Библиографическое описание:

Ганаева Е. Э. Исторические предпосылки религиозного экстремизма // Молодой ученый. — 2016. — №1. — С. 794-795.



 

Сложности переходного периода в нашем многонациональном и поликонфессиональном обществе, связанные с трудными и неоднозначными процессами в экономике, социально-политической и духовной сфере, сопровождающиеся определенными центробежными тенденциями, являются благоприятной средой для крайних форм политического поведения, в том числе и экстремистского. В данном контексте, при большом объеме дезинтегрирующих и деструктивных тенденций, а также при отсутствии объединяющих общество общенациональных идей особое значение приобретает позиция религиозных организаций. Если к существующим в обществе социальным и этническим конфликтам добавятся столкновения на религиозной почве, то последствия могут быть трагичными. Именно поэтому важен анализ в первую очередь тех аспектов деятельности политических институтов власти и религиозных организаций, которые могут способствовать смягчению или, наоборот, усилению межрелигиозной напряженности.

Экстремистская религиозная идеология используется для достижения определенных политических целей лидерами различных организаций, сообществ и государств.

На наш взгляд, наглядными примерами фанатичности и непредсказуемости действий деструктивных религиозных организаций в современной истории являются использование боевых отравляющих газов в Токийском метро членами «АУМ Синрике» и неоднократные попытки организации несанкционированных митингов и пикетов перед зданием консульства КНР в Санкт-Петербурге сторонниками религиозной секты «Фалуньгун» [1, с.46].

«Фалуньгун» — религиозная организация (изначально объединение по оздоровлению граждан на базе дыхательной системы «Ци-гун»), основанная в северо-восточной провинции Цзилинь в 1990 году и запрещенная в КНР в 1999 году. Руководство и идеологический центр организации находятся в США. По разным оценкам, данная структура насчитывает несколько миллионов последователей, среди которых не только рабочие и крестьяне, но и военные, государственные и партийные деятели. По данным китайских правоохранительных органов, адепты данного течения способны не только на провокационные действия (например, акты неповиновения и публичного самосожжения), но и на проведение террористических актов. Так же, организация обладает широкими финансовыми и техническими возможностями.

Данная организация является приверженцем политического экстремизма, в настоящее время в ней начался процесс так называемого «гуризма» (строгое подчинение и идеализирование духовных учителей), для усиления степени общественной опасности официальные власти КНР относят ее к религиозным экстремистским сообществам.

Здесь, на наш взгляд, показателен пример сотрудничества администраций Англии и США с представителями религиозно-фундаменталистского направления ислама — ваххабизмом. В XIX веке ваххабизм был поддержан Великобританией. Основной вектор его борьбы на тот период времени был направлен против Османской империи, поскольку Англия стремилась к господству на Ближнем и Среднем Востоке. Позднее, вследствие открытия колоссальных запасов нефти на Ближнем Востоке, где США вступили в тесное экономико-политическое сотрудничество с Саудовской Аравией, которая признает государственной религией ваххабизм. Так же стремление к доминированию в данном регионе толкало США на аналогичные процессы военно-политического сотрудничества с религиозной экстремистской группировкой Талибан в Афганистане и Пакистане. В целях ослабления позиций КНР в международной политике, специальные службы отдельных западных государств прибегают к услугам сепаратистских сил, действующих на территории Китая, прикрываясь при этом лозунгом борьбы за права верующих. [1, с.67]

Показательным примером этому являются массовые беспорядки, организованные сепаратистами в 2008 и в 2009 годах в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, возникшие якобы на этнорелигиозной почве [3]. В данном случае необходимо обратить внимание на то, что столкновения, переходящие в вооруженный конфликт произошли между китайцами, исповедующими буддизм и уйгурами — сторонниками ислама. В настоящее время многие аналитики отмечают, что среди уйгур, исповедующих традиционные формы ислама, значительно растет число общин, ориентированных на радикальные течения в исламе, а именно на ваххабизм.

Указанные проявления экстремизма в религии имеют разнообразные исторические корни. Каждая религия стремится к монополии на истину, поэтому зачатки проявления экстремизма обоснованно искать в неправильном толковании доктрин, постулатов, святых писаний отдельными духовными лидерам. Следует признать, что иногда двусмысленность, противоречивость самих религиозных текстов создает благоприятную почву для их тенденциозной интерпретации экстремистами. Они есть и в христианстве (вспомним хотя бы классическое — «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю, не мир Я пришел принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с Отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку домашние его. Не всегда хорошо согласие: бывают случаи, когда хорошо и разделение. Меч означает слово веры, которое отсекает нас от настроения домашних и родственников, если они мешают нам в деле благочестия. Господь не говорит здесь, что должно удаляться или отделяться от них без особенной причины, — удаляться должно только в том случае, если они не соглашаются с нами, а скорее препятствуют нам в вере» Евангелие от Матфея 10.2362), и в исламе.

Указанные проявления экстремизма в религии имеют разнообразные исторические корни. Каждая религия стремится к монополии на истину, поэтому зачатки проявления экстремизма обоснованно искать в неправильном толковании доктрин, постулатов, святых писаний отдельными духовными лидерам. Следует признать, что иногда двусмысленность, противоречивость самих религиозных текстов создает благоприятную почву для их тенденциозной интерпретации экстремистами. Они есть и в христианстве (вспомним хотя бы классическое — «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю, не мир Я пришел принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с Отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку домашние его. Не всегда хорошо согласие: бывают случаи, когда хорошо и разделение. Меч означает слово веры, которое отсекает нас от настроения домашних и родственников, если они мешают нам в деле благочестия. Господь не говорит здесь, что должно удаляться или отделяться от них без особенной причины, — удаляться должно только в том случае, если они не соглашаются с нами, а скорее препятствуют нам в вере» Евангелие от Матфея 10.2362), и в исламе.

 

Литература:

 

  1.                Бидова Б. Б., Кагерманов А. С. С. Идеологические направления российского экстремизма конца XIX — начала ХХ вв //Научно-информационный журнал Армия и общество. 2014. № 2 (39). С. 45–48.
  2.                Бидова Б. Б.Толерантность как часть политической культуры: проблемы концептуализации и российские особенности//Вестник Ессентукского института управления, бизнеса и права. 2012. № 6. С. 66–68.
  3.                Уйгуры устроили беспорядки в Китае. Электронный ресурс: http://uighur.narod.ru/articles/urumqi_07072009_text1.html (дата обращения 24.12.2015)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle