на неблагоприятные последствия. Некоторые исследователи объединяют под названием «проблемный гемблинг»: проблемный гемблинг как таковой и патологический гемблинг. Профессиональный гемблинг: Игровая активность не эпизодическая, а плановая и систематическая. Игра — основной источник дохода. Так называемые профессиональные игроки находятся в группе риска по переходу в патологический гемблинг, а вместе с тем могут перейти в категорию проблемных и патологических игроков.

Дифференциальная диагностика [40]: Патологическое влечение к азартным играм следует отличать от:

                    склонности к азартным играм и заключению пари (Z72.6);

                    частых азартных игр ради удовольствия или денег; такие люди обычно сдерживают своё влечение, когда сталкиваются с большими потерями или другими неблагоприятными последствиями азартных игр;

                    чрезмерного участия в азартных играх маниакальных больных (F30);

                    азартных игр социопатических личностей (F60.2); эти люди обнаруживают более широкое стойкое нарушение социального поведения, проявляющееся в агрессивных поступках, посредством которых они показывают своё равнодушие к благополучию и чувствам окружающих.

К патологической игромании следует также отнести:

                    навязчивое влечение к азартным играм;

                    компульсивное участие в азартных играх.

Рис. 1. Схема синдрома зависимости при гемблинге

 

Синдром зависимости [40] при лудомании представлен патологическим влечением к азартной игре, в различной степени наблюдается сочетанность с когнитивными, поведенческими, эмоциональными и соматическими расстройствами (рис.1). Характерны некоторые признаки, наблюдаемые при аддиктивных расстройствах, возникающих вследствие злоупотребления ПАВ (патологическое влечение, потеря игрового контроля, абстинентный синдром, повышение игровой толерантности, продолжительное участие в азартных играх вопреки явным признакам вредных последствий и др).

Эпидемиология: В современных исследованиях распространенности гемблинга приводятся данные о вовлеченности в зависимость от 0,2 до 5,3 % населения развитых стран. Объективные данные по эпидемиологии игровой зависимости в Российской Федерации отсутствуют.

Лечение: Опираясь на опыт международного сообщества, терапию гемблинга условно подразделяют на фармакотерапию и немедикаментозную. Фармакотерапия при гемблинге на современном этапе базируется на доказанной эффективности трех групп препаратов: антидепрессантов, антагонистов опиоидных рецепторов и нормотимиков. Также проводились исследования по использованию препаратов других групп (атипичные нейролептики, антагонисты NMDA-рецепторов и т. д.), опыт использования данных препаратов нуждается в дополнительных клинических исследованиях. Немедикаментозная терапия сводится в основном к психотерапии, чаще других это когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), а также 12-шаговые программы, реализуемые в группах «Анонимные игроки» (АИ). Иногда для повышения эффективности эти методы используются в комплексе.

Фармакологическая терапия: Согласно обзору Егорова А. Ю., в журнале «Неврология и психиатрия» от 2014 г., на современные подходы к терапии игровой зависимости [1], который был сделан на основе внушительного списка источников, которые будут указаны в тексте, наиболее изученными оказались антидепрессанты. На основании несколько исследований, в соответствии со стандартами доказательной медицины, наибольшую эффективность показали представитель трициклических антидепрессантов — кломипрамин и СИОЗС (селективные ингибитороы обратного захвата серотонина) [9]. При использовании кломипрамина [10] и флувоксамина [11] была отмечена эффективность препаратов в отношении обсессивно-компульсивных проявлений у больных патологическим гемблингом. Интересный нюанс связан с тем, что при применении антидепрессантов группы СИОЗС дозы препаратов были выше, чем обычно используемые у больных депрессией. К концу лечения они составляли 195 мг/сут флувоксамина и 51 мг/сут пароксетина. Однако, отмечалось быстрое появление плацебо-эффекта [12]. В другом исследовании эффективность пароксетина по сравнению с плацебо была подвергнута сомнению (у 59 % больных против 49 % при плацебо) [13]. Была установлена эффективность сертралина (в дозе 50–150 мг/сут), но она не превышала в значительной степени уровень плацебо эффекта [14]. Среди СИОЗС неплохо показал себя эсциталопрам, была отмечена его эффективность и хорошая переносимость при лечении небольшой выборки пациентов с патологическим гемблингом [18]. В другом исследовании [19], эсциталопрам улучшал психосоциальное функционирование и качество жизни патологических гемблеров, снижал их вовлеченность в игровой процесс и проявление тревожности. Имеются данные, что для лечения патологического гемблинга применялись селективные ингибиторы обратного захвата норадреналина и дофамина, а именно бупропион. Но поскольку в одном из исследований [16] была установлена равная эффективность бупропиона и налтрексона, и при этом в другом [17], эффективность бупропиона оказалась недостоверно ниже плацебо (у 35,7 % против 47,1 %), то на основании данных противоречивых результатов, следует сделать вывод о необходимости дополнительного исследования эффектиности данного препарата. Менделевичем В.Д было сообщено об эффективности пароксетина при терапии сочетанной аддиктивной патологии гемблинга и наркозависимости [25]. Также есть данные Егоров А. Ю. [1], которые свидетельствует об эффективности антидепрессантов группы СИОЗС циталопрама, пароксетина, феварина в качестве базовой фармакотерапии гемблеров при сочетании с когнитивно-поведенческой психотерапией.

На следующую группу препаратов — антагонисты опиоидных рецепторов, возлагаются большие перспективы. Препараты непосредственно влияют на тягу к объекту зависимости — игре. Специалистами из Израиля [20] было проведено сравнительное четырехлетнее исследование препаратов разных групп: налтрексона, бупропиона, топирамата и эсциталопрама. В итоге все препараты оказались достаточно эффективными, но налтрексон показал лучшую статистику по количеству выбывших пациентов. В результате плацебо-контролируемого исследования [21], была установлена эффективность налтрексона в средней суточной дозе 188 мг (при алкоголизме средняя доза составляет 50 мг/сут) у тяжелых патологических гемблеров. В более позднем исследовании [22], была отмечена одинаковая эффективность низких (50 мг/сут) и более высоких (100 и 150 мг) доз налтрексона, которые хорошо переносились пациентами. Антагонист опиоидных рецепторов — налмефен (сравнительно новый препарата, ожидается регистрация в РФ в 2015 г.), показал свою эффективность в мультицентровом исследовании PG-YBOCS (pathologicalgambling — Yale-BrownObsessive-CompulsiveScale) [22]. В нем сравнивался эффект суточных доз в 25, 50 и 100 мг по сравнению с плацебо. Доза в 25 мг была признана боле адекватной (59,2 % пациентов, получавших 25 мг/сут, отмечено «значительное улучшение» или «улучшение» по сравнению с 34,0 % в группе получавших плацебо) [23], потому что при дозе 50 мг/сут было отмечено больше побочных эффектов. В более позднем исследовании было [24] оценена эффективность и безопасность налмефена в суточных дозах 20 и 40 мг по сравнению с плацебо. Препарат превосходил плацебо в обеих дозировках (в дозе 40 мг эффект был несколько более выражен и наступал быстрее).

Также группой препаратов, широко используемых для терапии гемблинга, являются нормотимики. Была установлена эффективность противоэпилептическиих препаратов карбамазепина и топирамата, исследования показали их равную эффективность при монотерапии, особенно у мужчин [28,29].

Известно, что гемблинг часто коморбиден биполярному расстройству [30]. Это обусловило назначение лудоманам препаратов лития [31]. При патологическом гемблинге установлена одинаковая эффективность лития и вальпроата [44]. Литий оказался также эффективным в отношении симптомов гемблинга у пациентов с биполярными аффективными расстройствами [32].

Для лечения гемблинга использовались и нейролептики. Атипичный нейролептик рисполепт [26, 27]. Также, атипичный нейролептик оланзапин, при кратковременном лечении игромании, не превысил по эффективности уровень плацебо [33]. При оценке эффективности оланзапина при лечении гемблеров с пристрастием к видеопокеру, были получены отрицательные результаты по отношению к плацебо-эффекту [50].

Касательно антагонистов NMDA-рецепторов: была установлена эффективност и хорошая переносимость акампросата у небольшой выборки пациентов (антагонист NMDA-рецепторов и, возможно, парциальный агонист ГАМКА рецепторов, на территории РФ не зарегистрирован). Интересные данные были получены при применении мемантина, который, будучи антагонистом NDMA-глутаматных рецепторов, широко используется для лечения когнитивных расстройств при различных органических заболеваниях мозга и деменциях различного генеза [49]. Эффективность препарата у 29 гемблеров выражалась в достоверном снижении показателей PG-YBOCS, а также времени, проводимого пациентами за процессом игры, и потраченных материальных ценностей.

В связи с приведенными результатами терапии гемблинга большой интерес представляют данные о естественном развитии этой формы аддикции [20]: в ходе статистичеких исследований, был сделан вывод, что у 1/3 гемблеров происходит естественное излечение. Но сообщения о естественном излечении любых форм аддикций нуждаются в дополнительной проверке и анализе.

На данный момент очевидна нехватка доказательных исследований по терапии гемблинга, необходимо отметить, что в большинстве исследований были использованы малые выборки и, как правило, не включались контрольные группы. Мало исследован и уровень плацебо-эффекта. Нет достоверных данных о применении возможных комбинаций разных фармакологических препаратов.

Немедикаментозные методы лечения: При зависимости от игры наиболее популярным в США до недавнего времени было участие в группах взаимопомощи Анонимные Игроманы (АИ, они функционируют подобно группам «Анонимные алкоголики») [35], однако эффективность подобных организаций не так высока, как хотелось бы. Примерно 70–90 % посетителей групп АИ выбывают на первых этапах участия в терапии и лишь 10 % становятся активными членами, из них только у 10 % наблюдается ремиссия в течение года и более [36,37]. Есть данные о еще более низкой эффективности посещения общества АИ(8 % годовой ремиссии) [38].Более высокие результаты, до 55 % [39], достигаются при применении комбинированной терапии, включающей индивидуальную психотерапию, групповую терапию и участие в группах АИ.

В настоящее время наиболее исследованной и эффективной в отношении гемблинга является когнитивно-поведенческая терапия (КПТ). Среди множества методов КПТ преимущественно используется поведенческая терапия: терапия отвращения, образная десенсибилизация [42,43], реструктурирование опыта решения проблемы, тренинг социальных навыков, научение навыкам предотвращения срывов [45, 46]. Из собственно методик когнитивной терапии показана важная роль когнитивной реструктуризации [47]. Есть данные об эффективности коротких психотерапевтических сеансов, включавших одну 10-минутную консультативную, одну мотивационную и три сессии КПТ, эффект от которых достаточно четко выявлялся и через 9 мес. после окончания терапии [48].

Согласно Кохрейновскому систематическому обзору (Cochrane Review Abstracts) [52], посвященному методам психотерапии гемблинга, был сделан вывод о том, что на данный момент имеется малое количество исследований и недостаточное число доказательств, для того чтобы уверенно оценить эффективность предложенных методов лечения.

Есть мнение, что для изоляции патологического игрока от привычного окружения целесообразна госпитализация на 2–3 месяца, во время которой для купирования сопутствующего депрессивного синдрома обычно применяется литий, а также начинается психодинамическая терапия [54]. Используется также образная десенсибилизация, когда больной представляет себя способным воздержаться от игры в различных все более провоцирующих ситуациях. Пациенту также дают парадоксальное предписание играть в соответствии со строгим режимом, разработанным терапевтом. Эффективна групповая психотерапия, направленная на работу с образами и эмоциями, а также с проблемами общения, поскольку аддикты обычно испытывают значительные затруднения в этих сферах.

Российскими исследователями разработана поэтапная программа терапии гемблинга [53]. Они выделили диагностический этап, этап психообразования, этап создания контроля над побуждением к игре и этап регуляции состояния транса. В итоге мы имеем программу, первый этап которой включает в себя постановку диагноза, определение пациентом стадии игровой зависимости, выяснение индивидуальных особенностей фаз игрового цикла, осознание пациентом необходимости полного отказа от игры. Применяется рациональная психотерапия: пациентам рассказывается о причинах и симптомах заболевания, его течении и методах лечения, типичных ситуациях, провоцирующих срыв, а также о вариантах отношений с окружающими при отказе от игры. Этап создания стратегий контроля над побуждением к игре направлен на понимание пациентом того, что: с момента игрового срыва он не в состоянии контролировать свое поведение, и даже отсутствие осознаваемого желания играть не означает способности контролировать игровой импульс. Пациент обучается осознавать и различать постоянное желание играть и резкое ситуационное усиление игрового импульса под воздействием внешних обстоятельств, вырабатывается способности замечать признаки надвигающегося срыва: усиление фантазий об игре, нарастание эмоционального напряжения, появление уверенности в выздоровлении. Регуляция состояний транса происходит благодаря приобретению способности анализировать ошибочные решения и выявлять связанные с игрой иррациональные установки, приводящие к вхождению в состояние транса, а также касающиеся игры и ее последствий мотивы поведения.

В литературе описываются четыре этапа лечения гемблинга с помощью психодрамы: 1) создание мифа о собственном болезненном состоянии; 2) работа с генограммой: интрапсихическое дистанцирование от семейного наследия; 3) разыгрывание истории о собственном «большом марафоне»; 4) проработка раннего детского опыта и проблем, существующих в период терапии [55].

Современные технологии не обошли стороной и терапию гемблинга. Шведские специалисты [51] сообщили об успешном проведении КПТ по Интернету (ИКПТ). Была проведена 8-недельная программа ИКПТ с минимальным контактом терапевта по электронной почте и посредством еженедельных телефонных звонков продолжительностью менее 15 мин. В итоге отдаленные результаты на 6, 18 и 36 мес. после ИКПТ показали, что эффект лечения был устойчивым.

Есть данные о лечение игровой зависимости с помощью рефлексотерапии, а также психотерапии, которая проводится по типу разработанного А. Р. Довженко «кодирования» лиц с алкогольной зависимостью. Однако данных результатов контролируемых исследований данного метода нет.

В отличие от фармакотерапии результаты двух мета-анализов показали, что терапия гемблинга нефармакологическими методами лечения в целом оказалась эффективнее фармакологических. Вместе с тем, принимая во внимание различия в проведении отдельных исследований, это утверждение нуждается в проверке.

 

Литература:

 

  1.                Егоров А. Ю. Современные подходы к терапии игровой зависимости. Журнал «Неврология и психиатрия», 5, 2014; Вып. 2, 46–52.
  2.                Куташов В. А., Барабанова Л. В., Куташова Л. А. Современная медицинская психология. Воронеж, 2013.-170 с.
  3.                Ениколопов С. Н., Умняшкина Д. А. Психологические проблемы патологического влечения к азартным играм. Вопросы психологии 2007; 3: 82–99.
  4.                Куташов В. А., Коротких Д. В. Психотерапия. Руководство. Том 1. Монография / Воронеж: ВГМА, 2014.-729 с.
  5.                Куташов В. А. Влияние церебро-рганических факторов на аффективные расстройства при некоторых психосоматических болезнях //Системный анализ и управление в биомедицинских системах.-2005.-Т4. № 4.-С.461–463
  6.                Куташов В. А., Хабарова Т. Ю.. Диагностика раннего употребления психоактивных веществ. УМП//Воронеж: ВГМА, 2015.-138 с.
  7.                Куташов В. А. Анализ клинической картины и оптимизация терапии аффективных расстройств при хронических заболеваниях: автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук // Воронежский государственный технический университет. Воронеж, 2009.-30 с.
  8.                Куташов В. А. Клинико-эпидемиологическая распространенность аффективных расстройств при хронических заболеваниях на уровне ЦЧР// Системный анализ и управление в биомедицинских системах.2006.Т.5.№ 2.С.262–264
  9.                DeCaria C. M., Hollander E., Grossman R., Wong C. M., Mosovich S. A., Cherkasky S. Diagnosis, neurobiology, and treatment of pathological gambling. J Clin Psychiatry 1996; 57: Suppl 8: 80–83; discussion 83–84.
  10.            Hollander E., Frenkel M., DeCaria C. et al. Treatment of pathological gambling with clomipramine. American Journal of Psychiatry 1992; 149: 710- 711.
  11.            Hollander E., DeCaria C., Mari E. et al. Shortterm singleblind fluvoxamine treatment of pathological gambling. American Journal of Psychiatry 1998; 155: 1781–1783.
  12.            Hollander E., DeCaria C., Frenkel M., Begaz T., Wong C., Cartwrite C. A randomized double blind fluvoxamine/placebo crossover trial in pathological gambling. Biol Psychiatry 2000; 47: 813–817.
  13.            Grant J. E., Kim S. W., Potenza M. N., Blanco C., Ibanez A., Stevens L., Hektner J. M., Zaninelli R. Paroxetine treatment of pathological gambling: a multicentre randomized controlled trial. Int Clin Psychopharmacol 2003; 18: 4: 243–249.
  14.            SaizRuiz J., Blanco C., Ibáñez A., Masramon X., Gómez M. M., Madrigal M., Dнez T. Sertraline treatment of pathological gambling: a pilot study. J ClinPsychiatry 2005; 66: 1: 28–33.
  15.            Куташов В. А., Куташова Л. А. Системный анализ эпидемиологического и экономического применения некоторых психотропных средств // Системный анализ и управление в биомедицинских системах: журнал практической и теоретической биологи и медицины-2013.-Т.12.№ 2.С.503–509.
  16.            Black D. W., Arndt S., Coryell W. H., Argo T., Forbush K. T., Shaw M. C., PerryP., Allen J. Bupropion in the treatment of pathological gambling: a randomized, doubleblind, placebocontrolled, flexibledose study. J Clin Psychopharmacol 2007; 27: 2: 143–150.
  17.            Dannon P. N., Lowengrub K., Musin E., Gonopolski Y., Kotler M. Sustainedrelease bupropion versus naltrexone in the treatment of pathological gambling: a preliminary blindrater study. J Clin Psychopharmacol 2005; 25: 6: 593–596.
  18.            Black D. W., McNeilly D. P., Burke W. J., Shaw M. C., Allen J. An openlabel trial of acamprosate in the treatment of pathological gambling. Ann Clin Psychiatry 2011; 23: 4: 250–256.
  19.            Grant J. E., Potenza M. N. Escitalopram treatment of pathological gambling with cooccurring anxiety: an openlabel pilot study with doubleblind discontinuation. Int Clin Psychopharmacol 2006; 21: 4: 203–209.
  20.            Abbott M. W., Williams M. M., Volberg R. A. A prospective study of problem and regular nonproblem gamblers living in the community. Subst Use Misuse 2004; 39: 855–884.
  21.            Kim S. W., Grant J. Psychopharmacology of pathological gambling. Semin Clin Neuropsyhiatry 2001; 6: 184–194.
  22.            Grant J. E., Kim S. W., Hartman B. K. A doubleblind, placebocontrolled study of the opiate antagonist naltrexone in the treatment of pathological gambling urges. J Clin Psychiatry 2008; 69: 5: 783–789.
  23.            Grant J. E., Potenza M. N., Hollander E., CunninghamWilliams R., Nurminen T., Smits G., Kallio A. Multicenter investigation of the opioid antagonist nalmefene in the treatment of pathological gambling. American Journal of Psychiatry 2006; 163: 303–312.
  24.            Grant J. E., Potenza M. N., Hollander E., Kim S. W. Nalmefene in the treatment of pathological gambling: multicentre, doubleblind, placebocontrolled study. TheBritishJournalofPsychiatry 2010; 197: 330–331.
  25.            Менделевич В. Д. Наркозависимость и коморбидные расстройства поведения. М: МЕДпресс-информ 2003; 328
  26.            Бондаренко С. Н., Дудко Т. Н. Особенности клиники и лечебно-реабилитационного процесса у больных игровой зависимостью. Современные достижения наркологии. Материалы конференции, посвященной 20-летию Национального научного центра наркологии. М 2005; 35–36.
  27.            Ханыков В. В. Рисполепт в лечении игровой зависимости. Современные достижения наркологии. Материалы конференции, посвященной 20-летию Национального научного центра наркологии. М 2005; 107–108.
  28.            Black D. W.,Shaw M. C.,AllenJ. Extended release carbamazepine in the treatment of pathological gambling: an openlabel study. Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry 2008; 32: 5: 1191–1194.
  29.            Dannon P. N., Lowengrub K.., Gonopolski Y., Musin E. Topiramate versus fluvoxamine in the treatment of pathological gambling: a randomized, blind rater comparison study. Clin Neuropharmacol 2005; 28: 1: 6–10.
  30.            Winokur G., Clayton P. J., Reich T. Manic Depressive Illness. St Louis, Mosby 1969.
  31.            Moskowitz J. A. Lithium and lady luck: use of lithium carbonate in compulsive gambling. New York State Journal of Medicine 1980; 80: 785–788.
  32.            Hollander E., Pallanti S., Allen A., Sood E., Baldini Rossi N. Does sustained release lithium reduce impulsive gambling and affective instability versus placebo in pathological gamblers with bipolar spectrum disorders? Am J Psychiatry 2005; 162: 1: 137–145.
  33.            McElroy S. L., Nelson E. B., Welge J. A., Kaehler L., Keck P. E. Jr. Olanzapine in the treatment of pathological gambling: a negative randomized placebocontrolled trial. J ClinPsychiatry 2008; 69: 3: 433–440.
  34.            Куташов В. А., Черных О. Н., Чупеев А. Н. Разработка инструментальной системы классификационно-прогностического моделирования и интегральных оценок эффективности / Вестник ВГТУ, 2007. Т. 3, № 1. С. 149–151.
  35.            Petry N. M., Armentano C. Prevalence, assessment, and treatment of pathological gambling: A review. Psychiatric Services 1999; 50: 8: 1021–1027.
  36.            Brown R. I. F. The effectiveness of Gamblers Anonymous. Gambling Studies. Proceedings of the Sixth National Conference on Gambling and Risk Taking: Vol 5: The Phenomenon of Pathological Gambling. Edited by Eadington WR. Reno, University of Nevada, Bureau of Business and Economic Administration 1985..
  37.            Lester D. The treatment of compulsive gambling. International Journal of the Addictions 1980; 15: 201–206.
  38.            Stewart R., Brown R. I. The outcome study of Gamblers Anonymous. Br J Psychiatry 1988; 152: 284–288.
  39.            Russo A. M., Taber J. I., McCormick R. A. et al. An outcome study of an inpatient treatment program for pathological gamblers. HospitalandCommunityPsychiatry 1984; 35: 823–827.
  40.            Т. Н. Дудко. Патологическое влечение к азартным играм. — M.: ГЭОТАР-Медиа, 2011.
  41.            В. А. Куташов, И. Е. Сахаров. Наркология. Клиника. Диагностика. Лечение. Монография. — Москва: ВГМУ, 2016.-982
  42.            Blaszczynski A. P., McConaghy N., Frankova A. Control versus abstinence in the treatment of pathological gambling: a two to nineyear followup. British Journal of Addiction 1991; 86: 299–306.
  43.            McConaghy N., Armstrong M. S., Blaszczynski A. et al. Controlled comparison of aversive therapy and imaginal desensitization in compulsive gambling. British Journal of Psychiatry 1983; 142: 366–372.
  44.            Pallanti S., Quercioli L., Sood E., Hollander E. Lithium and valproate treatment of pathological gambling: a randomized singleblind study. J Clin Psychiatry 2002; 63: 7: 559–564.
  45.            Bujold A., Ladouceur R., Sylvain C., Boisvert J. M. Treatment of pathological gamblers: an experimental study. J Behavioral Therapy and Experimental Psychiatry 1994; 25: 275–282.
  46.            Sylvian C., Ladouceur R., Boisvert J. M. Cognitive and behavioral treatment of pathological gambling: a controlled study. Journal of Consulting and Clinical Psychology 1997; 65: 727–732.
  47.            Beck A. T., Dozois D. J. A. Cognitive therapy: current status and future directions. Annu Rev Med 2011; 62: 397–409a.
  48.            Petry N. M., Weinstock J., Ledgerwood D. M., Morasco B. A randomized trial of brief interventions for problem and pathological gamblers. J Consult Clin Psychol 2008; 76: 2: 318–328.
  49.            Grant J. E., Chamberlain S. R., Odlaug B. L., Potenza M. N., Kim S. W. Memantine shows promise in reducing gambling severity and cognitive inflexibility in pathological gambling: a pilot study. Psychopharmacology (Berl) 2010; 212: 4: 603–612.
  50.            Fong T., Kalechstein A., Bernhard B., Rosenthal R., Rugle L. A doubleblind, placebocontrolled trial of olanzapine for the treatment of video poker pathological gamblers. Pharmacol Biochem Behav 2008; 89: 3: 298–303.
  51.            CarlbringP., Degerman N., Jonsson J., Andersson G. Internetbased treatment of pathological gambling with a threeyear followup. Cogn Behav Ther 2012; 41: 4: 321–334.
  52.            Cowlishaw S., Merkouris S., Dowling N., Anderson C., Jackson A., Thomas S. Psychological therapies for pathological and problem gambling. Cochrane Database Syst Rev 2012; 14: 11: CD008937. doi: 10.1002/14651858. CD008937.pub2.
  53.            Зайцев В. В., Шайдулина А. Ф. Как избавиться от пристрастия к азартным играм. СПб: Изд. дом «Нева» 2003.
  54.            Старшенбаум Г. В. Аддиктология: психология и психотерапия зависимостей. М: Когито-Центр 2006; 367.
  55.            Зорин Н. Игромания (гемблинг или лудомания). Часть II. Психиатрия и психофармакотерапия 2006..

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle