Библиографическое описание:

Самуилова М. О. Деятельность Средне-Волжского краевого коммунального банка в годы первой пятилетки // Молодой ученый. — 2015. — №24. — С. 861-864.



 

В статье рассматривается роль Средне-Волжского краевого коммунального банка в развитии народного хозяйства в годы первой пятилетки. Использованы статистические данные о кредитовании различных отраслей народного хозяйства. Особое внимание уделено финансированию промышленного и жилищного строительства.

Ключевые слова: коммунальные банки, кредитование, промышленность, жилищное строительство, электрохозяйство, культурно-социальное строительство.

 

В конце 1920-х годов в связи с изменением политического курса возникла необходимость изменить систему кредитования. В 1929–1930 гг. был принят ряд постановлений, изменившие деятельность и задачи коммунальных банков.

Первым таким постановлением было Постановления ЦИК и СНК СССР от 29 апреля 1929 г., «О коммунальных банках», согласно которому целью коммунальных банков становилось кредитование промышленных предприятий местного значения [1].

Задачу долгосрочного кредитования безвозвратного финансирования государственной промышленности и электрохозяйства РСФСР в деятельность коммунальных банков включило Постановление СНК РСФСР от 30 октября 1929 года «Об утверждении положения о порядке долгосрочного кредитования и безвозвратного финансирования государственной промышленности и электрохозяйства РСФСР местного значения» [2]

Также в круг кредитных операций коммунальных банков входило долгосрочное кредитование и безвозвратное финансирование промышленности строительных материалов на основании Постановления СНК СССР от 1 января 1930 года «О порядке долгосрочного кредитования и безвозвратного финансирования промышленности строительных материалов» [3].

Помимо новых задач, возложенных на банк, продолжалось кредитование жилищного строительства и коммунального хозяйства.

В связи с катастрофической нехваткой жилья особое внимание уделялось кредитованию жилищного строительства. На кредитование жилищного строительства привлекались целевые средства и займы: на 1 октября 1929 года 15,6 %, на 1 октября 1930 года — 14,5 %, на 1 января 1931 года — 15,6 % [4, л. 24 (об.)].

Заметно возросло кредитование предприятий коммунального хозяйства — 25 % и жилищной кооперации — 84 %. Кредитование жилищного строительства возросло в 2 раза и увеличилось на 5,9 %. По Отделениям на новое жилищное строительство было выдано долгосрочных ссуд в Оренбурге 660 тыс. руб., в Пензе 366 тыс.руб., в Ульяновске 257 тыс.руб., в Мордовии 81 тыс.руб., в Сызрани 119 тыс.руб. [4, л. 29].

Несмотря на то, что увеличились кредиты на строительство жилья, в этой отрасли сложилось неблагополучное положение, так как оно осталось необеспеченным стройматериалами, рабочей силой и даже техническим надзором. В результате кредиты, открытые на жилищное строительство, остались неиспользованными, а проценты выполнения строительства очень низкими. Все это было связано с тем, что жилищное строительство фактически почти было исключено из плана [4, л. 29 (об.) — 30].

Выполнение плана строительства жилья за первые два года пятилетки не были выполнены по всей стране, а в 1930 г. выполнен лишь на 72 % (580 млн. руб.), в связи с тем что не удалось понизить стоимость строительства. Фактическая стоимость одного квадратного метра составила 124 руб. против 113 руб. по плану. Это объяснялось следующими причинами: во — первых, недостатком строительных материалов и рабочей силы, во — вторых, жилищное строительство регулировалось различными ведомствами; отсутствие единого органа, контролирующего и регулирующего ход жилстроительства, приводило к нерациональности этого строительства, к удорожанию стоимости и т. д. Вместе с этим «погоня за фундаментальностью» отдельных строительств отражалась на обеспеченности рабочего населения жильем и при недостаточном использовании местных строительных материалов еще больше обостряла жилищный кризис [5, с.5–6].

Контроль над жилищным, коммунальным, культурно — бытовым строительством почти не велся, несмотря на обязанность местных органов народного хозяйства и финансов контролировать строительство, и существовал лишь только потому что его осуществлял коммунальный банк, но и этот контроль был недостаточный, так как не хватало технических сил [4, л. 32(об.)].

Рост счетов приходился на Правление банка, так как здесь были сосредоточены текущие счета средств местного бюджета по кассовому пополнению, а также средства, предназначенные на строительство. Таким образом, собственные капиталы банка на 1 января 1931 года составили 7,2 %. Сторонние средства для целевого кредитования 28,9 %, займы 46,5 %, текущие счета, вклады и контрокорренты 17,4 % [4, л. 26–26 (об.)].

Строение текущих счетов по группам клиентуры можно представить следующим образом: исполнительные комитеты и советы — на 1 октября 1929 года 38,8 %, на 1 января 1931 года 19 %. Государственные и хозяйственные учреждения на 1 октября 1929 года 26,9 % и на 1 января 1931 года 42,4 %. Государственная промышленность на 1 октября 1929 года 13,6 % и на 1 января 1931 года 22,8 %. Государственная торговля на 1 октября 1929 года 6,3 % и на 1 января 1931 года 1,1 %. Кооперация на 1 октября 1929 года 6,5 % и на 1 января 1931 года 6,5 %. Кредитные учреждения на 1 октября 1929 года 2,3 % и на 1 января 1931 года 2,2 %. Частные лица на 1 октября 1929 года 0,9 % и на 1 января 1931 года 0,8 % [4, л. 25 (об.)].

В результате снижение остатков средств произошло по государственной торговле, а также по кооперации вследствие передачи счетов этой категории Государственному банку. По всем остальным группам заметно значительное увеличение [4, л. 26].

В этот период сохранялось и коммерческое кредитование, так как в связи с новой кредитной реформой клиенты Средне-Волжского краевого коммунального банка были лишены товарного кредита от поставщиков. Увеличение коммерческих операций шло главным образом по линии промышленных предприятий. Но несмотря на абсолютный рост коммерческих кредитов, удельный вес их в общей сумме всех кредитов составил всего 20 % [4, л. 27].

К концу 1930 года коммерческое кредитование возросло почти по всем категориям клиентуры, за исключением кооперативной группы, которая перешла по размежеванию Государственному банку [6, л. 27 (об.) — 28], но с января 1931 года Средне-Волжский краевой коммунальный банк передал свои коммерческие операции Госбанку [4, л. 21].

Внутри целевых операций необходимо отметить особенно значительный рост краткосрочных целевых операций, в результате чего, долгосрочные целевые операции снизились [4, л. 27–27 (об.)].

В стране катастрофически не хватало денег и государство стремилось привлечь свободные средства населения. Государственные займы распределялись среди предприятий и организаций, распространялись путем коллективной подписки и их главными держателями становились рабочие и служащие [4, л. 34].

Задача распространения облигаций была возложена на банки. Средне — Волжский краевой коммунальный банк проводил разъяснительную компанию среди клиентов о размещении государственных займов. Был реализован третий займ индустриализации, подписка по которому при контрольной цифре в 875000 руб. составила 1015 рублей. Облигации приобретали и сами сотрудники банка. Подписка на займ «пятилетка в 4 года» среди них в среднем составила 62 % к месячной зарплате [4, л. 34–34 (об.)]. Банком проводились операции по покупке и продаже ценных бумаг и сохранно — ссудные операции по облигациям государственных займов. Но план мобилизации средств населения за особый квартал был выполнен неудовлетворительно (66,7 %). Причины заключались в том, что организации, администрирующие платежи, не уделяли достаточного внимания мобилизации; слабо была втянута в работу общественность; отсутствовала четкая постановка отчетности [4, л. 35].

Следует отметить, что работа по мобилизации средств являлась для аппарата банка совершенно новой, поэтому деятельность в этом направлении была недостаточно активной [4, л. 35 (об.)].

В соответствии с задачами, возложенными на коммунальные банки, увеличилось кредитование промышленных предприятий, главным образом Промстроя и Средстройтреста с его заводами строительных материалов. Кредитование промышленности увеличилось вдвое и производилось за счет средств Промышленного банка и местного бюджета. Финансирование капитального строительства промышленности местного значения производилось преимущественно по линии строительных материалов [4, л. 30 (об.)].

В отношении кредитования электростроительства были получены следующие результаты: на электростроительство за 1929–1930 гг. было выдано Оренбургским отделением 107 руб., Пензенским отделением 316 руб. Правлением банка 1467 руб. Ульяновским, Сызранским и Мордовским отделениями кредиты не были выданы. Через баланс Средне-Волжского краевого коммунального банка прошли ссуды по электростроительству за счет Промышленного банка. Были построены электростанции в Сызрани, Пензе (первая очередь) [4, л. 30].

Несмотря на высокий процент выдач кредитов на культурно — социальное строительство, результаты в этой отрасли были особенно неудовлетворительными. Из 80 школ, кредитовавшихся банком, построили только 6. Развернули, но не закончили строительство 39 школ. Совсем не начато строительство 35 школ. Из 5 лечебно-профилактических учреждений не было закончено строительство ни одного. Строительство изб-читален, за небольшим исключением совершенно не было развернуто в течение сезона [4, л. 31].

Кредитование государственной торговли было незначительно, т. к. кредиты Средволторга были переданы Госбанку. Но имелось значительное увеличение кредитов аптекоуправлению, задолженность которого к 1 января 1930 года составила 1000 %. Рост задолженности аптекоуправления был вызван, с одной стороны, увеличением запасов медикаментов для уборочной компании, и непогашения своей задолженности аптекоуправлению бюджетными учреждениями. На основании состоявшегося с Государственным банком соглашения и постановления крайисполкома вся задолженность по коммерческим операциям, за исключением кредитов, прикрепленной к комбанку клиентуры в лице коммунальных предприятий и жилсоюза, по состоянию на 1 января 1930 года была передана Государственному банку вместе с соответствующими пассивами [4, л. 28].

Кредитование объектов коммунального хозяйства производилось непосредственно Центральным банком коммунального хозяйства и жилищного строительства. Программа почти всех коммунальных строительств, исключая электростанции, осталось невыполненной из — за отсутствия строительных материалов.

8 октября 1931 года состоялось совещание Управляющих отделениями Средне-Волжского краевого коммунального банка. В нем участвовали директор банка Баркан, заместитель директора Мордовин М. П., управляющий отделением Пензы Ломовцев, Оренбурга Волчков, Саранска Вишняков, Сызрани Кузнецов, Ульяновска Баров, а также заведующие секторами Средне — Волжского краевого коммунального банка: заведующий сектором жилищно-коммунального и административного строительства Шестопал; заведующий сектором общего планирования Маковский, заведующий сектором социально-культурного строительства Никитин, заместитель главного бухгалтера Котельников, инспекторы Афанасьев и Зендлер [7, л. 8].

Для бесперебойного финансирования строительства на совещании были определены задачи на 1932 год: точное выявление всех финансовых ресурсов, предназначенных на строительство; составление планов в соответствии с потребностями округов; расширение и организация нового производства местных стройматериалов и коммунального оборудования; обеспечить средствами незаконченное строительство 1931 года; максимально удешевить и ускорить строительство; привлечь филиалы в работу по составлению первого и второго варианта контрольных цифр, который будет составляться банком на основе данных Центральным банком коммунального хозяйства и жилищного строительства окончательных лимитов; требовать от местных советов и исполнительных комитетов погашения задолженности, так как задержка в поступлении создает угрозу намеченной по плану программе строительства [7, л.10 (об.) — 11].

Таким образом, в годы первой пятилетки Средне-Волжскому краевому коммунальному банку пришлось решать ряд проблем, связанных с кадровыми вопросами, недостатком финансирования. План по строительству жилья и социальных объектов банком не был выполнен. Сложившаяся система хозяйствования требовала от банков более четкого планирования, отчетности и контроля. Эти задачи будут решаться уже в последующий период.

 

Литература:

 

  1.                Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 29 апреля 1929 года «О коммунальных банках» [on-line]. Справочная правовая система Консультант Плюс.URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ESU;n=21937.
  2.                Постановление СНК РСФСР от 30 октября 1929 года «Об утверждении положения о порядке долгосрочного кредитования и безвозвратного финансирования государственной промышленности и электрохозяйства РСФСР местного значения» [on-line] Справочная правовая система Консультант Плюс.URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ESU;n=22852.
  3.                Постановление СНК СССР от 1 января 1930 года «О порядке долгосрочного кредитования и безвозвратного финансирования промышленности строительных материалов» [on-line] Справочная правовая система Консультант Плюс.URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ESU;n=28523.
  4.                Центральный государственный архив Самарской области (ЦГАСО). Ф. Р2059. Оп.10. Д.10.
  5.                Гладких И. О плане финансирования жилищного и коммунального строительства // Финансы и социалистическое хозяйство. 1931 год. № 6.
  6.                ЦГАСО Ф. Р2059. Оп.2. Д.13.
  7.                ЦГАСО Ф. Р2059. Оп.2. Д.10.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle