Библиографическое описание:

Самофалова М. В., Бабиян Т. В., Мкртчян Т. Ю. Художественное время как важнейшая композиционная составляющая текста // Молодой ученый. — 2015. — №24. — С. 1152-1154.



 

Изображение времени — это неотъемлемая часть любой картины мира. Изображение это является условным. Восприятие времени человеком субъективно: оно может растягиваться, пробегать, замедляться или останавливаться. Среди прочих искусств литература демонстрирует широкие возможности в изображении времени. В данном случае мы имеем дело с категорией художественного времени, которая является важнейшей композиционной составляющей любого художественного произведения. Художественное время формируется с помощью темпорального поля текста, которое представляет собой множество различных временных линий. Это темпоральное поле включает линии объективного времени, линии перцептивного времени, линии событийного времени. Объективное время — это природное, внешнее, необратимое время. Перцептивное время основано на восприятии объективного времени, оно, как правило, не совпадает с природным временем и включено в организацию психики человека. Событийное время описывает конкретные события произведения. Каждая временная линия представлена определенными лингвистическими индикаторами. Все это линии тесно переплетены и сосуществуют в художественном тексте [1, с. 22–23]. Время в художественной литературе воспринимается благодаря связи событий. События в художественном тексте могут предшествовать друг другу или следуют друг за другом, выстраиваться в сложный ряд, и тем самым давать возможность читателю замечать время. Еще одним важным свойством литературного времени является дискретность, т. к. художественный текст передает не весь временной поток, а лишь значимые фрагменты. Эта временная дискретность является мощным средством динамизации сюжета.

Следует отметить, что темпоральные модели исторически изменчивы. В древнейших произведениях отмечается мифологическое время, главной чертой которого является идея циклических перевоплощений или «вечного повторения», поэтому настоящее и будущее в мифологическом времени выступали как воплощение прошлого. В средневековой культуре время представляло собой отражение вечности, оно начиналось с сотворения мира и завершалось «вторым пришествием». На первый план в средние века выходит будущее, как ожидание перехода в вечность, и настоящее, в котором происходит духовная жизнь человека. По мнению ученых, средневековая литература стремилась к вневременному изображению бытия, к преодолению естественного течения времени. Начиная с эпохи Возрождения, в литературе также, как и в культуре и науке, имеет развитие эволюционистская теория времени: время реализуется в каждой мгновенной ситуации. Рассмотрение художественного времени с исторической точки зрения показывает, что его развитие — это поступательное движение, в котором следующая ступень отрицает предыдущую. Также темпоральные модели могут изменяться с учетом признаков рода, жанра, направления в литературе. Так, для мемуаров характерно частое использование прошедшего времени, афоризмы и максимы отличает наличие настоящего постоянного и так далее [3, c 23].

В художественном тексте темпоральная организация обычно строится на сопоставлении или противопоставлении осей прошлого и настоящего, настоящего и будущего, прошлого и будущего, также на противопоставлении таких аспектов, как длительность — моментальность, быстротечность — продолжительность, повторяемость — единичность, сиюминутность — вечность, цикличность — необратимость [2, с. 68].

Проведем анализ темпоральной организации произведения О. Уайльда «Портрет Дориана Грея». Индикаторы объективного времени в данном художественном тексте указывают на цикличность природного времени в пределах определенного отрезка — года, месяца, недели и т. д. К прямым индикаторам объективного времени мы можем отнести лексические средства, такие как существительные с темпоральной семантикой, числительные: различные даты, названия месяцев, дней недели, точные или приблизительные показания часов, указанием на временные промежутки, занимаемые событиями.

  1.                At half-past twelve next day Lord Henry Wotton strolled from Curzon Street over to the Albany to call on his uncle… [5].
  2.                And when winter came upon it, he would still be standing where spring trembles on the verge of summer… [5].
  3.                It was long past noon when he awoke [5].
  4.                It was on the ninth of November, the eve of his own thirty-eighth birthday, as he often remembered afterwards [5].
  5.                As the dawn was just breaking, he found himself close to Covent Garden [5].

Косвенными индикаторами объективного времени могут служить языковые единицы, которые служат для создания впечатления длительности действия, состояния человека в связи с субъективным чувством времени или отношения времени к расстоянию.

  1.                The painter considered for a few moments [5].
  2.                Days in summer are apt to linger [5].
  3.                It is a sad thing to think of, but there is no doubt that genius lasts longer than beauty [5].
  4.                His valet had crept several times on tiptoe into the room to see if he was stirring, and had wondered what made his young master sleep so late [5].

Комбинация различных прямых и косвенных индикаторов может создавать особый временной контекст той или иной сцены:

  1.            Once or twice every month during the winter, and on each Wednesday evening while the season lasted, he would throw open to the world his beautiful house… [5].
  2.            A quarter of an hour afterwards, amidst an extraordinary turmoil of applause, Sibyl Vane stepped on to the stage [5].
  3.            That evening, at eight-thirty, exquisitely dressed and wearing a large button-hole of Parma violets, Dorian Gray was ushered into Lady Narborough's drawing-room by bowing servants [5].

Событийное время в художественном тексте может быть представлено, прежде всего, видовременными формами глагола, которые участвуют в построении планов прошедшего, настоящего и будущего событийного, а также темпоральных линий одновременности, следования и предшествования. Формы прошедшего простого и прошедшего длительного используются в повествовании чаще всего. Формы перфектного прошедшего также широко представлены в художественном тексте. Менее частотными являются формы будущего простого и будущего-в-прошедшем.

  1.            As he was sitting at breakfast next morning, Basil Hallward was shown into the room [5].
  2.            For the wonderful beauty that had so fascinated Basil Hallward, and many others besides him, seemed never to leave him [5].
  3.            The lad was infinitely dear to him, and his personality had been the great turning point in his art [5].
  4.            He was amazed at the sudden impression that his words had produced, and, remembering a book that he had read when he was sixteen, a book which had revealed to him much that he had not known before, he wondered whether Dorian Gray was passing through a similar experience [5].
  5.            After all, his indifference was probably merely a mood that would pass away [5].

Функция форм прошедшего времени типична для художественной речи — это, так называемое, наблюдение, появление ретроспективной точки отсчета, а также многократное или повторяющееся действие, обобщение деталей ситуации.

Формы настоящего длительного и настоящего простого редко встречаются в художественном тексте, но являются довольно экспрессивными:

  1.            … his guardians, who were extremely old-fashioned people and did not realize that we live in an age when unnecessary things are our only necessities [5].
  2.            Dead! Sibyl dead! It is not true! It is a horrible lie! [5].
  3.            I was brutal, perfectly brutal. But it is all right now [5].

Формы настоящего времени на фоне прошедшего призваны замедлять время, выводить события прошлого на передний план. Они воссоздают авторские переживания или передают ситуации, неоднократно повторявшиеся в прошлом и теперь всплывающие в памяти.

Следует также отметить, что временная ориентация зависит от лица повествования: передача событий от первого лица или от третьего лица может определять характер языковых средств, используемых автором. Текст, передаваемый от первого лица, представляет собой опыт и душевные переживания рассказчика, поэтому его выражением являются формы прошедшего, настоящего и будущего времени. В повествовании от третьего лица нет ориентации на жизненный опыт рассказчика, и поэтому события изображаются как происходившие в прошлом, что определяет использование форм прошедшего времени. Также взаимодействие нескольких временных систем, таких как сюжетное (событийное) время, авторское время и читательское время, накладывают отпечаток на выбор временных индикаторов. Так, формы настоящего во темпоральной системе персонажей являются формами прошедшего времени в авторской и читательской временных системах. Такие наслоения временных значений в пределах одного художественного текста не исключают друг друга, а дополняют, и играют значительную роль в организации временной структуры произведения.

Таким образом, формы художественного времени отличаются изменчивостью и многообразием. Художественное время обусловлено авторскими представлениями, жанровой спецификой произведения, а также тем, в русле какого литературного течения или направления, это произведение создано [4; 127].

 

Литература:

 

  1.                Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. — М.: Худож. лит.,1969. — 423с.
  2.                Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. М., 1981. — 140с.
  3.                Золотова Г. А., Онипенко Н. К., Сидорова М. Ю. Коммуникативная грамматика русского языка / под ред. Г. А. Золотовой. М.: Изд-во МГУ, 1998. 528 с.
  4.                Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы. — 3-е изд. — М., 1979. — 360с.
  5.                http://oscar-wilde.ru/english/portret-doriana-greya-na-angliyskom-yazyke.html

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle