Библиографическое описание:

Гринь Е. А., Мухтабарова А. О. К вопросу о праве собственности на объекты животного мира // Молодой ученый. — 2016. — №1. — С. 252-254.



 

Согласно ст.1 Федерального закона от 24 апреля 1995 года N 52 «О животном мире» (далее по тексту — ФЗ № 52) закреплено понятие животного мира, который представляет собой совокупность живых организмов всех видов диких животных, постоянно или временно населяющих территорию Российской Федерации и находящиеся в состоянии естественной свободы, а также относящихся к природным ресурсам континентального шлейфа и исключительной экономической зоны Российской Федерации.

Так, главной определяющей характеристикой объектов животного мира являются такие элементы как:

  1. совокупность живых организмов — все виды диких животных;
  2. дикие животные, находящиеся в состоянии естественной свободы.

Также ст. 4 ФЗ № 52 закрепляет то, что животный мир в пределах Российской Федерации является государственной собственностью и Российская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию в отношении животных на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне. Однако ни законодательство, ни правовая наука не дает полного и всестороннего объяснения понятия и содержания права собственности на животный мир. Исходя из положения ст. 4 ФЗ № 52 дикое животное, признанное государственной собственностью выступает в качестве имущества и обладает признаками вещи.

Так, в «Проблемах вещных прав в гражданском праве» А. Н. Латыева под вещью признается объект гражданских прав, главной характерной чертой которого является ее материальность и непосредственно возможность ее обладания. [1]

Проанализировав данное определение и опираясь на ст. 1 ФЗ № 52, главным признаком которого является именно дикое животное, находящееся в состоянии естественной свободы, следует вывод, что, животный мир не может выступать в качестве вещи до тех пор, пока не будет утрачена экологическая связь природы с животным в случае вмешательства или воздействия человека способом присвоения. Раскрывая признаки вещи, нужно еще выделить такой ее признак, как полезность, а именно удовлетворение потребностей людей. Животный мир в данном случае является исключением, находясь в состоянии естественно свободы им никто не обладает, а значит и не может извлечь пользу и собственную выгоду. Поэтому, с точки зрения гражданского права, животные не являются вещами и на них нельзя установить какие-либо вещные права.

Достаточно спорным и дискуссионным считается вопрос о признании объекта животного мира государственной собственностью. Выделяются два основных направления во мнениях ученых.

Первое заключается в том, что объекты животного мира в принципе не могут быть объектом права собственности, это лишь юридическая фикция которая по мнению В. М. Горшенева определяется как «закрепленное в правовых актах и используемое в юридической практике нормативное предписание в виде специфического способа(приема), выражающегося в провозглашении существующего факта или обстоятельства, в действительности не имеющего места». [2]

Второе выражается в отказе от понятия гражданско-правового института собственности на объекты животного мира и замены его на такие категории как: «всеобщее достояние», «национальное богатство» и т. д. Данной позиции придерживается и С. А. Боголюбов, который считает, что «дикое мигрирующее животное не может выступать объектом гражданского права и такого института, как право собственности». [3]

Кроме указанных мнений существует позиция, с точки зрения которой, невозможно установить режим государственной собственности на объекты животного мира. Примером может служить взгляд Д. И. Мейера, который относил, в частности, «птиц, летающих по поднебесью», к объектам, которые вообще не находятся во власти человека, а потому не состоят в гражданском обороте и не могут представляют собой какую-либо имущественную ценность.

Другие ученые, такие как: Г. Ф. Шершеневич и В. И. Синайский относили диких животных к бесхозяйный вещам, право собственности на которые могло быть обретено путем завладения, но установление чьей бы то ни было собственности на всех диких зверей и птиц, находящихся в состоянии естественной свободы никак не совместимо с самой природой объекта, ведь очень сложно осуществлять правомочия собственника в отношении диких животных, которые постоянно мигрируют. При таких обстоятельствах практически невозможно установить режим собственности. [4]

В гражданском правев ст. 209 ГК РФ под собственностью раскрывается триада полномочий: владение, пользование и распоряжение. Исходя из данной статьи, под владением понимается физическое обладание вещью, а также осуществление над ней контроля. Указанное положение нельзя применить к объекту животного мира, находящегося в состоянии естественной свободы, а потому осуществление владения над ними невозможно.

Безусловно существует возможность владения дикими животными вне воли или в полубольных условиях, но для осуществления определенных целей: сохранения генетического фонда, ресурса и т. д. Но опираясь на законодательство Российской Федерации и основные положения экологического права, под объектом животного мира будут пониматься непосредственно те животные, которые находятся в состоянии естественной взаимосвязи с природой.

К.ю.н. Т. Н. Малая под владением объектами животного мира понимает то,что государство выступает не собственником объекта, а носителем власти, представляющее публичные интересы граждан РФ в определении правового режима единого фаунистического фонда, на установление общих правил на права и обязанности участников по поводу использования ресурсов животного мира. [5, с 11–13]

Второй аспект права собственности -пользование, то есть возможность использования и эксплуатации вещи с извлечением определенных ее свойств. Право «пользования» и «использования» закреплены в ФЗ № 52.

Под первой категорией понимается деятельность лиц по использованию объектов животного мира, а вторая включает в себя изучение, добывание и извлечение пользы из объектов для удовлетворения материальных или духовник потребностей человека.Так, пользование животным миром может осуществляться двумя способами -с изъятием или без изъятия объектов животного мира из среды их обитания.

Примером пользования служит ст. 34 ФЗ № 52, которая регламентирует следующие виды пользования гражданами и физическими лицами: охота, рыболовство, добыча объектов животного мира, не отнесенных к охотничьим ресурсам и водным биологическим ресурсам и т. п. Так, прогулка по лесу, наблюдение за поведение животных, их фотографирования и иные методы исследования без изъятия объектов животного мира из среды их обитания-все это способы пользования.

Говоря о государстве в указанном смысле необходимо отметить,что оно не имеет оснований контролировать и определять субъектов имеющих и осуществляющих право пользования на объекты животного мира, а также вмешиваться в процесс осуществления ими своего законного права. Исходя из вышесказанного, государство не может самостоятельно пользоваться объектом животного мира, хоть и является его собственником.

Правомочие распоряжения заключается в возможности определения юридической судьбы своего имущества.

Выделяется научная точка зрения о том, что понятия права пользования и использования нельзя разграничивать, так как осуществление права пользования субъектами осуществляется через деятельность органов власти и управления. Это подтверждается на практике, например, выдача разрешений на отстрел животных — право распоряжения. Но получение разрешения не дает права собственности на животное, оно является предпосылкой для его возникновения.

Конституция РФ в ст. 72 относит вопросы природопользования, охраны окружающей среды к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. Проблема указанного положения заключается в том, что в ФЗ № 52 не определяются критерии отнесения диких животных к той или иной собственности, что вызывает множество коллизий, вопросов и споров на практике. Решением существующей проблемы послужило бы принятие общих критериев, определяющих принадлежность имущества к собственности РФ или ее субъектов, а также детальная регламентация данного процесса.

Подводя итоги всего вышесказанного, представляется, что животный мир не является государственной собственностью в действительности, это лишь декларативное закрепление в законодательстве.

Право собственности, закрепленное в ст. 4 ФЗ № 52 не имеет ничего общего с гражданско-правовым пониманием института собственности и существует оно в форме юридической фикции, так как правовая действительность не совпадает с ее нормативной моделью.

 

Литература:

 

  1.      Латыев А. Н. «Проблема вещных прав в гражданском праве» Екатеринбург: Изд-во УМЦ УПИ, 2003. 8 с.
  2.      Горшенев В. М. «Нетипичные нормативные предписания в праве» Советское государство и право. 1978. № 3.
  3.      Боголюбов С. А. «Экологическое право: учебник для вузов» под ред., М: Высшее образование, 2007.
  4.      Баранов В. М. «Отношения собственности на природные ресурсы в Российской Федерации», Юрист. 2006. № 12.
  5.      Малая Т. Н. «Право собственности на животный мир: Автореф. дис.... канд. юр. наук. М., 1996. С. 11–13.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle