Библиографическое описание:

Сургунд В. Р. Развитие методов управления рисками в пенсионных фондах // Молодой ученый. — 2016. — №1. — С. 499-504.

 

В статье рассматривается вопрос развития подходов к системе риск-менеджмента пенсионных фондов. В частности, анализируется действующее российское законодательство и существующая концепция по обеспечению финансовой устойчивости российских пенсионных фондов. С целью решения проблем, выявленных посредством указанного анализа, автор обращается к международной практике управления рисками пенсионных фондов. На основании анализа международной практики автор приводит основные предложения по внедрению в систему риск-менеджмента российских пенсионных фондов требований к капиталу на основании принимаемых фондами рисков посредством проведения стресс-тестирования.

 

В настоящее время пенсионная отрасль России находится в стадии становления и активно реформируется. Одним из ключевых направлений развития является развитие системы риск-менеджмента в пенсионных фондах (далее — фонды). Именно развитие риск-менеджмента может помочь повысить доверие граждан к фондам, тем самым стимулируя развитие отрасли и решая некоторые социальные вопросы, связанные с обеспечением достойного уровня жизни граждан в пожилом возрасте.

Действующим законодательством при инвестировании средств пенсионных накоплений и при размещении средств пенсионных резервов предусмотрено несколько инструментов для гарантирования исполнения обязательств фонда: резерв по обязательному пенсионному страхованию (далее — РОПС) [2, ст. 20.1], формирующийся как в Пенсионном фонде России [3, ст. 30.1], так и в негосударственных пенсионных фондах (далее — НПФ), и страховой резерв (далее — СР) [2, ст. 20], формирующийся в НПФ по программам негосударственного пенсионного обеспечения. В случае их недостатка исполнение обязательств гарантируется собственными средствами фонда. Указанные инструменты характеризуются следующими основными моментами:

                    Размер РОПС после 1 января 2018 года должен составлять не менее 1 процента и не более 10 процентов от средней стоимости чистых активов фонда. РОПС ежегодно пополняется, в том числе за счет средств пенсионных накоплений лиц, которым не назначена накопительная пенсия или срочная пенсионная выплата.

                    Размер страхового резерва должен составлять 5 или более процентов размера резервов покрытия пенсионных обязательств. При этом размер резервов покрытия пенсионных обязательств должен быть равен оплаченной стоимости этих обязательств

                    [1, п. 2].

                    Минимальный размер собственных средств НПФ, рассчитанный в порядке, установленном Банком России, должен составлять не менее 150 миллионов рублей, а с 1 января 2020 года — не менее 200 миллионов рублей.

Существующая концепция РОПС и СР как инструментов поддержания финансовой устойчивости фондов имеет ряд недостатков:

                    Установленный размер РОПС и СР не связан с уровнем принимаемых НПФ рисков.

                    Собственники фонда имеют выгоду от принятия рисков (в части потенциально большего вознаграждения), но участвуют в их покрытии в объеме собственных средств (150 млн. руб.) вне зависимости от уровня рисков и объема средств пенсионных накоплений и пенсионных резервов. В связи с этим, не достигается управление пенсионными средствами в интересах застрахованных лиц.

                    РОПС и СР неспособны полностью защитить застрахованных лиц и участников фонда от принимаемых рисков:

                    достижение верхней допустимой планки РОПС в 10 % при ограничении на размер ежегодных отчислений в 0,5 % от размера средней стоимости чистых активов, находящихся в доверительном управлении (ДУ) по договорам ДУ средств пенсионных накоплений, займет 20 лет;

                    нормативный размер СР в 5 % и размер РОПС от 1 % до 10 % может оказаться недостаточен;

                    СР размещается в те же инструменты, что и резервы покрытия пенсионных обязательств.

                    В фонде формируется единый СР для всех применяемых пенсионных схем, т. е. как для схем с установленными взносами (DC), так и для схем с установленными выплатами (DB), в то время как уровень риска фонда для схем DB выше, чем для схем DC.

                    Установление требований к минимальному размеру РОПС и СР без учета состояния финансового рынка, финансовой ситуации фонда и принимаемых им рисков приводит к тому, что РОПС и СР не могут играть роль «подушки безопасности», так как даже в кризисных ситуациях требования к их минимальному размеру должны выполняться и отчисления в РОПС должны осуществляться.

 Пример 1

Предположим, что фонд имеет следующую структуру активов и пассивов (основано на структуре активов и пассивов АО «НПФ Сбербанка», АО «НПФ ВТБ Пенсионный фонд», НПФ «Лукойл-Гарант» в 2014 году):

 

Таблица 1

Баланс фонда до наступления негативных событий в рамках существующего подхода

Активы

Млн. руб.

Пассивы

Млн. руб.

Ценные бумаги

117 000

Капитал и резервы

2 000

Прочие

1 200

Резервы покрытия пенсионных обязательств

10 000

 

 

Страховой резерв

800

 

 

Пенсионные накопления[1] (номинал взносов)

100 000

 

 

Пенсионные накопления (инвестиционный доход)

5 000

 

 

РОПС

400

Баланс

118 200

Баланс

118 200

 

 

(Капитал+СР+РОПС)

РППО+ПН

2,78 %

 

Предположим, что в результате негативных событий на финансовом рынке стоимость ценных бумаг упала на 10 %. Тогда баланс фонда будет выглядеть следующим образом:

 

Таблица 2

Баланс фонда после наступления негативных событий в рамках существующего подхода

Активы

Млн. руб.

Пассивы

Млн. руб.

Ценные бумаги

105 300

Капитал и резервы

-3 500

Прочие

1 200

Резервы покрытия пенсионных обязательств

10 000

 

 

Страховой резерв

0

 

 

Пенсионные накопления

(номинал взносов)

100 000

 

 

Пенсионные накопления (инвестиционный доход)

0

 

 

РОПС

0

Баланс

106 500

Баланс

106 500

 

 

(Капитал+СР+РОПС)

РППО+ПН

-3,18 %

 

Таким образом, в долгосрочной перспективе фонд может быть не в состоянии исполнить свои обязательства. Учитывая вышеизложенное, можно заключить, что имеются предпосылки к изменению концепции управления рисками пенсионных фондов в России.

Обратимся к международной практике для определения подходов к управлению рисками пенсионными фондами, помогающих решить указанные выше проблемы.

Во многих странах (Дания, Финляндия, Нидерланды, Швеция) введены требования к достаточности капитала фонда с учетом принимаемых рисков [8, стр. 23]. В этих странах капитал является «подушкой безопасности» и обеспечением обязательств в случае реализации рисков и снижении стоимости активов. Требования к капиталу устанавливаются, как правило, по результатам заданных регулятором параметров стресс-теста и предполагают наличие капитала в достаточном размере, чтобы в следующем году активы фонда были не ниже его обязательств с вероятностью 97,5 %-99,5 %, в том числе в случае реализации стресс-сценария. При нарушении требований к капиталу составляется план восстановления финансовой устойчивости фонда продолжительностью в несколько лет.

В Европе в настоящее время Европейская организация страхования и пенсионного обеспечения ведет активную работу по подготовке предложений для Европейской Комиссии в части установления требований к достаточности капитала пенсионных фондов [7, стр. 5].

Таким образом, предлагается использовать подход к управлению рисками фондов, основывающийся на установлении требований к капиталу фонда, размер которого зависит от принимаемых рисков.

В связи с тем, что капитал организации с точки зрения управления рисками является «подушкой безопасности» для покрытия убытков в непредвиденных обстоятельствах, установление требований к его размеру неразрывно связано с понятием стресс-тестирования.

В Принципах правильных практик стресс-тестирования и надзора [6, стр. 2] Банк международных расчетов дает определение стресс-теста как оценки финансовой позиции организации в случае негативного, но вероятного развития событий для помощи в принятии решения в организации. При этом подчеркивается, что стресс-тестирование является важным инструментом, дополняющим другие оценки рисков, и играет большую роль в информировании о способности организации принимать риски и учете при разработке мероприятий и планов по снижению рисков широкого спектра негативных событий.

Стресс-тестирование лежит в основе многих требований к капиталу фондов, использующихся в международной практике. Одной из наиболее подробно описанных методик установления достаточности капитала используется в Концепции финансовой оценки (Financieel toetsingskader, FTK) в Нидерландах [4, стр. 12]. Ее цель состоит в том, чтобы пенсионные фонды могли принимать на себя возникающие убытки без угрозы интересам клиентов. Для этих целей законодательство обязывает фонды держать в резерве определенную величину капитала. Фонд может рассчитывать величину дополнительного капитала либо по внутренней модели, либо по стандартной. В стандартной модели даны формулы расчета дополнительного капитала для каждого вида рисков и величины изменения ключевых параметров (параметры стресс-теста), используемых при расчете капитала (изменение курса валют, цен финансовых инструментов и др.). Параметры стресс-теста для стандартной модели задаются регулятором и рассчитываются, как правило, на основании предположения, что изменение каждого конкретного параметра может превысить рассчитываемое значение не чаще, чем один раз в 40 лет (с вероятностью не больше 2,5 %).

В настоящее время EIOPA продолжает разработку предложений для Европейской Комиссии [5, стр. 3] в части применимости методов обеспечения финансовой устойчивости организации, обозначенных в SolvencyII. В частности, EIOPA разработала методику [7, стр. 17] расчета достаточности капитала для пенсионных фондов.

Общие положения указанных подходов могут быть использованы российскими пенсионными фондами для проведения стресс-тестирования и расчета требований к капиталу в рамках управления рисками.

Первым шагом проведения стресс-тестирования является оценка активов и обязательств фонда. Для оценки величины активов и в предложениях EIOPA и FTK применяются нормы Международных стандартов финансовой отчетности. Общим правилом для оценки величины обязательств является расчет взвешенных по вероятности дисконтированных будущих денежных потоков в возможных будущих сценариях.

Следующим шагом является задание сценария стресс-тестирования. Стресс-сценарии в общем случае могут быть основаны как на исторических, так и гипотетических событиях.

Положительной стороной использования исторических стресс-сценариев является то, что по событиям имеется вся необходимая информация и их описание включает малую долю субъективизма. С другой стороны, согласно исследованию [6, стр. 3] Банка Международных Расчетов, глубина и продолжительность моделируемых стрессовых событий, основанных на исторических данных, зачастую недооценивается, и каждый новый кризис воспринимается как беспрецедентное событие с большими уровнями риска и зависимостями между ними.

Гипотетические сценарии рассматривают возможные будущие события. Процесс создания таких сценариев предполагает довольно большую степень гибкости в выборе закладываемых параметров и факторов. Например, историческое событие может быть совмещено с изменением факторов, которые в тот момент не менялись. В связи с тем, что проведение стресс-тестирования планируется проводить регулярно, используемые стресс-сценарии должны отражать текущую экономическую ситуацию. Таким образом, считаем целесообразным использование гипотетических сценариев при проведении стресс-тестов фондов, которые, тем не менее, можно основывать на исторических событиях и взаимосвязях параметров, наблюдавшихся в период кризисов.

При разработке гипотетического сценария, основанного на исторических взаимосвязях, необходимо определить несколько ключевых моментов: метод расчета, горизонт планирования и доверительный интервал.

Метод расчета. Представляется целесообразным использование методики расчета средней стоимости под риском (CVaR) для определения параметров стресс-теста, так как он имеет некоторые преимущества по сравнению с методикой VaR, а именно рассмотрение убытков сверх порогового значения и более точный учет эффекта диверсификации.

Горизонт планирования. В процессе управления рисками, в том числе при осуществлении стресс-тестирования, представляется разумным учет долгосрочного характера инвестирования средств фонда. В связи с этим, использование периода меньше 1 года представляется нецелесообразным. В предложениях EIOPA и модели FTK временным горизонтом является 1 год. Таким образом, предлагаем использовать в качестве временного горизонта период в 1 год. При этом основывать определение параметров стресс-тестирования целесообразно на более длинном горизонте, например, 15 лет.

Доверительный интервал. В предложениях EIOPA рассматривается требование о том, чтобы организация имела достаточный капитал, чтобы вероятность наступления банкротства в течение года не превысила 0,5 %. Следует отметить, что в данном случае может иметь место попытка нивелировать недостаток методики VaR, в соответствии с которым не учитываются убытки сверх порогового значения, путем установления широкого доверительного интервала в 99,5 %. Выбор очень широкого доверительного интервала предполагает наличие большого количества наблюдений для его расчета и в условиях ограниченной информации широкий доверительный интервал может негативно сказаться на качестве итогового значения рассчитываемого показателя. В модели FTK используется более узкий доверительный интервал — 97,5 %. С учетом предложения по использованию в расчете методики CVaR, предлагаем остановиться на интервале доверия, равном 97,5 %.

В процессе разработки стресс-сценария необходимо определить основные параметры, которые оказывают влияние на способность фонда исполнить свои обязательства. Такие параметры можно определить на основании рисков, с которыми сталкивается фонд. Основными рисками пенсионных фондов являются процентный, рыночный, валютный, кредитный, актуарный. В связи с этим, считаем целесообразным в стресс-сценарии предусмотреть, по крайней мере, определение следующих параметров:

  1.                Изменение кривой рыночных процентных ставок.
  2.                Изменение рыночной стоимости финансовых инструментов (например, акций).
  3.                Изменение курса валют.
  4.                Изменение кредитного спреда, рассчитывающегося как разница между доходностью до погашения рассматриваемого актива и доходностью по «безрисковой» кривой.
  5.                Параметры показателей вероятности дефолта PD и ожидаемых убытков в случае дефолта LGD.
  6.                Изменение актуарных предпосылок, например, сроков дожития.

Расчет требований к капиталу предлагаем осуществлять путем сравнения разницы активов и обязательств до применения предположения об изменении параметров стресс-тестирования, и после применения такого предположения.

Выполнение требований к достаточности капитала можно достигать как путем внесения дополнительных средств в капитал фонда, так и путем снижения риска активов. Пополнение собственных средств осуществляется за счет вознаграждения фонда и взносов собственников.

 Пример 2

Предположим, что в рамках сценария стресс-тестирования предполагается снижение в стоимости ценных бумаг на 15 %. В связи с этим фонд формирует капитал в размере 13 000 млн. руб., исключающем снижение активов ниже величины обязательств при падении стоимости активов на 15 %. Баланс фонда в данном случае будет выглядеть следующим образом:

 

Таблица 3

Баланс фонда до наступления негативных событий в рамках предлагаемого подхода

Активы

Млн. руб.

Пассивы

Млн. руб.

Ценные бумаги

128 000

Капитал и резервы

13 000

Прочие

1 200

Резервы покрытия пенсионных обязательств

10 000

 

 

Страховой резерв

800

 

 

Пенсионные накопления

(номинал взносов)

100 000

 

 

Пенсионные накопления (инвестиционный доход)

5 000

 

 

РОПС

400

Баланс

129 200

Баланс

129 200

 

 

(Капитал+СР+РОПС)

РППО+ПН

12,35 %

 

Тогда в случае, если негативные события все-таки произошли, и стоимость ценных бумаг снизилась, к примеру, на 10 %, баланс фонда будет выглядеть следующим образом:

 

Таблица 4

Баланс фонда после наступлений негативных событий в рамках предлагаемого подхода

Активы

Млн. руб.

Пассивы

Млн. руб.

Ценные бумаги

115 200

Капитал и резервы

6 400

Прочие

1 200

Резервы покрытия пенсионных обязательств

10 000

 

 

Страховой резерв

0

 

 

Пенсионные накопления

(номинал взносов)

100 000

 

 

Пенсионные накопления (инвестиционный доход)

0

 

 

РОПС

0

Баланс

116 400

Баланс

116 400

 

 

(Капитал+СР+РОПС)

РППО+ПН

5,82 %

 

Таким образом, даже при падении стоимости активов на 10 % фонд сохраняет возможность по исполнению своих обязательств.

Предложенный подход к установлению требований к капиталу в рамках системы риск-менеджмента пенсионного фонда позволит увеличить финансовую устойчивость пенсионных фондов, тем самым повысив доверие граждан к пенсионной системе России. Это в свою очередь стимулирует формирование пенсионных средств в пенсионных фондах, что окажет положительное влияние на развитие финансового рынка России.

 

Литература:

 

  1.                Приказ Инспекции негосударственных пенсионных фондов при Минтруде РФ от 07.02.2000 № 7 «Об утверждении нормативных размеров пенсионных и страхового резервов»
  2.                Федеральный закон от 07.05.1998 № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах»
  3.                Федеральный закон от 24.07.2002 № 111-ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной пенсии в Российской Федерации»
  4.                Boon L.-N., Briere M., Rigot S. Regulation and Pension Fund Risk-Taking / Amundi Working Paper WP-043–2014, October 2015 — http://research-center.amundi.com
  5.                Call for Advice from the European Insurance and Occupational Pensions Authority (EIOPA) for the Review of Directive 2003/41/EC (IORP II) / European Commission, 30 March 2011 — https://eiopa.europa.eu/Publications/Requests %20for %20advice/20110409-CfA-IORPII-final.pdf
  6.                Principles for sound stress testing practices and supervision / Basel Committee on Banking Supervision, Bank for International Settlements, May 2009 — http://www.bis.org/publ/bcbs155.pdf
  7.                Technical Specifications. Quantitative Assessment of Further Work on Solvency of IORPs. / European Insurance and Occupational Pensions Authority (EIOPA), 11 May 2015 — https://eiopa.europa.eu/Publications/QIS/EIOPA-BoS-15–070v2-Technical_specifications_QA_IORPs.pdf
  8.                Yokoi-Arai M., Antolin P., Laboul A. Regulation of Insurance Company and Pension Fund Investment. / OECD Report to G20 Finance Ministers and Central Bank Governors, September 2015. — http://www.oecd.org/finance/private-pensions/Regulation-of-Insurance-Company-and-Pension-Fund-Investment.pdf

[1] Средства пенсионных накоплений лиц, которым не назначена накопительная пенсия, срочная пенсионная выплата; средства выплатного резерва; средства резерва срочных пенсионных выплат.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle