Библиографическое описание:

Свиридова Е. А. Проблемные аспекты недействительности завещаний в российском и белорусском законодательстве // Молодой ученый. — 2015. — №24. — С. 773-776.



 

Гражданским законодательством Российской Федерации и Республики Беларусь предусмотрен ряд оснований признания завещания недействительными. Недействительными признаются завещания с пороками содержания, завещания с пороками формы, а также завещания с пороками субъектного состава.

Одной из распространенных причин признания завещания недействительным как в России, так и в Беларуси являются пороки субъектного состава. Прежде всего, речь идет об отсутствии завещательной дееспособности у завещателя. В гражданских кодексах обоих государств понятие «завещательная дееспособность» нормативно не закреплено. Исходя из природы и сущности данного правового явления, завещательную дееспособность можно определить как способность гражданина, предоставленную ему законом, своими действиями самостоятельно осуществлять гражданское право по распоряжению имуществом, принадлежащим ему на праве собственности, на случай смерти. [5, с. 154–155].

Как следует из п. 2 ст. 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) и из п. 2 ст. 1040 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК РБ) завещание может быть совершено исключительно гражданином, обладающим в момент его совершения полной дееспособностью. По общему правилу законодатель связывает приобретение гражданином полной дееспособности с достижением определенного возраста — 18 лет, т. е. совершеннолетия (п. 1 ст. 21 ГК РФ и п. 1 ст. 20 ГК РБ). Однако в гражданском праве обоих государств предусмотрены два исключения из общего правила возникновения дееспособности до достижения 18-летнего возраста. Во-первых, в случае вступления несовершеннолетнего в брак в допускаемых законом случаях. Он приобретает полную дееспособность со дня государственной регистрации брака. Во-вторых, эмансипация, т. е. объявление несовершеннолетнего, достигшего шестнадцатилетнего возраста, полностью дееспособным, при условии, что он работает по трудовому договору, либо с согласия родителей, усыновителей, попечителя занимается предпринимательской деятельностью.

Проверка дееспособности лица, обратившегося за совершением нотариальных действий, в частности, за удостоверением завещания, законодательством возлагается на лиц, правомочных удостоверять завещания. К сожалению, действующее законодательство, регламентирующее деятельность нотариусов, не содержит какого-либо процессуального порядка исполнения данной функции, а также описания признаков поведения гражданина, которые вызывают сомнение в его дееспособности. При наличии каких — либо сомнений в дееспособности завещателя по причине своеобразности его поведения, нотариус юридически не имеет права отказать в удостоверении завещания, так как аргументированный отказ не может строиться на его предположениях. В то же время, если при проведении беседы с завещателем его поведение не вызвало у нотариуса никаких сомнений, не стоит однозначно утверждать, что гражданин является дееспособным, так как он мог скрыть факт установленной судом недееспособности.

В связи с этим стоит отметить существующее ограничение прав нотариуса в процессе установления дееспособности гражданина. Это выражено в том, что нотариус не может проверить факт вынесения судом решения о признании гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным, не имеет права инициировать назначение необходимой экспертизы. Стоит предположить, что расширение полномочий нотариуса могло бы способствовать значительному снижению числа недействительных завещаний, связанных с недееспособность завещателя. В связи с чем представляется необходимым законодательно закрепить создание электронной базы судебных решений по признанию граждан недееспособными и ограниченно дееспособными и разрешить нотариусам доступ к ней в процессе осуществления профессиональной деятельности с целью установления дееспособности гражданина.

В статьях 177 ГК РФ и 177 ГК РБ описаны случаи, когда завещание (сделка) совершено гражданином хотя и дееспособным, но находившимся в момент его совершения в таком состоянии, при котором он не был способен понимать значение своих действий либо руководить ими. Дела о признании завещания недействительным по такому основанию чаще всего встречаются в судебной практике. В подобных случаях практически всегда проводится посмертная судебно-психиатрическая либо иная необходимая экспертиза. Однако по мнению В. М. Марухно, назначение судом такой экспертизы проводится лишь в случаях, когда истцом представлены достаточные доказательства возможности наличия порока воли у завещателя при совершении завещания [4, с. 104–105].

Стоит уделить внимание проблеме правового положения свидетелей, которые присутствуют при совершении завещания либо в силу закона, либо по инициативе завещателя. Например, при передаче заклеенного конверта с закрытым завещанием нотариусу должны присутствовать два свидетеля, которые ставят на конверте свои подписи. Такими свидетелями, в соответствии с ГК РФ и ГК РБ, не могут быть нотариус или другое удостоверяющее лицо, лицо в чью пользу составлено завещание или сделан завещательный отказ, супруг такого лица, его дети и родители, а также граждане, не обладающие дееспособность в полном объеме, неграмотные, граждане с физическими недостатками, которые явно не позволяют им в полной мере осознать суть происходящего. Белорусское законодательство совершенно справедливо, по мнению автора, добавило в этот перечень еще и лиц, имеющих судимость за дачу ложных показаний (п. 5 ст. 1044 ГК РБ).

Особую категорию недействительных завещаний составляют те, которые являются ничтожными в силу отсутствия свидетелей при составлении, подписании, а также удостоверении завещания в случаях, когда присутствие свидетеля обязательно или могут быть признаны недействительными в силу несоответствия свидетелей требованиям, предъявляемым законом [7, с.16]. В остальных случаях при составлении и удостоверении завещаний свидетель может присутствовать по желанию завещателя. Ранее уже рассматривался круг лиц, которые не могут быть свидетелями при совершении завещаний. Указанные лица не могут быть свидетелями не только тогда, когда присутствие свидетеля является обязательным, но и в случаях, когда свидетель присутствует по желанию завещателя.Однако думается, что указанное правило в части недееспособности свидетеля нуждается в корректировке, поскольку из логичных рассуждений можно прийти к выводу о том, что при необязательном присутствии свидетеля его недееспособность не должна влиять на действительность завещания.

Одним из важнейших принципов наследственного права, предусмотренных российским и белорусским гражданским законодательством, является принцип свободы завещания. Данный принцип представляет собой право завещателя по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, определять доли наследников в наследстве, а также лишать наследства наследников по закону, не указывая причин такого лишения (ст. 1119 ГК РФ и 1041 ГК РБ). Свобода завещания также позволяет наследодателю делать самые различные распоряжения. Завещатель вправе совершать завещание, содержащее распоряжение о любом имуществе, которое принадлежит ему на праве собственности. В качестве предмета завещания могут выступать вещи, а также иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности, за исключением прав и обязанностей, которые связаны с личностью наследодателя (например, право на алименты), а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается действующим законодательством.

Прямым ограничением свободы завещания служит правило об обязательной доле в наследстве (ст. 1149 ГК РФ и 1064 ГК РБ). По мнению Е. М. Щинниковой, правило об обязательной доле было предусмотрено законодателем с целью социальной защиты лиц, которые в силу своего возраста либо состояния здоровья не имеют возможности самостоятельно себя содержать. Право на обязательную долю в наследстве означает выделение законодателем специальной категории лиц, которые независимо от воли завещателя, посчитавшего возможным по каким-либо причинам не оставлять им наследства путем отдачи соответствующих завещательных распоряжений, получат определенную часть наследственного имущества [6, с. 565].

В связи с тем, что завещание является сделкой, следовательно, как и любая иная гражданско-правовая сделка, оно может быть признано недействительным либо полностью, либо в отдельной его части. Согласно п. 4 ст. 1131 ГК РФ недействительным может быть завещание, как в целом, так и отдельные завещательные распоряжения, содержащиеся в нем. Стоит уточнить, что недействительность отдельных распоряжений, которые содержатся в завещании, не затрагивает остальной его части, если есть возможность предположить, что она была бы включена в завещание и при отсутствии распоряжений, которые признаны недействительными.

Рассматривая существенные условия завещания, нельзя не коснуться вопроса правомерности установления наследодателем в завещании условий перехода имущественных прав. В данном случае речь идет о так называемых условных завещаниях. У. А. Атаев считает, что «на сегодняшний день российская цивилистическая наука не имеет однозначного решения вопроса о том, имеет ли завещатель право, выражая свою волю относительно распоряжения имуществом на случай смерти, определять условия, выполнение которых ставит в зависимость возможность получения наследства, а судебная практика не имеет четкой позиции по данному вопросу» [3, с. 20].

При совершении подобных завещаний под условием нужно помнить, что недопустимы условия завещания, влекущие ограничение гарантированных Конституцией Российской Федерации и Конституцией Республики Беларусь прав и свобод граждан. Существуют критерии допустимости указанных условий, ими являются: их правомерность; выполнимость при данных обстоятельствах; непротиворечие моральным устоям общества.

Анализируя сложившуюся практику, можно сделать вывод, что в качестве наиболее часто встречающихся выступают следующие условия: о выборе профессии, поступлении в институт, вступлении в брак с определенным лицом, возможность перехода наследственного имущества к наследнику по достижению им определенного возраста и т. п. Все эти условия являются неправомерными. Наследник по завещанию, содержащему вышеперечисленные либо иные подобные условия, вправе обратиться в суд с иском о признании завещания недействительным в части оговоренного условия. В случае удовлетворения его исковых требований он получит наследственное имущество без выполнения таких условий завещания. Безусловно, весьма трудно предусмотреть все возможные правомерные, а также неправомерные условия. Следовательно, в случае возникновения спора вопрос должен решаться исключительно в судебном порядке.

Соблюдение формы любой сделки является необходимым условием ее действительности, и завещание в этом смысле не является исключением. Форма завещания имеет существенное значение. По причине того, что к моменту оглашения завещания завещателя уже нет в живых, при составлении завещания к его форме должны предъявляться более строгие требования, нежели к другим гражданско-правовым сделкам. Таким образом, соответствие содержания завещания воле наследодателя, а также его подлинность не должны вызывать никаких сомнений. В отношении завещания законодатель устанавливает некоторые специальные условия, влияющие на его действительность. По общему правилу завещание должно быть составлено в письменной форме, а также лично подписано завещателем и нотариально удостоверено. Законодательством также предусмотрены завещания, приравненные к нотариально удостоверенным, таковыми являются завещания военнослужащих, которые удостоверены командиром воинской части, а также завещания граждан, находящихся в местах лишения свободы, удостоверенные начальниками мест лишения свободы и др. Как правило, завещатель составляет завещание в свободной форме, в свою очередь нотариус не вправе требовать от завещателя следования одной из имеющихся у него примерных форм (образцов). Тем не менее, законодательно установлены требования, касающиеся содержания в завещании формальных реквизитов: время и место его составления, фамилия, имя и отчество завещателя, место его жительства, содержание завещательных распоряжений, а также полное наименование наследника (фамилия, имя, отчество — для физических лиц либо полное наименование юридического лица).

Требование закона, касающееся обязательного указания места и времени составления завещания имеет весьма существенное значение для разрешения споров, возникающих по поводу его действительности. Например, при оспаривании дееспособности завещателя в момент составления им завещания, а также в случае наличия нескольких завещаний, т. е. когда возникает необходимость установить, которое из них, как составленное позднее, имеет юридическую силу.

При наличии каких-либо причин, влекущих невозможность собственноручного подписания завещания завещателем, законом допускается подписание завещания по просьбе завещателя рукоприкладчиком в присутствии нотариуса, но с обязательным указанием причин, в силу которых завещатель не может собственноручно подписать завещание. Перечень таких причин является исчерпывающим и включает в себя физические недостатки, тяжелую болезнь или неграмотность (ст. 1125 ГК РФ и ст. 1045 ГК РБ). При несоблюдении таких требований закона, завещание признается недействительным.

Что же касается несоблюдения требований, связанных с удостоверительной процедурой (например, удостоверенное завещание не зарегистрировано в реестре для регистрации нотариальных действий) либо требований о необходимых реквизитах завещания (например, отсутствие времени либо места его совершения, а также их исправление), то по своей сути эти обстоятельства не могут однозначно являться безусловным поводом к признанию такого завещания недействительным. При оспаривании завещаний с подобными нарушениями вопрос об их действительности решается исключительно судом с учетом исследованных им доказательств.

Так, не могут служить основанием недействительности завещания описки, а также какие-либо другие незначительные нарушения порядка его составления, подписания и удостоверения, при этом определением вопроса о влиянии указанных неточностей на понимание волеизъявления завещателя осуществляется судом. Следует отметить, что, к сожалению, судебная практика в отношении данного вопроса достаточно противоречива.

 

Литература:

 

  1.      Гражданский кодекс Республики Беларусь от 7 декабря 1998 года № 218–3//Ведомости Национального собрания Республики Беларусь, 1999 г., № 7–9, ст.101.
  2.      Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001г. № 146-ФЗ // Собрание Законодательства РФ. 03.12.2001. № 49. Ст.4552.
  3.      Атаев У. А. Условные завещания и их недопустимость в Российском наследственном праве // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики Тамбов: Грамота. — 2013. — № 4 (30). — С. 20–22.
  4.      Марухно В. М. Посмертная экспертиза в вопросах недействительности завещания // Общество и право. — 2011. — № 5. — С.104–108.
  5.      Свиридова Е. А. К вопросу о недействительности завещаний с пороками субъектного состава в российском и белорусском гражданском праве // Перспективы науки. — 2014.- № 8.- С.154–156.
  6.      Щинникова Е. М. Ограничение свободы завещания обязательной долей наследства // Молодой ученый. — 2013. — № 11. — С. 564–567.
  7.      Яценко Н. А., Колесникова В. Г., Бурханова М. С. Недействительность завещания // Научный аспект.- 2013.- № 2.- С.25–26.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle