Библиографическое описание:

Мимулатова Т. Д. Принципы диспозитивности в уголовном праве // Молодой ученый. — 2015. — №24. — С. 743-744.

 Принципы диспозитивности в уголовном праве

 

В настоящее время вопрос о принципах диспозитивности — это вопрос не о системе, а об их фактическом наличии. Можно ли говорить о диспозитивности как о самостоятельном уголовно-правовом явлении? Есть ли основания для выделения ее принципов?

Оценивая перспективы развития современного уголовного законодательства, современные исследователи рассуждают в рамках категорий «или — или». Они отдают предпочтение коммунальному или личному интересу, т. е. ставят во главу угла императивные либо диспозитивные начала уголовно-правового регулирования.

Возникает объективная потребность в интеграции и синтезе знаний, восстановлении общей картины уголовно-правовой охраны в преломлении к проблеме диспозитивности. Очевидно, что анализ принципов права в их системном единстве может восполнить этот пробел.

В числе типовых свойств принципов права нередко выделяется признак нормативности. По вопросу о том, насколько оправданно такое выделение, существует широкий спектр позиций: от отождествления принципов с нормами права до абсолютного отрицания их нормативной природы. В соответствии с нормативистским подходом «принципы права — это всегда правовые явления, выраженные в позитивном праве. В этом их отличие от правовых идей, которые являются категориями правосознания и, будучи исключительно индивидуальными для каждого человека, не оказывают регулятивного воздействия на общественные отношения» [1].

Возводя нормативность принципов в ранг универсального критерия, сторонники этого подхода дифференцируют понятия «принцип права» и «правовой принцип»: «Принципы права — это такие принципы, которые закреплены в нормах права. Правовые принципы относятся к категориям правосознания, ибо не имеют нормативного закрепления. Благодаря нормативному закреплению принципы права могут быть полностью реализованы. Только в этом качестве могут быть реализованы все функции права» [2].

С. Г. Келина и В. Н. Кудрявцев, полагая, что принципы права, равно как и право в целом, объективны по своей природе, считают удачной дифференциацию основополагающих положений на принципы права и правовые принципы (идеи): «Принципами права считаются лишь те, что так или иначе воплощены в законодательстве. Факт законодательного закрепления придает правовой идее, взгляду, представлению иную социальную сущность, превращает их в факторы регулирующего воздействия».

Разнообразие позиций не позволяет провести их детальный анализ, в связи с чем считаем возможным ограничиться только несколькими замечаниями. Очевидно, что дифференциация основополагающих положений современного уголовного права на принципы права и правовые принципы было бы оправданно при условии статичности уголовно-правового регулирования и четкого терминологического оформления принципов. Кроме того, принципы, будучи выражением культуры права, могут выполнять возложенные на них функции и при этом не иметь статуса норм уголовного законодательства. Сведение принципов права к нормативно регламентированным положениям «обедняет» идеологическую основу законодательства. Более того, ставится под сомнение идеологическая основа европейского уголовного права, где принципы не выделены в отдельные нормы. Сторонники нормативистского подхода объясняют эту ситуацию тем, что принципы права находят выражение в содержании уголовно-правовых запретов, пронизывают их содержание. Но в таком случае утрачивается смысловое различие между принципами права как четко оформленными требованиями и правовыми принципами как идеями, наполняющими социально-правовым смыслом нормы и институты уголовного права.

С этих позиций видится оправданным разграничение правовых принципов и принципов права исключительно на основе грамматических и фонетических различий. Не следует замыкаться на узкодогматическом постулате о нормативной определенности принципов. Важно учитывать, что бреши и пробелы в конкретизированных нормативных требованиях во многом заполняются правовыми идеями. И именно правовые идеи образуют наиболее глубокий, а потому устойчивый пласт правовой материи. Как справедливо отмечает С. С. Алексеев, «принципы как правовые идеи изначально пребывают в юридической материи, выраженной в законах, судебных решениях, иных юридических реалиях. Именно там они «растворены», «спрятаны», являются неотъемлемыми, органическими элементами самого позитивного права. Причем независимо от того, поняты ли они именно как принципы, выделяются ли они в качестве известных духовных, интеллектуальных начал, закреплены ли в текстах законов в виде норм- принципов» [3].

Давая оценку принципам диспозитивности, нельзя оставить без внимания вопрос об их правовом значении. Синергетический и структурно-функциональный анализ позволил выделить следующие функции принципов диспозитивности в уголовном праве:

1)      определение вектора развития диспозитивных (частных) начал уголовно- правового регулирования. Принципы аккумулируют в себе наиболее характерные черты уголовного права, определяют его социальную роль и юридическую природу;

2)      отражение закономерностей социальных, политических, идеологических и экономических процессов. Характер принципов диспозитивности не следует оценивать в отрыве от «структуры и содержания государственной власти, принципов построения и функционирования всей политической системы общества»;

3)      объединение и систематизация уголовно-правовых норм в направлении охраны частных интересов;

4)      обеспечение единства диспозитивного режима уголовно-правового регулирования через установление единых требований для его правовых средств, норм и институтов;

5)    принципы диспозитивности обеспечивают единообразие правотворческой и правоприменительной деятельности в направлении учета частного интереса и восстановления прав потерпевшего. В этом проявляется его регулятивная функция. Но ее не следует воспринимать буквально. В большинстве своем принципы выполняют не столько регулятивную, сколько интегративную функцию. Регулятивная «пассивность» принципов объясняется их системообразующим характером.

В целом, анализ признаков и свойств принципов диспозитивности позволяет понимать под нимиобладающие объективно-субъективным характером, устойчивостью и системным единством основополагающие положения, которые выражаются в правовых идеях или нормах-принципах, отражают развитие права и являются вектором развития диспозитивного режима уголовно-правового регулирования.

 

Литература:

 

  1.                Добровольская Т. Н. Принципы советского уголовного процесса. — М.: Прогресс, 1971. — С. 44.
  2.                Якушин В. А. Субъективное вменение и его значение в уголовном праве. — Тольятти: Изд-во ТолПИ, 1998. — С. 10.
  3.                Бидова Б. Б., Бессонова С. И., Гаджаева А. К., Егизарова С. В. Право: Учебное пособие. — Кисловодск: УЦ «Магистр», 2015. — С. 112..
  4.                Сидоренко Э.Л. Диспозитивность как режим уголовно-правового регулирования: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук (12.00.08): / Сидоренко Элина Леонидовна; ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского». - Москва, 2013г. -30с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle