Библиографическое описание:

Мирзоев Г. М. Основные направления современной региональной культурной политики // Молодой ученый. — 2016. — №1. — С. 848-853.



 

Интерес к проблеме регионов в современном мире связан прежде всего с глобальными процессами, приводящими к изменению соотношения между глобальными и региональными составляющими мирового сообщества [10, с. 147]. Процессы регионализации затрагивают и российское пространство. Регионализация постсоветского пространства привела к появлению новых регионов, которые заявили о своей относительной самостоятельности и рассматриваются как особые культурные и социо-экономические образования. Региональный дискурс — диалог развернутых пространств, концепций, языков, схем. Но любые региональные представления культурно, политически, идеологически нагружены. Сложные совокупности «правил жизни», ценностных норм разнятся от региона к региону. Регионообразующие факторы составляют определенное единство, интегрирующим началом которого становится региональная культура.

Региональная культура, как правило, тесно связана с этно-национальными культурами и с культурой всей страны. Поэтому региональная культура представляет специфический синтез элементов своей и других межэтнических культур, которые осваиваются в ходе межэтнической коммуникации выступают как равнозначные и равноценные. Таким образом, региональная культура является своеобразным интегратором этнически разнородных элементов, обеспечивающим в рамках определенной территории возможность плодотворного межэтнического и межкультурного взаимодействия, что на практике означает реализацию модели поликультурного единства.

Пространство региона обладает уникальными чертами, формирующимися с помощью особенностей природного ландшафта, святых мест, региональных реликвий, этнических своеобразий культуры. Происходит формирование особой культуры — региональной, которая начинает существовать, постепенно выделяясь из общего мира русской культуры, но не порывая с ним совсем. Специфика региональной культуры просматривается прежде всего в том. Что она первоначально формируется как форма бытия, «специфическая форма существования социума и человека в определенных пространственных координатах, опирающаяся на историческую традицию, формирующая систему ценностей, продуцирующая тип личности» [9, цит. по: 10, с. 149].

Важную роль в процессе развития регионов играют культурные особенности, которые особенно ярко проявляются в кризисные периоды. Огромный разрыв между уровнем развития современных российских регионов позволяет говорить о дифференциации общественной жизни и доминировании одних сфер общества над другими. Такая ситуация создает определенные проблемы в объяснении процесса развития регионов. Именно на уровне региона сегодня складывается стратегия развития культуры с учетом социально-экономических особенностей развития территории, ее культурного потенциала, интересов и запросов различных категорий населения и др.

Процессы, тенденции, конкретные факты культурной жизни наблюдаются на двух уровнях: глобальном, т. е. в масштабе страны и на региональном, т. е. на уровне области, края, района, отдельного города. Здесь они имеют более выраженный характер, обладают столь сильно проявляющейся спецификой, что на этом уровне может и должна формироваться система приоритетов культурного развития, т. е. складываться культурная политика, которая органически связывала бы в себе учет глобальных тенденций и местных особенностей.

В последние годы, — отмечают А. П. Марков, Г. М. Бирженюк, — некоторые регионы делают попытки перейти на новую стратегию культурной политики, находящую выражение в региональных программах социокультурного развития. Однако эта работа далеко не всегда эффективна, особенно в тех случаях, когда она не опирается на научно обоснованную методику и технологию. Сегодня на передний план выходит проблема разработки новых механизмов региональной культурной политики на всех ее уровнях, что требует глубокого и всестороннего анализа ее теоретико-методологических оснований, уточнения ее целевой установки, четкого определения объекта и субъекта, механизмов их взаимосвязи и взаимодействия и т. д. [8, с. 78]

Особенности современной культурной политики определяются спецификой самих демократических общественных систем, выступающих в качестве полистилистических образований. Подобные культурные системы, отмечают А. В. Костина и Т. М. Гудима, отличаются не только большей гуманистичностью и ориентированностью на человека как основную цель социального развития, но и большей жизнеспособностью в условиях объективного сближения различных культурных миров под влиянием информационных и глобализационных процессов [7, с. 101]. Основной особенностью подобных социокультурных систем является деирархизация — уменьшение значимости экспертов и бюрократов от культуры, стоящих на вершине социальной иерархии. Например, в контексте современной культурной политики в Российской Федерации и ее субъектах можно отметить уменьшение роли Министерства культуры и возрастание роли фондов, союзов, объединений, творческих коммерческих организаций. Тенденции демонополизации в области культуры отражены в Основах законодательства РФ о культуре, где отмечается, что «для борьбы с монополизмом в сфере производства и распространения культурных ценностей органы государственной власти и управления обязаны содействовать созданию альтернативных организаций культуры, предприятий, ассоциаций, творческих союзов, гильдий и иных культурных объединений» [4].

На уровне региона складывается стратегия развития культуры с учетом социально-экономических особенностей развития территории, ее культурного потенциала, интересов и запросов различных категорий населения и др. На уровне региона возможен наиболее оптимальный вариант культурного развития с учетом региональной специфики и самобытности, возможностей территории — институциональных, материальных, человеческих и т. д. На локальном пространстве достигается максимальная активность участия различных социальных групп в культурных процессах, в общественной жизни в целом.

Методологические основы региональной культурной политики включают выявление приоритетных направлений развития культуры исходя из должного состояния культурной жизни и реальных проблем; разработку или инициирование в соответствии с приоритетами различных социокультурных программ; поддержку и реализацию программ путем распределения различного вида ресурсов: материальных, финансовых, кадровых и информационных [8, с. 78].

Исходя из особенностей нынешнего этапа развития культурных процессов, довольно характерных для различных регионов России, А. П. Марков и Г. М. Бирженюк выделяют следующие задачи региональной культурной политики:

                    отказ от потребительской ориентации и переход к социально-культурной самодеятельности путем развития широкого спектра социально-культурных инициатив, стимулирования культурно-творческой активности населения, поддержки общественных проектов и новых форм культурно-досуговой деятельности;

                    инициирование и поддержка культурно-досуговых учреждений и институтов, гуманизирующих культурную среду бытования человека, способствующих снятию социальной напряженности, налаживанию контактов творческой интеллигенции с другими социальными группами, созданию творческой атмосферы в регионе, межкультурному взаимодействию и взаимопониманию. Многообразие субъектов социокультурной деятельности создаст альтернативность развития культурной жизни, поможет ослабить монополию государственных структур на формирование культурной политики, обеспечит реальный доступ к культурным ценностям, образовательным и рекреационным учреждениям всем социальным группам и слоям населения;

                    ориентация культурной политики на приоритетные социальные группы и категории населения с целью обеспечения «равных возможностей» и реального доступа к культурным ценностям, наращивания «культурного слоя» и развития навыков культурно-творческой деятельности у различных социальных групп и категорий населения, особенно у детей, подростков, молодежи;

                    концентрация материальных и человеческих ресурсов с целью инициирования и поддержания на достаточно высоком уровне “элитных” субъектов социально-культурной самодеятельности, которые для населения территории будут играть роль своеобразных референтов, постоянно повышая «планку» культурной жизни региона;

                    развитие территориального своеобразия и многообразия культуры региона за счет предоставления права свободного культурного самоопределения и самовыражения различным национально-этническим группам. Финансируемые из местного бюджета и поддерживаемые различными общественными фондами программы должны обеспечить сохранение и развитие культуры национальных меньшинств во всех ее аспектах, включая сохранение исторических памятников, языка, литературы, религии, народного творчества, способствовать преодолению отчужденности и взаимному признанию самоценности всех культур региона, их взаимообогащению и диалогу;

                    создание условий для межрегиональных культурных контактов с территориями, имеющими общие культурно-исторические традиции, а также с теми регионами, между которыми происходили и происходят интенсивные миграционные процессы и этнические группы которых являются наиболее распространенными в данной местности;

                    отказ от практики финансирования учреждений культуры и досуга за сам факт их существования без относительно к содержанию их деятельности и переход на финансирование целевых социально-культурных проектов и программ, т. е. внедрение договорно-контрактных отношений в культурно-досуговые учреждения и организационно-методические структуры [8, c. 80–81].

Существующее понимание региональной культурной политики базируется в России на Концепции совершенствования региональной политики в Российской Федерации на период до 2020 года [6]. Под регионом в указанной Концепции понимается «часть территории Российской Федерации, обладающая общностью природных, социально-экономических, национально-культурных и иных условий. Регион может совпадать с границами территории субъекта Российской Федерации, являться его частью, либо объединять территории или части нескольких субъектов Российской Федерации» [6, цит. по: 3].

Выявляя приоритеты региональной культурной политики, О. Н. Астафьева, отмечает стратегические векторы развития России: с одной стороны, это отстаивание единства страны, приумножение общественно-культурного капитала и в целом развитие отечественной культуры; с другой — освоение инноваций широкого диапазона, отработка новой модели модернизации как обновления форм жизнедеятельности в условиях ХХI века [3]. Применительно к локальному развитию общие цели развития России должны быть конкретизированы и увязаны с территориальными проблемами, что предполагает акцентировку тех или иных аспектов локальной самоорганизации. В регионах идет широкий поиск направлений территориального развития, что стимулирует отработку новых целей, задач, методов социокультурной политики на местах. К осознанию необходимости и инновационных возможностей культурной политики приходят далеко не во всех регионах. По-прежнему, приоритетными остаются цели социально-экономического характера, что объясняется неравномерностью уровня и качества жизни во многих российских регионах.

Р. Г. Абдулатипов отмечает, что в соответствии с «Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» государственная региональная политика России должна быть направлена в долгосрочной перспективе на обеспечение сбалансированного социально-экономического развития субъектов РФ, что возможно только на основе достижения такой стратегической цели государственной политики в области образования как «повышение доступности качественного образования, соответствующего требованиям инновационного развития экономики, современным потребностям общества и каждого гражданина». Очевидно, что обеспечить качественное образование в регионах РФ можно на основе достижения цели государственной политики в сфере культуры — «развитие и реализация культурного и духовного потенциала каждой личности и общества в целом» [2, с. 8].

В данном целевом контексте государственной политики России важно подчеркнуть, что все эти новые требования к региональной культурной политике должны быть в полной мере согласованы с основными вопросами государственной национальной политики Российской Федерации. Согласно «Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года» к таким важнейшим вопросам относятся следующие: сохранение и развитие культур и языков народов Российской Федерации, укрепление их духовной общности; обеспечение прав коренных малочисленных народов и национальных меньшинств; создание дополнительных социально-экономических и политических условий для обеспечения прочного национального и межнационального мира и согласия на Северном Кавказе; поддержка соотечественников, проживающих за рубежом, содействие развитию их связей с Россией.

Соответственно, региональная культурная политика современной России должна быть сбалансирована и синхронизирована во времени с целями государственной национальной политики Российской Федерации, а именно: упрочением общероссийского гражданского самосознания и духовной общности многонационального народа Российской Федерации (российской нации); сохранением и развитием этнокультурного многообразия народов России; гармонизацией национальных и межнациональных (межэтнических) отношений; обеспечением равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от расы, национальности, языка, отношения к религии и других обстоятельств; успешной социальной и культурной адаптацией и интеграцией мигрантов [2, с. 8].

В современных новациях регионов РФ, касающихся региональной культурной политики, особенно выделяются те предложения, в которых за культурой определена первостепенная и решающая роль в целях возрождения и сохранения культурно-нравственных ценностей и смысла бытия в России. И очень важно, что на местах это находит выражение и отражение при решении тактических (среднесрочных) проблем формирования и осуществления региональной культурной политики, в частности в рамках разработки и реализации региональных целевых программ развития культуры. В порядке обобщения всех современных региональных новаций, связанных с культурой и культурной политикой, Р. Г. Абдулатипов предлагает инновационное видение современной системы основных объектов (направлений) региональной культурной политики:

                    духовно-культурная идентичность территории регионов РФ как выражение духовно-исторических идеалов природы, человека и общества, определяющая их универсальное взаимодействие и взаимовлияние, место человека в одухотворенной и одушевленной среде мироздания;

                    культурная среда в регионах РФ как выражение духовных идеалов истины, добра, красоты и любви в межличностных и общественных взаимоотношениях, отражающая нравственные ценности уважительного отношения, в том числе и человека к природе, внутреннюю природную культуру, культуру души и духовно-экологическое самосознание людей;

                    культурная идентичность человека и гражданина страны в регионах РФ как выражение духовных идеалов добра, красоты и любви, характеризующая сокровенный смысл их бытия и жизни в природе и обществе, становление подлинного и действительного «я» индивида, формирование и рост его внутреннего самосознания;

                    культурно-социальная среда в регионах РФ как выражение духовных идеалов истины, добра, красоты и любви в обществе, предполагающая уважительное отношение людей друг к другу на основе зафиксированных в Конституции РФ и иных законах страны нравственно-моральных норм социального государства в России;

                    культурная идентичность общества в регионах РФ как выражение духовных идеалов Родины, семьи, мира и счастья в российском государстве, обеспечивающая сохранение, возрождение и развитие генетической и исторической памяти народов и этносов России, социально-культурное благосостояние и согласие людей, устойчивость в обществе;

                    культурно-глобальное пространство в регионах РФ как выражение духовных идеалов единства, многообразия и солидарности людей на планете, способствующее межнациональному, международному и межкультурному общению и диалогу на основе согласованных общечеловеческих ценностей;

                    культурно-инновационная среда управления в регионах РФ как выражение идеалов свободы, демократии и равноправия в культурной политике, предусматривающая синергетическое взаимодействие, координацию и интеграцию интересов всех участников и субъектов культурной деятельности в России.

И. И. Ирхен, рассматривая региональную культурную политику в параметрах современной динамики России, утверждает: «современная культурная политика страны находится на новом витке своего развития. Обобщающая рефлексия над региональной культурной политикой в параметрах общероссийской динамики высвечивает, с одной стороны, содержательный поворот в понимании культуры как безусловной ценности, ресурсной составляющей территорий, с другой — не менее важной оказывается сопряженность с позицией местной элиты. В реалиях развивающихся рыночных отношений использование ресурсного потенциала культуры все еще носит декларативный характер, культурные «вложения» в человека пока не очевидны [5, с. 322].

Воплощая диалектику «глобального» и «национального», региональная культурная политика предусматривает оптимизацию взаимодействий личности и локального сообщества, обеспечение их эффективного развития с учетом местных традиций, реальных материальных и духовных ресурсов. Сопровождение экономических и социальных управленческих решений развитием современного культурного процесса с его опорой на самобытность проживавших этносов способно обеспечить включение их представителей в профессиональную жизнедеятельность конкретного региона. Однако ресурс единого культурного пространства при этом остается недостаточно задействованным, и привязанность региональных культурных практик нередко не согласуется с общесоциальными установками. Отсюда следует вывод о пока еще слабой, но наличествующей тенденции «местечковости» в культурной политике регионального уровня. Думается, что данная проблема действительно заслуживает внимания и разрешения противоречий, порождаемых в результате подобной культурной практики. Это представляется особенно важным в условиях выделения западными фондами больших средств на генерацию региональных, этнических противоречий и их автономность по отношению к единству российского социума, что в свою очередь порождает ситуацию возможных рисков и критических точек во взаимоотношениях этнических групп, социальных образований, народностей [5, с. 323].

О. Н. Астафьева отмечает, что перспективные цели регионального развития, увязанные с социокультурной практикой, невозможно получить в готовом виде извне. Они могут быть определены самим региональным сообществом и отрефлексированы представителями власти, общественных организаций, интеллектуальной элиты. Сам факт наличия у региона стратегических целей следует оценить как позитивный фактор преодоления кризиса. Если цели имеют не декларативный характер, а продуманно концентрируются вокруг жизненно важных проблем регионального сообщества, социальных и культурных приоритетов, то они становятся основой консолидации разных групп элиты и социальных слоев. Таковыми целями сегодня для регионального развития выступают здоровый образ жизни, возможность личностной самореализации, качество жизни — достойная жизнь, где есть место разнообразию, мобильности, открытости [3].

По мнению О. Н. Астафьевой, следует говорить о совокупности сходных задач по стратегическому управлению сферой культуры в регионах страны. Среди них — задачи, связанные с проблемами выравнивания и сохранения определенного уровня благополучия и культурного развития региона, а также осознания региональным сообществом себя как субъекта саморазвития, понимания ценности своей локальной культуры и возможностей самореализации в условиях ориентации России на модернизацию и инновационный путь развития.

При разработке инновационных стратегий культурной политики было бы целесообразным исходить не только из социально-экономических или социально-политических приоритетов, основываясь при принятии решений только на идеологических принципах властной элиты относительно направленности и форм реформирования и модернизации общества. Необходимо учитывать и самоорганизационный потенциал культуры, действие ее параметров порядка как ценностно-смысловых регулятивных механизмов. Следование принципам теории самоорганизации предполагает, что стратегические цели культурной политики согласованы с общими параметрами порядка культуры, а вырабатываемые системой управления и другими социокультурными институтами специальные параметры не нивелируют возможность проявления на личностном уровне действия особенных параметров порядка. Тем самым не разрушится сверхсложная сущность культуры, но и не прервется процесс ее становления [3].

Таким образом, современный подход к выработке региональной культурной политики нацелен, прежде всего, на специфику исторического развития региона, сложившихся традиций, национальные и конфессиональные отличия; развитость инфраструктуры, в том числе учреждений культуры, средств массовой коммуникации; кадровый потенциал в его связи с национально-историческими и культурными особенностями региона. Задача культурной политики на региональном уровне определяется значимостью регионов как крупных социокультурных единиц, являющихся средоточием культурных различий, культурной специфики. Соответственно успехи или неудачи решения социально значимых проблем на этом уровне характеризуют улучшение или ухудшение социокультурной ситуации в обществе в целом. Содержание задач культурной политики в этом случае связано с построением программ регионального развития.

Одной из самых сложных для практического решения государственной культурной политики в России выступает преодоление территориального и социального неравенства граждан при реализации права на доступ к культурным ценностям и участие в культурной деятельности.

Безусловно, региональная культурная политика призвана повысить инвестиционную привлекательность и культурный имидж территории. В условиях расширяющихся рыночных отношений накопленный потенциал культуры требует, с одной стороны, последовательного укрепления и развития, с другой — преобразований. Поэтому конструктивной представляется последовательно проводимая линия реализации единой культурной политики на всей территории Республики Дагестана, целенаправленная поддержка сферы культуры со стороны государственных органов.

Доминирование религиозной идентичности, низкий уровень городской, урбанизированной культуры и, как следствие, полярность культурных приоритетов современных дагестанцев вызывают необходимость в том, чтобы государство оставалось гарантом обеспечения функционирования учреждений культуры и главным заказчиком на творческий продукт высокой общественной ценности [1, с. 69].

Необходимо выработать и реализовать такие формы поддержки, которые позволят жителям малых и средних городов, сельских поселений посещать спектакли, концерты и выставки, получить возможность доступа к лучшим образцам профессионального искусства. Таким образом, необходимо сближение уровней культурного развития различных регионов страны и создание равных для всех граждан возможностей доступа к культурным ценностям, участию в культурной деятельности и пользованию учреждениями культуры при учете региональных, национальных, этнокультурных особенностей граждан различных регионов России в соответствии с культурными потребностями граждан.

 

Литература:

 

  1.                Абдулаева М. Ш. Создание культурной среды — условие эффективной региональной культурной политики / М. Ш. Абдулаева, Н. М. Абдулаева // Молодой ученый. 2015. № 21. С. 69–71.
  2.                Абдулатипов Р. Г. Региональная культурная политика и образовательно-кадровый потенциал в инновационной модернизации России / Р. Г. Абдулатипов // Культура и образование. 2013. № 1(10). С. 7–13.
  3.                Астафьева О. Н. Культурная политика: теоретическое понятие и управленческая деятельность (лекции 6–8) / О. Н. Астафьева // Культурологический журнал = Journal of cultural research [Электронный ресурс]. 2011. № 2. Режим доступа: http://www.cr-journal.ru/rus/journals/73.html&j_id=6 (дата обращения: 10.10.2015).
  4.                Закон РФ от 9 октября 1992 года, № 3612–1 «Основы законодательства Российской Федерации о культуре (с изменениями и дополнениями)». Режим доступа: http://base.garant.ru/104540/ (дата обращения: 12.02.2015).
  5.                Ирхен И. И. Региональная культурная политика в параметрах современной динамики России / И. И. Ирхен // Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. 2014. № 6. С. 318–323.
  6.                Концепция совершенствования региональной политики в Российской Федерации на период до 2020 года. М., 2011. 30 с.
  7.                Костина А. В. Культурная политика современной России: Соотношение этнического и национального / А. В. Костина, Т. М. Гудима. М.: Издательство ЛКИ, 2010. 240 с.
  8.                Марков А. П. Основы социокультурного проектирования / А. П. Марков, Г. М. Бирженюк. СПб.: СП ГУП, 1997. 248 с.
  9.                Мурзина И. Я. Региональная культура как предмет философско-культурологического исследования / И. Я. Мурзина // Проблемы образования, науки и культуры. Вып. 15. № 30. 2004.
  10.            Хлыщева Е. В. Специфика региональной культуры / Е. В. Хлыщева // Фундаментальные проблемы культурологии: в 4 т. СПб., 2008. Том IV: Культурная политика. С. 146–158.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle