Библиографическое описание:

Новиков А. В., Мухьярова А. Р., Сенюрина Ю. А. Тканые изделия из Усть-Войкарского городища // Молодой ученый. — 2015. — №24. — С. 833-836.



 

Археологический текстиль — как правило, редкая, а порой и уникальная находка среди древних артефактов. Особый интерес к изучению древнего текстиля проявляется по мере находок его уникальных примеров в условиях мерзлоты или соседства с металлами. Внимательный профессионально выполненный анализ древнего текстиля как археологического и исторического источника позволяет получить весьма важную информацию о системе жизнедеятельности древних обществ, развитии технологии производств в древних культурах; выявить культурные или этнические отличия сообществ древности, направление экономических, культурных, этнокультурных связей, формирование и функционирование текстильных центров и традиций, их взаимодействие и т. д. [6, с.6].

Археологический текстиль — это археологический источник, который можно применять в качестве исторического источника для восстановления связи материальная культура — общественное развитие [1, с.16–17].

Полное изучение текстильных образцов заключается в реконструкции технологии изготовления, для которой необходимо изучать археологический текстиль на различных территориях. Это дает возможность проследить передвижение тканей, выделить традиции изготовления тканей, а в совокупности с письменными источниками — описать экономические и культурные связи. Реконструкция также позволяет вписать рассматриваемый материал в историко-культурные процессы на тех территориях, с которыми связаны археологические памятники, сами находки [5, 6, с.73–83].

В то же время реконструкция не может быть осуществлена без значительной предшествующей работы, связанной с изучением технологии изготовления текстиля, технологических аналогий, т. е. предшествующего скрупулезного источниковедческого анализа. Имеющиеся уже гипотезы проверяются за счёт поиска связей текстильных традиций и центров с другими традициями и системами жизнеобеспечения. Особое значение имеет оценка системы взаимосвязей культур в целом, а также экономического (прежде всего, торговля) взаимодействия в частности, где текстиль, особенно шёлковый, играл значимую роль. Для этого весьма плодотворно применение метода картографии, в том числе позволяющего визуализировать имеющуюся информацию в пространственно-временном аспекте. Системный анализ данных исторических источников различного вида (вещественных, письменных, графических, археологических, этнографических и т. д.) повышает интерпретационные возможности исследования.

Таким образом, при изучении археологического материала грамотное использование различных методов в совокупности позволяет упорядочить объекты и более глубоко сравнить и реконструировать описанную информацию.

На территории Западной Сибири немало исторических памятников, представляющих интерес для исследователей археологического текстиля: среди них Мангазея, Тара, Старотуруханск. К числу таких памятников можно отнести и Усть-Войкарское городище, расположенное вдали от главных городов Севера Западной Сибири и ключевых торговых путей. Однако, несмотря на это, при исследовании данного памятника обнаруживаются фрагменты текстиля, выяснение происхождения которых требует дополнительного анализа.

Первое упоминание об Усть-Войкаре в письменных источниках относится к 1594 году, когда был предпринят поход служилых кодских остяков в низовья Оби, под остяцкий город Вой-кар, откуда были приведены несколько пленников. В грамоте 1601 года, приведенной в материалах Г. Ф. Миллера, упоминается остяцкий городок Вой-карра, в котором «и поныне остяки обитают, токмо приходит туда часто и самоядь». На карте С. Ремезова в районе устья р. Войкар помещены уже юрты, а не городок [12, с. 39].

В качестве археологического памятника Усть-Войкарское городище упоминается в работах К. Д. Носилова и И. Я. Словцова, где пишется о двух «курганах», расположенных на левом берегу р. Объ близ юрт Войкарских «вышиною до 20 футов, длиной 100–140 футов, при ширине 35–40 футов» [13, с. 247].

До конца 1980-х годов археологические исследования на памятнике не производились. В конце 1980-х годов памятник посещался сотрудниками археологической экспедиции Тобольского государственного педагогического института.

В 1993 году памятник был обследован разведочной Ямальской археологической экспедиции в составе Н. В. Федоровой и Е. И. Кочегова.

В 2002 году было произведено повторное обследование состояния памятника разведочным отрядом Ямальской археологической экспедиции в составе А. Г. Бруснициной и Н. В. Федоровой. В ходе обследования памятника было отмечено его разрушение, как под воздействием естественных природных факторов, так и в результате воздействия местных жителей [2, с. 45–48].

В течение 2003–2008 годах под руководством А. Г. Бруснициной и Н. В. Федоровой на памятнике проводились уже археологические исследования [14, с. 40].

С 2012 года изучение памятника было возобновлено под руководством А. В. Новикова. Его предварительные результаты были опубликованы в его статье в соавторстве с И. Ю. Слюсаренко, О. Л. Швец, П. К. Ломовым в 2012 г. [11, с. 262–267]. В 2013 и 2014 годах вышли статьи содержащие описание археолого-геофизических исследований Войкарского городка. [9, 10]. В 2014 году появилось исследование об особенностях архитектуры и пространственной организации Войкарского городка [4, с. 142–145]. К 2015 году относится работа К. А. Казанцевой, содержащая материаловедческий анализ тканей Войкарского городка (по исследованиям 2012–2013 гг.), а также определение понятия «материаловедческий анализ» [8].

В ходе раскопок Усть-Войкорского городища было найдено множество текстильных фрагментов. Всего на сегодняшний день изучено 47 образцов (в некоторых образцах есть до десяти фрагментов), среди которых тканых — 46, плетеных — 1. Технологическое исследование текстильных фрагментов было проведено в лаборатории исторических исследований Сургутского государственного педагогического университета. Фрагменты Усть-Войкорского текстиля небольшого размера и не всегда хорошей сохранности, однако изучить технологические характеристики нитей и отметить характерные признаки изучаемых текстильных полотен возможно.

Это ткани нескольких видов из сырья растительного и животного происхождения. По структуре можно выделить два вида: ткани полотняного переплетения и саржевого, причем в коллекции преобладают ткани полотняного переплетения, по мнению исследователей, наиболее распространенного на территории Западной Сибири [3, с.117].

Такие ткани достаточно разнообразны по своим характеристикам. Есть простые ткани с одинаковыми нитями Z-кручения в основе и утке. Часть образцов коллекции имеют и в основе и утке S-крутку. Около половины образцов имеют разное направление крутки нитей в основе и утке (S-, Z-крутка). Все они изготовлены из толстых грубых нитей домашнего производства. Тонина таких нитей имеет большой разбег от 0,4 мм до 1,8 мм, поэтому плотность по основе и утку между образцами также имеет большую разницу. По всей видимости, многие из тканей были окрашены, т. к. имеют неестественные яркие цвета (на красители образцы не тестировались).

Такие технологические характеристики образцов текстиля позволяет предположить, что ткани полотняного переплетения изготовлялись на примитивных приспособлениях, а значит, вероятно, мануфактурного производства на территории Усть-Войкарского городища не было. Если встречаются ткани высокого качества, скорее всего они мануфактурного производства из европейской части России или Европы.

С другой стороны, наличие в Усть-Войкаре тканей с разным переплетением нитей позволяют отметить наличие здесь «суконной» традиции.

В то же время есть мнение, что в Сибири до конца XVIII века «суконной» текстильной традиции не существовало и суконные ткани только ввозились с Европейских территорий [7, с. 241]. Однако исходя из того, что нити текстильных образцов в основном грубые и толстые, можно предположить, что они изготовлялись на месте. Привозить некачественный текстиль было бы нецелесообразно.

 

Литература:

 

  1.                Аникович, М. В. Первобытная археология — конкретная историческая наука (к постановке проблемы) // Предмет и объект археологии и вопросы теории исторических исследований. СПб.: Фарн, 1995. 349 с.
  2.                Брусницына, А. Г. Городище Усть-Войкарское. Начало изучения // Угры. Материалы VI-ого Сибирского симпозиума «Культурное наследие народов Западной Сибири» (9–11 декабря 2003г, г. Тобольск). Тобольск, 2003. с. 45–52.
  3.                Визгалов, Г. П., Пархимович, С. Г., Глушкова, Т. Н., Киреева, Е. В., Сутула А. В. Текстиль Мангазеи (начало XVII в.) // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Евразии. № 1 (25). 2006. С. 117–131.
  4.                Гаркуша, Ю.Н., Новиков, А. В. Некоторые особенности архитектуры и пространственной организации Войкарского городка // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. — Новосибирск, 2014. — Т. XX. — С. 142–145.
  5.                Глушкова, Т. Н. Археологические ткани Западной Сибири. — Сургут, 2002. — 206 с.
  6.                Глушкова, Т. Н. Методика исследования археологического текстиля (опыт обобщения): научно-методическое пособие. Сургут, 2011. — 149 с.
  7.                Глушкова, Т.Н., Шулаева, А. Н. Сравнительная характеристика текстильных материалов из Мангазеи и Старотуруханского городища (XVII в.) // Археология Севера России: от эпохи железа до Российской империи. Материалы Всероссийской научной археологической конференции (Сургут, 1–4 октября 2013 г.) Екатеринбург — Сургут, 2013. — С. 238–242.
  8.                Казанцева, К. А. Материаловедческий анализ тканей Войкарского городка (по исследованиям 2012–2013 гг.) // APRIORI. Серия: Гуманитарные науки. 2015. № 3. С. 27. [Электронный ресурс]. URL: http://www.apriori-journal.ru/journal-gumanitarnie-nauki/?id=613 (дата обращения 11.11.2015).
  9.                Новиков, А.В., Гаркуша, Ю.Н., Шеин, А. Н. Археолого-геофизические исследования Войкарского городка в 2013 г. // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. — Новосибирск, 2013. — Т. XIХ. — С. 305–309.
  10.            Новиков, А.В., Гаркуша, Ю.Н., Шеин, А. Н. Продолжение археолого-геофизических исследований Войкарского городка в 2014 году // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. — Новосибирск, 2014. — Т. XX. — С. 251–254.
  11.            Новиков, А.В., Слюсаренко, И.Ю., Швец, О.Л., Ломов, П. К. Предварительные результаты исследований на Войкарском городке в 2012 году // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. Материалы Итоговой сессии Института археологии и Этнографии СОРАН 2012. — Новосибирск, 2012. — С. 262–267.
  12.            Перевалова, Е. В. Северные ханты: этническая история. Екатеринбург, 2004. — 414 с.
  13.            Талицкая И. А. Материалы к археологической карте Нижнего и Среднего Приобья // МИА — 1953. — Вып. 35. — С. 242–357.
  14.            Этническая архитектура и традиционное природопользование в проекте музейной экспозиции под открытым небом. Концепция Природно-этнографического парка-музея «Живун». Екатеринбург, 2008. — 100 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle