Библиографическое описание:

Алимгафарова А. Р. Проблемы правового регулирования тайны совещательной комнаты // Молодой ученый. — 2016. — №1. — С. 782-784.



 

В данной статье поднимается одна из наиболее актуальных и насущных в настоящее время проблем — проблема правового регулирования тайны совещательной комнаты. Первопричиной многих проблем, возникающих в сфере юриспруденции на сегодняшний день является отсутствие должной правовой регламентации того или иного явления или ситуации. Точно так же дело обстоит и с вопросом, затронутым в статье, а именно, законодательство недостаточно полно регулирует один из основных принципов осуществления правосудия — тайны совещательной комнаты.

Ключевые слова: тайна совещательной комнаты, право, суд, Верховных Суд Российской Федерации

 

Одним из важнейших требований к принятию решения судом и одновременно гарантией осуществления справедливого правосудия является соблюдение тайны совещательной комнаты. Нарушение этого правила является весомым основанием для отмены принятого судом решения [1]. Однако суть данного понятия не совсем ясна, и поэтому споры о тайне совещательной комнаты периодически возникают, и иногда даже очень остро.

Комментарии к статье 192 Гражданскому процессуальному Кодексу Российской Федерации раскрывают понятие «совещательная комната», согласно которому она представляет собой специальное помещение, оснащенное всем необходимым для того, чтобы судьи не выходили из совещательной комнаты при принятии решений и вынесения определений [2]. Единого понимания тайны совещательной комнаты нет.

В соответствии со статьей 194 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации, во время совещания и вынесения решения в совещательной комнате могут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному делу. Присутствие иных лиц в совещательной комнате не допускается [3]. Каких-либо других требований в отношении суда (судьи), принимающего решение по делу, гражданско-процессуальным законодательством не предусмотрено.

На практике возникает множество ситуаций, в которых невозможно определить, нарушаются ли теми или иными действиями судьи правила о тайне совещательной комнаты. Рассмотрим некоторые из них.

Президиум Вологодского областного суда, отменяя решение Череповецкого городского суда, в своем Постановлении указал, что суд удалился в совещательную комнату 16 октября 2003 года, а само решение было оглашено 17 октября 2003 года, следовательно, суд нарушил правила о тайне совещания судей [4].

Позиция Верховного Суда Российской Федерации по данному спору была изложена в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2003 года, согласно которой такими действиями действительно нарушается тайна совещательной комнаты, поскольку решение суда должно быть принято немедленно после разбирательства дела (статья 199 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации). В случае если составление мотивированного решения в пятницу вечером невозможно, то оно может быть отложено на срок не более чем пять дней со дня окончания разбирательства дела, но огласить резолютивную часть решения суд должен в тот же день [5].

По мнению Председателя Череповецкого городского суда Зайцева, законодатель, предусмотрев указанные ограничения, преследовал единственную цель: запретить судье, удалившемуся в совещательную комнату, заниматься решением посторонних вопросов, рассмотрением других дел. Судья должен сосредоточиться на принятии решения суда или его резолютивной части. Однако он придерживается позиции, отличной от позиции Верховного Суда Российской Федерации. Судья Зайцев считает, что в связи с тем, что судебные заседания иногда заканчиваются далеко за пределами рабочего времени — нет никакой необходимости заставлять участников процесса ждать объявления резолютивной части, а судье — поспешно ее выносить. Судья, удалившийся в совещательную комнату, должен принять все меры к принятию законного, обоснованного решения, исключить любое влияние на него при принятии решения суда. И если он ночное время берет для сна — это не противоречит закону, не нарушает правил о тайне совещательной комнаты [6].

На наш взгляд, наиболее верной является позиция Верховного Суда Российской Федерации, так как она основана на уже существующей норме права о немедленном принятии решения после разбирательства дела (статья 199 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации) и не противоречит существу тайны совещательной комнаты.

Известно, что совещательная комната должна содержать все необходимое судье для правильного разрешения дела, исключающее его возможность покидать ее до принятия решения. Однако как быть в случае, если того или иного нормативно-правового акта в совещательной комнате не оказалось и для того, чтобы принять правильное решение по делу, секретарь судебного заседания по просьбе судьи заносит ему в совещательную комнату данный акт? Этот вопрос на данный момент не урегулирован.

В теории высказывается позиция о том, что данное явление не является нарушением тайны совещательной комнаты, так как секретарь судебного заседания никак не воздействует на судью, он входит в совещательную комнату лишь для того, чтобы обеспечить судью необходимой ему правовой основой.

Существует и другая позиция, согласно которой вне зависимости от цели, ни секретарь, ни какое-либо иное лицо, кроме судьи (судей) по данному делу, не вправе находиться в совещательной комнате во время принятия решения по делу, так как это прямо противоречит статье 194 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации.

По нашему мнению, наиболее правильной и обоснованной является вторая позиция. В какой-то степени можно согласиться и с первым мнением, так как, действительно, секретарь в данном случае никак не влияет на решение, принимаемое судьей. Однако этот процесс очень сложно проконтролировать и закрепление в законе правомерности таких действий или же опущение регулирования данного вопроса в законодательстве может сделать секретаря судебного заседания неким средством воздействия на судью, когда заинтересованные лица смогут передавать через него свои указания судье, а это прямо нарушает правило тайны совещательной комнаты.

Рассмотрим еще одно нарушение тайны совещательной комнаты наиболее актуальное в современное время. Двадцать первый век — век информационных технологий. Повсюду автоматизируются базы данных, справочные правовые системы, все вокруг приобретает электронный вид. Так сейчас вместо того, чтобы вручную фиксировать ход судебного заседания в протоколе, секретарь судебного заседания печатает его текст на компьютере. Наличие «продуктов» научно-технического прогресса не является исключением и для судей. Как правило, у судей районных судов нет отдельных совещательных комнат и они принимают решение в своем кабинете, который одновременно является залом судебного заседания. И не секрет, что практически у каждого судьи на рабочем месте находиться компьютер с подключенной сетью Интернет. Тем самым, во время принятия решения по делу на судью могут воздействовать через данное техническое устройство и сеть. Точно так же дело обстоит и с сотовым телефоном, который судья может использовать, находясь в совещательной комнате, ведь закон этого прямо не запрещает.

Предполагается, что наличие данных устройств в совещательной комнате недопустимо для исключения любой возможности воздействия на судью во время принятия им решения по конкретному делу. Возникает вопрос, как же быть судьям районных судов, у которых компьютер остается на рабочем столе, когда они, находясь в своем кабинете, принимают решение? Ясно, что оборудовать все суды отдельными совещательными комнатами сегодня не представляется возможным, исходя из того, что это очень длительный процесс, требующий соответствующего материального обеспечения. На наш взгляд проблему можно решить следующим образом: заменить компьютеры прошлого поколения на современные ноутбуки, которые являются наиболее удобными и мобильными. Так секретарь судебного заседания может выносить ноутбук, а также сотовый телефон судьи из зала судебного заседания, когда судья удаляется в совещательную комнату. Это наиболее приемлемый выход в данной ситуации.

Итак, несмотря на то, что большинство гражданско-процессуальных норм построены по «диспозитивно-императивному методу» [7], среди них все же преобладают диспозитивные методы, в том числе и «метод дозволения», согласно которому «Разрешено все, что прямо не запрещено законом».

Таким образом, руководствуясь данным принципом, можно сделать вывод о том, что все вышеперечисленные предполагаемые нарушения тайны совещательной комнаты таковыми не являются, так как закон прямо не указывает на их запрет. По нашему мнению, это явный пробел законодательства, который необходимо устранить, разработав нормы, содержащие определение тайны совещательной комнаты, ее основные принципы, а также отдельные положения, исходя из современных реалий, в том числе и возможность использования технических средств в совещательной комнате.

 

Литература:

 

  1.                Гражданский процессуальный Кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ // Собрание Законодательства РФ. 2002. П. 8 Ч. 2 Ст. 364.
  2.                Комментарии к Гражданскому процессуальному Кодексу РФ. Ст. 192.
  3.                Гражданский процессуальный Кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ // Собрание Законодательства РФ. 2002. Ст. 194.
  4.                Постановление Президиума Вологодского областного суда // Справ.-прав. система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 01.12.2015 г.)
  5.                Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2003 года // Справ.-прав. система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 01.12.2015 г.)
  6.                В. П. Зайцев. Суть тайны совещательной комнаты: возможности ее соблюдения и нарушения. Арбитражный и гражданский процесс, 2005, N 7.
  7.                Афанасьев С. Ф. Проблема истины в гражданском судопроизводстве. Саратов, 2000. С. 25–33.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle