Библиографическое описание:

Димаева Ф. В. Традиции и инновации в чеченском этносе как общественное развитие // Молодой ученый. — 2015. — №24. — С. 823-829.



 

В ходе исследования по данной теме при изучении материалов автор столкнулся с существенной проблемой, т. е. огромным дефицитом самопознания в чеченском обществе на всех этапах его развития. Это некая фундаментальная асимметрия в познавательной и преобразующей деятельности человека образовала громадный разрыв и несоразмерность познавательной и преобразующей деятельности, направленной во внешний мир, с одной стороны, и самопознания и самопреобразования — с другой».

Если традиция является движущей силой истории, то традиция в новой интерпретации — инновация, переход традиции в инновацию — эволюция. Этот и есть механизм коллективной автокоммуникации «присутствия прошлого в нас самих» — в свое время отмечал М. Дюфрен.

Чрезмерное присутствие прошлого в самих чеченцах может мешать развитию и эволюции чеченского этноса. Автор при исследовании исходил из того, что причина, как правило, кроется в следствии.

И автор предположил две версии развития событий:

                    территория расселения чеченских племен имеет не указываемый описанной историей след цивилизации (как результат не проводившихся на этой территории серьезных археологических раскопок);

                    явно проглядывается то, что на протяжении многих тысячелетий на территории проживания чеченских племен, с целью обогащения и владения, хозяйничали многие другие народы Востока, Запада, а затем и России. Их привлекали как торговые пути, так и в разные времена золото и нефть, и другие природные ресурсы.

Главным фактором являются геополитические интересы разных государств Персии, Ирана, Турции, Руси, а затем и России на Кавказе и в частности на Северном Кавказе.

Формирование и становление московского княжества на Руси требовало расширения сферы своего влияния. Методом завоевания территорий стал холокост (в переводе с еврейского — особая жестокость). Приведу только несколько примеров:

Московия, особенно со времен Ивана Грозного, начинает вести агрессивные войны против Западной и Северной Европы, бросая в то же время конквистадоров против Сибири и пристально присматриваясь к Кавказу и Средней Азии. Уничтожая коренных народов, Великое Московское княжество, согласно условию Вестфальского мира 1648 года, уперлось в Нохчийче —Чечению, которая в то время имела широкий выход в Каспийское море. В Чечению, в то время усилился поток русских беженцев от крепостного права. Беженцев и торговцев из Руси принимали в Чечении из принципа помогать униженным и оскорбленным. Так продолжалось до воцарения на русском престоле Петра I, при котором Великое Московское княжество стало называться Россией. Петр I издает указ, по которому Россия объявила Чечении геноцидную войну- холокост. В связи с этим закономерен вопрос: когда же возникло масонство в России? В своей книге «Знаменитые русские масоны» Т. А. Бакунина пишет: «Масонство, занесенное в Россию по преданию Петром Великим почти одновременно с его возникновением на Западе, чрезвычайно быстро привилось и распространилось. Объясняется это тем, что появление масонства в России совпадало с пробуждением общества, с первыми исканиями освобождавшейся мысли» (1991) [1].

Масонская ложа имела свои планы на Кавказе. Ее политика завоевания Кавказа получила широкое распространение под названием «Великий Восток». Этот объемный план предполагал проводить политику не только войны и политику натравливания народов Кавказа друг на друга как тактики скорейшего истребления сопротивляющихся народов. В стратегические планы масонов входили геополитические интересы и захват власти. Масонство, внедряясь в социальную среду, выступало как государство в государстве и разрушало все изнутри. В этой войне главными были деньги, и масоны щедро платили России и имаму Шамилю за войну на Кавказе, а чеченцы и остальные народы Кавказа был ненужный балласт, подлежащий истреблению.

А. П. Ермолов, будучи масоном (как и его учитель, Суворов) был знаком с этим планом, но не справился с основной задачей стравливания чеченцев — и посему в одном из донесений Александру I жаловался: «десятая доля не удовлетворяет потери нашей и еще, ни одного преступника не выдали нам чеченцы» пишет Р. Нутрихин в своей статье «Оказало ли влияние масонство на развитие города Ставрополя» [1].

Начало холокосту заложил (1708г. 26 февраля) указ Петра I. Россия начала войну против Чечении походом 5-тысячного казачьего корпуса под командованием графа Апраксина. Он был разгромлен чеченцами под селом Алди. С этого периода походы в Чечению и истребление чеченских сел и населения стали закономерностью.

Если в канун 1708 года нас (чеченцев) было в пределах 3,5–4 млн. человек, то по переписи 1861 года, проведенной в России по приказу Александра II, … осталось 125 тыс. человек мужского и женского пола [2]. Другой же источник отмечает, численность чеченцев за время первой Русско-Кавказской войны сократилась от 1,5 миллиона до 116 тысяч [3, 85–87]. И это не считая жертв — мучеников террора 1920–1930гг.

А. П. Ермолов придерживался твердого убеждения, что весь Кавказ должен стать и неизбежно станет неотделимой частью Российской империи. И считал, что Кавказ должен быть только христианским. И здесь он отдавал предпочтение грузинам как христианам.

Исходя из этого постулата Ермолов «сделал себе целью ликвидацию всех нерусских народов края» [4, 35]. Уничтожив более 40 чеченских сел и хуторов, 10 июня 1818 года заложил крепость Грозную. После возведения новой линии Ермолов сообщил Александру I: «Мужикам, проживающим между Тереком и Сунжой и прозванным мирными, я установил правила и службу, которые дадут им ясно понять, что они подданные Вашего Императорского величества, а не союзники, на что они рассчитывали. Если они будут покорными, я нарежу им земельные наделы по ртам, а остальные земли раздам живущим в тесноте казакам и кара-ногайцам; если же они ослушаются, я предложу им покинуть эти места и стать обычными бродягами, от коих они отличны только своим прозванием, а земли останутся в нашем полном распоряжении» [5, 106–107].

Некоторые сведения о Ермолове содержат иностранные источники, зафиксировавшие слухи о нем: «Ермолов никому и ничему не подвластен (так высказался о нем начальник тайной полиции Николая II), кроме своего тщеславия» [6, 58]. Бадли приводит заявление Ермолова: «Я желаю, чтобы ужас пред моим именем охранял наши границы надежнее цепи крепостей, чтобы мое слово было законом более непререкаемым, чем сама смерть» [7, 97].

Добиваясь этого, Ермолов был беспощаден. «В своей жестокости он не уступал даже горцам» [7], — сообщалодин русский автор, которого цитирует Бадли. Не только не уступал, а был намного более безжалостным, за что его упрекали оба императора — и Николай, и Александр. «Доброта в глазах азиатов — признак слабости, ~ возражал им Ермолов, — и я поступаю с жестокой суровостью из чисто гуманных соображений. Казнь одного уберегает сотни русских от гибели и тысячи мусульман — от измены» [7].

Но казни не ограничивались единичными случаями, и казнил Ермолов не только виновных. Был, по крайней мере, один случай, когда с согласия Ермолова был взорван дом подозреваемого, где погибла вся его семья [8, 175–177]. Когда он решил вытеснить чеченцев на юг, он напал на одно село и убил там всех жителей — мужчин, женщин и детей [9, 130–132]. Известен другой случай, когда захваченных в плен женщин он продал в рабство и раздал своим подчиненным, чтобы на зимних квартирах «по крайней мере, офицеры, по примеру своего главнокомандующего, достаточно приятно проводили время в обществе жен-горянок» [10, 145].

В 1824 году декабрист Павел Пестель в своей «Русской правде» выдвинул план покорения: «Разделить все сии кавказские народы на два разряда: мирные и буйные. Первых оставить в их жилищах и дать им российское правление и устройство, а затем силой переселить вовнутрь России, раздробив их малых количествами по всем русским волостям. Завести на Кавказской земле русские селения и сим русским перераздать все земли, отнятые у прежних буйных жителей, дабы сим способом изгладить на Кавказе, даже все признаки прежних обитателей и обратить сей край в спокойную и благоустроенную область русскую» [11, с.167].

Небольшая историческая справка:П. Пестель «участвовал с1816 годавмасонскихложах. Позднее был принят в«Союз спасения», составил для него устав, в1818 годустал членом Коренной управыСоюза благоденствия, а в1821 году, после его самоликвидации возглавилЮжное тайное общество. Обладая большим умом, разносторонними познаниями и даром слова (о чём единогласно свидетельствуют почти все его современники), Пестель скоро встал во главе общества» тайного [12].

В этой войне участвовали русские писатели и поэты: фейерверкер второго класса Лев Толстой, командир «летучего отряда», или «охотничьего отряда», Михаил Лермонтов (сегодня такие бандитские отряды, действующие в Чечении, называются «Эскадронами смерти»), а так же и Полежаев.

Истребление населения, жилищ, одних и тех же хуторов и сел происходило по несколько раз. Где-то все возрождалась, а где-то люди уходили в другие места или их насильно переселяли на неудобные истощенные земли для вымирания. Н. И. Покровский писал: "...Включение кавказских горцев в состав России было фактом объективно прогрессивным... это лишь одна сторона. Другая — характер присоединения горцев к России. Присоединение совершалось преимущественно насильственным путем… в силу реакционности колонизаторских методов» [13, 103].

Например, в 1826 году генерал Ермолов совершил поход на Большую Чечению, истребил Атаги, Чахкери, Урус-Мартан, а 26 января 1826 года он уничтожил аулы по рекам Аргун, Мартан, Гихи. В январе 1825 года генерал Греков разорил Гойта, Урус-Мартан, Гихи и Карабулакские аулы. В августе 1832 года генерал Розен уничтожил 80 аулов Большой Чечении. Он же уничтожил аулы по берегам рек Мартан, Гойта, Аргун, Басс. Оставшиеся в живых были взяты в заложники. В 1832 году полностью был истреблен аул Нурхи (Нуркхи в русской тарнскрипции), который славился на весь Кавказ своими талантливыми врачами. Князь Бекович-Черкасский 9 августа 1832 г. сообщил о том, как его солдаты вырезали 150 семей села. Сегодня недалеко от села Нурхи находится Шалажи: никто не смеет беспокоить прах истребленных и сожженных. В декабре 1839 года генерал Пулло карает чеченские аулы в целях поддержания русского управления, которое население не желало принимать. С каждого аула он взял заложников.

С. В. Фарфаровский описывая «трухмен», позволил себе следующее выражение: «И вот в массивах Кавказа мы видим осколки этих народностей, изолированные группы, сохранившие свои обычаи чуть ли не каменного и бронзового веков, говорящих на неисследованных языках седой древности».

Из приведенных примеров видно, что в таких условиях естественный переход традиции в новую инновацию просто не приемлем. Возможно, только принятие навязываемого и то формально (для выживания), для сохранения своей самобытности. Царская политика завоевания Кавказа это — политика насильственного насаждения другого, чуждого чеченскому этносу носила название «усмирение» края. И такой подход не только не помогал, а существенно мешал общественному развитию чеченского этноса. Генерал Р. А. Фадеев, 1864 г: писал: «Изгнание горцев из их трущоб и заселение Западного Кавказа русскими, таков был план войны... Русское население должно было не только увенчать покорение края, оно само должно было служить одним из главных средств завоевания... Земля черкесов была нужна государству, в них самих не было никакой надобности». Этот же принцип царской политики применялся и к чеченцам. В результате были разрушены традиционные формы уклада жизни и хозяйствования, коренным образом измениласьэтнодемографическая структура Северного Кавказа.

Доминировавшая в высших и в светских кругах идея окультуривания Кавказа не совмещалась с высокомерными претензиями на культурное и политическое превосходство колонизаторов чеченцы упорно и мужественно оказывали сопротивление колониальному правлению, чтобы подтвердить его незаконность и продемонстрировать неотъемлемо присущее угнетенным стремление к освобождению. Показать, что всему есть предел, в том числе и имперскому господству, которое не могло всемерно влиять и наделять подданных империи сознанием и волей. В этой связи в социальной среде появлялись независимые от элитных слоев мнения со своей самостоятельностью и самосознанием, которые позволяли себе на определенном уровне «творить свою собственную историю». Происходило это по- разному:

                    оппозиционных движений, принимающих явно «политическую» форму,

                    националистические движения,

                    ясное словесное выражение требований и стремлений.

Способность определять и иметь представление об угнетение, способность поднять людей на рискованные действия для улучшения существующей ситуации — все это предполагает наличие высокого самосознания. И только в этом естественном действие противодействию насилию могла традиция переходить в инновацию и способствовать развитию самосознания. Ведь действия чеченцев не носили хаотический или панический характер. Они вполне соответствовали оказываемому на него давлению по его уничтожению. Социальной среде чеченского этноса присуще было обостренное чувство справедливости, и потому принцип сдаться значил для них признать правоту и силу неправого, что не соответствовало их нормам взаимоотношений.

Б. Х. Ортабаев в своей статье «Усиление колониального режима царизма на Северном Кавказе на рубеже XIX — XX вв.» полагает, что основу всей политики администрации в горских районах Северного Кавказа составляли формировавшиеся в течение многих десятилетий представления о неполноценности, второсортности, дикости горских народов. Отсюда проистекали неограниченная военная власть начальников областей; военно-народное управление, которое, по его мнению, в конце XIX века скинуло всякую маску и стало олицетворением великодержавного шовинизма; грубая политика механического обрусения на Кавказе; крайне репрессивные методы управления и произвол властей. Ортабаева делает вывод, что деятельность властей на Северном Кавказе постоянно и неуклонно двигалась в сторону ужесточения режима, никаких отступлений и, хотя бы, временных отклонений от этого курса не существовало. Думается, что реальная практика взаимоотношений горцев и официальных властей, при всей её драматичности, а порой и трагичности, была гораздо более многообразной и сложной [14, 21]. И куда ей быть еще многообразней, если автор «Военных заметок о кавказских горцах», написанных около 1840 года; человек, которого никоим образом нельзя обвинить в сочувствии горцам, отметил хищническое «хозяйничанье» царских администраторов. «Кавказская служба, — писал он, — как дойная корова: кто пришёл, подоил и ушёл, и клока сена ей не бросил и оттого бедная корова чахнет».

Примечательна и другая особенность, выявившая в ходе исследований О. В. Маркграфа, который столкнулся с неожиданными для него препятствиями: «Промышленное исследование, — писал он, — на Кавказе весьма затруднялось тем, что у туземных племён значительное большинство производства составляет труд женский; спрашивать же магометанку в высшей степени затруднительно, а наблюдать её занятия и вникать в её домашний быт — сопряжено с опасностью для жизни» [15].

Имперская машина, при участии выдающихся умов интеллигенции России уничтожала этнический контингент, веками налаженные промыслы, содержавшие богатейший опыт самовыражения населявших народы Северного Кавказа. Щупальцы этой машины ничего не чураясь, тянулись к нефтяным запасам, коими была богата чеченская земля. И Кавказская война для этого была самым успешным мероприятием. На пятки старым, отсталым промыслам этнических народов наступала прогрессивная западная индустрия.

В 1846 г. впервые в обиход входит слово «керосин» и начинает часто употребляться при его продаже [14, 431]. А первые крупные партии нефти начали обменивать и продавать ещё в ходе Кавказской войны. В 1848 году на Северном Кавказе насчитывалось 12 Меновых дворов, из которых самыми значительными были Кизлярский, Дачи — Юртовский и Червлёнский. Из отчёта о меновой торговле за 1846 год видно, что чеченцами, аварцами и представителями других народов было привезено на Меновые дворы нефти, или «горного масла», как они его называли, на сумму в 10500 рублей. Взамен нефти местное население получало хлеб, ситец и другие товары.

Сбыт керосина до отмены откупной системы производился как на местном, так и на центральном рынках России. Братья Дубинины писали об этом следующее: «Нефть белая вывозится большим количеством на продажу на Нижегородскую ярмарку, а также в Москву и другие разные города Российской империи — на продажу купцам и аптекам, а густая чёрная нефть употребляется на Кавказской линии в продажу же, на смазку колёс и конной упряжи» [15, 597].

Начиная с 1896 года, грозненская нефть стала большими партиями отправляться в крупные торгово-промышленные центры России. Уже в 1897 году эта нефть вытеснила поставщиков бакинской нефти в Ростове на Дону. В 1895 году грозненские фирмы продали в Англии 20 млн. пудов нефти 432. В 1905 году нефтяной бизнес в России в основном контролировался двумя крупнейшими компаниями («Братья Нобель» и «Мазут»). Общество «Мазут» (сбыт нефтепродуктов) наряду с «Русским Стандартом» (нефтепромыслы в Грозном) и «Каспийско-Черноморским обществом» (добыча и переработка нефти в Баку) входило в нефтяной концерн парижских Ротшильдов. Известно, что член правления «Мазута» Савелий Поляк финансировал ведущую кадетскую газету «Речь», а его брат Соломон был влиятельным членом нижегородской организации партии «Народной Свободы». «Братья Нобель» и «Мазут» заключили между собой соглашение о ценах и объемах продаж («картель»). По существу, именно это монополистическое объединение определяло цены на рынке.

И конечно развиваясь в столь суровых и тяжелых условиях противостояния, чеченский этнос вынужден был приспосабливаться, адаптироваться к новым условиям. О проблемах адаптации чеченского этноса в научной литературе сказано не много, если не сказать, что ничего. Но поскольку адаптация — постоянный и важный фактор исторического процесса, то в бесчисленных проявлениях: человек — и человеческий социум, и человек как индивидуум — сталкиваются с необходимостью адаптироваться в меняющихся условиях. Порой возникает удивительный кругооборот — человек сам меняет условия жизни и сам вынужден приспосабливаться к вызванным им же изменениям. Адаптация перманентна и присуща человечеству на всех этапах его развития. Проблемы адаптации поразительно многообразны. Социально-этническая адаптация означает приспособление отдельного человека или человеческой общности к изменениям социальной и этнической обстановки в результате эволюций, войн, завоеваний, миграций и т. д. Адаптация происходила на протяжении всей истории человечества, отличаясь осознанностью действий от происходившего и происходящего повсеместно в живой природе.

Исходя из выше сказанного, можно делать вывод, что и процесс адаптации в чеченском социуме на естественной основе не мог происходить. Но ситуация жесткого насилия заставляла действовать осознано и принимать действительность вопреки. Процесс принуждения был приравнен истреблению, что входило в планы царской империи. Следовательно, и все другие процессы как интеграция чеченского общества в российское происходила крайне сложно, трудно, с огромными издержками, с применением зачастую насильственных методов, и это обстоятельство вызывало сопротивление значительной части населения. На этом основании возник миф об особом «конфликтном» этносе, закрытом обществе, тейповой организации жизни, которая не поддаётся реформированию. Согласно теории «единого потока», взятой на вооружение дворянской историографией и чеченскими сепаратистами, чеченское общество в социально-классовом отношении было однородным, в этническом и религиозном плане — сплочённым, монолитным, и чуть ли не на ментальном уровне отторгало прогресс и отстаивало свою самобытность, приверженность к тейповой организации жизни, адату и шариату. В результате все попытки его модернизации не дали ощутимых результатов и породили многовековое противостояние с Россией. Однако, представители дворянской историографии, и чеченского сепаратизма специально преувеличивали этнокультурные особенности вайнахского общества, ставшие якобы непреодолимым препятствием на пути модернизации общества. Отсюда и причину этих явлений искали не в методах колонизации края, а в природе чеченского общества.

Следовательно, искоренение традиционного образа насаждаемыми традициями и инновациями в военных условиях не могли способствовать формированию качественно- новых культурных связей. И чеченское этническое сообщество вынужденно было стремиться сохранять общественные устои, позволяя вбирать те новшества, которые позволяли этносу, развиваться и гарантировать сохранность своей самобытности и культуры. В условиях продолжительной войны говорить о естественных условиях трансформации или модернизации общественного развития не приходится.

Интересны и другие факты из истории Кавказской войны.

27 февраля1847 года, по возвращении в Россию, А. И. Барятинский (потомок обрусевших польских евреев, чьи предки при Петре I сделали головокружительную карьеру)был назначенкомандиромКабардинского егерского полка — и затем принимал постоянное участие ввоенных действиях в Чечне. Назначение князя А. И. Барятинского (1851г.) командующим левого фланга Кавказской линии фронта вносит новые существенные изменения. Оказывается, у него тоже был свой план покорения края. «Он начинает, встречался с лидерами общин — раввинами, организовывать агентурную, оперативную и разведывательную деятельность горских евреев, ставя их на довольствие и приводя к присяге, не посягая при этом на их веру.

И результаты превзошли ожидания. К концу1851 г. была уже «создана агентурная сеть левого фланга. Джигиты горских евреев проникали в самое сердце гор, узнавали местоположение аулов, наблюдали за действиями и передвижениями отрядов войска неприятеля, успешно заменяя продажных и лживых дагестанских лазутчиков. Бесстрашие, хладнокровие и какое-то особенное прирождённое умение внезапно застать неприятеля врасплох, хитрость и осторожность — вот главные черты джигитов горских евреев» [16].

В начале 1853 г. пришло предписание по переформированию частей, надо было иметь в конных полках по 60 человек евреев-горцев, в пеших — по 90 человек. Кроме того, призванные на службу евреи и члены их семей получали российское гражданство и значительное денежное довольствие. В результате таких нововведений в начале 1855 г. имам Шамиль понес существенные потери на левом фланге Кавказского фронта.

Интересны также факты из жизни имама Дагестана и Чечни Шамиля.

Имам Шамиль своему правлению придавал некую форму государственности, проводил собственную экономическую политику и даже обзавелся своим монетным двором.

Руководил монетным двором и координировал экономический курс при Шамиле — «Исмихановгорский еврей. Однажды его хотели обвинить в том, что он тайно передал евреям пресс-формы для чеканки монет. Шамиль приказал «хотя бы отрубить ему руку и выколоть глаза», но формы неожиданно были найдены у одного сотников Шамиля. Шамиль лично уже ослепил его на один глаз, когда сотник извернулся и нанёс ему удар кинжалом. Раненый Шамиль с неимоверной силой стиснул его в своих объятиях и зубами разорвал ему голову. Исмиханов был спасён».

«Лекарем у Шамиля был горский еврей Султан Горичиев. Мать его была повитухой в женской половине дома Шамиля. Когда Шамиль умер, на его теле нашли 19 колотых и 3 огнестрельных ранения. Горичиев оставался с Шамилем до самой его смерти в Медине. Был вызван как свидетель его благочестия в муфтият, и видел, что Шамиля похоронили неподалёку от могилы пророка Магомеда.

На протяжении всей жизни Шамиля у него было 8 жён. Самым долгим был брак сАнной Улухановой — дочерью горского еврея (по другой версии,армянина), купца из Моздока. Поражённый её красотой, Шамиль взял её пленницей и поселил в своём доме. Отец и родственники Анны неоднократно пытались выкупить её, но Шамиль оставался неумолим. Спустя несколько месяцев красавица Анна покорилась имаму Чечни и стала самой любимой его женой. После пленения Шамиля брат Анны пытался вернуть сестру в отчий дом, но она отказалась возвращаться. Когда Шамиль умер, его вдова перебралась в Турцию, где доживала свой век, получая пенсию от турецкого султана. От Анны Улухановой у Шамиля было 2 сына и 5 дочерей…» [17].

Малоизвестные факты из жизни генерала А. П. Ермолова.

За время своего пребывания на Кавказе Ермолов был трижды женат на мусульманских женах, заключая с их родителями принятый там договор о временном браке, щедро расплачиваясь, как это было положено, дорогими подарками. Императорский двор на все это смотрел как на очередную ермоловскую причуду. Главное, что с точки зрения христианской генерал при этом оставался холост. Когда пребывание генерала на Кавказе закончилось, мусульманские жены (с дочерьми от Ермолова) вернулись домой и благополучно снова вышли замуж. Троих же своих сыновей — Виктора (Бахтияра), Севера (Аллахияра) и Клавдия (Омара) Ермолов взял с собой в Россию, прекрасно воспитал и сделал образцовыми русскими офицерами.

Из записей Ермолова:

                    5 февраля. «Казаки сожгли небольшое селение Ставрополь, где захватили в плен семейства и отбили стадо скота. 16 февраля. Казаки выгнали чеченцев из селения Баклай и сожгли оное.

                    17-е. Селение Гехи, большое и богатое с прекрасными садами, приказал я сжечь, ибо жители оного упорствовали прийти в покорность.

                    18 февраля. Мошенническое селение Доун-Мартан, в котором всегда укрываются кабардинские абреки, сожжено. Тогда же Гременчук — одно из главных и богатейших селений в Чечне — просило о пощаде и получило оную. Дало аманатов»...

Если верить исторической данности Кавказ явился золотым дном для обогащения и пополнения западных банков особенно английских.

После отставки Ермолова наместником Кавказа был назначен М Воронцов. И это назначение не случайно.

Историческая справка:

Отец Семён Воронцов — Сёма, будучи послом России в Лондоне, и через которого осуществлялись все дворцовые перевороты в Петербурге, уже. … В 1828 году был невозвращенцем и остался жить в Лондоне, … на Воронцове-отце висело убийство отца Николая Первого, брата Александра и масонский путч 1825 года, …организованный в Петербурге Британской империей. Дочь С.Воронцова вышла замуж за английского лорда, а внук стал ко времени Крымской войны министром обороны Англии, а сын Михаил Воронцов был всесильным наместникомКрыма и Кавказа. Могущественная англофильская «пятая колона» среди правительства России и в среде аристократии была на ключевых постах и хорошо оплачивалась.

Царь был под сильнейшим влиянием своей любовницыкняжны Е. М. Дашковой и своего родного брата вел. князя Константина — масона, вскормленного масонами и окружённого оными, которые прочно укрепились вблизи императорской короны и являли из себя эдакую «пятую колонну». В авангарде сей «колонны», продолжительный период, были «всесильные графья, отец и сынВоронцовы — Дашковы,через которых действовало Британское посольство.

Герцен (еврей) и Мойша Бакунин из Лондона вели против России массированную идеологическую и пропагандистскую войну, а печатные материалы доставлялись в Россию из Англии дипломатическойпочтой людьми Воронцовых.

После кавказских баталий Запад в лице «пятой колонны» готовил войну России и Германии. А затем и смену власти, и революцию в России. И деньги нефтяных промыслов Кавказа и Закавказья, к которым рвались финансовые акулы, оказались как нельзя кстати.

Одним словом говоря, грандиозная и масштабная активность человечества, направленная во внешний мир, в том числе привели к мизерным результатам самопознания и самопреобразования самого чеченского общества. Хотя человеку и даны все преобладающие качества и инструментарий для преобразования как внутреннего, так и внешнего мира вокруг себя. Одними из них и являются традиции и инновации, которые имею функции:

                    для традиции (лат. traditio — передача, предание) важно сохранение и передача социокультурного опыта как фиксированных форм при взаимодействии одного поколения с другим. Это своего рода относительно общие понимания и интерпретации накопленных смыслов и значений;

                    главная функция инновационной деятельности — функция изменения. Инновациями называют результат творческой деятельности, направленный на разработку, создание и распространение новых видов изделий, технологий, внедрение новых управленческих решений, удовлетворяющих потребности человека и общества, вызывающих вместе с тем социальные и другие изменения всех сферах жизнедеятельности человека.

И отдельного и более конкретного разговора требует вопрос глобализации процессов трансформации, особенно западного капитала на Кавказе, в Закавказье и в частности на Северном Кавказе. Такие финансовые акулы как Ротшильды и Рокфеллеры в период Кавказской войны сыграли немалую роль в финансировании России и имама Шамиля.

Исходя, из этого предполагаю, что в период Кавказской войны на уничтожение и истребление чеченского этноса нацелена была не столько Россия, сколько интересы западных финансовых кругов заинтересованные в нефтяных и других природных ресурсах края. И в этой борьбе внутренние и внешние факторы имели разные цели и задачи.

 

Литература:

 

1.                  Нутрихин Р. Оказало ли влияние масонство на развитие города Ставрополя. http://stavropolgid.ru/knigi/stavropol-i-ego-okrestnosti/1762-okazalo-li-vlijanie-masonstvo-na-razvitie-goroda-stavropolja

2.                  http://haaman.com/news/2015–06–24/e-20–20–20–20–20–20–7

3.                  Журнал «Революция и горец», 1932, № 6–7, Ростов-на-Дону, с. 95, и 10 лет социалистической Чечни. Ростов-на-Дону, 1935. С. 75. см. Усманов Л.

4.                  Эсадзе Семен. Историческая записка об управлении Кавказом. Тифлис, 1907, с.35.

5.                  Baddeley John F. The Russian Conquest of the Caucasus. London, 1908. pp. 106–107.

6.                  Whittock. Т. Ermolov: Proconsul of the Caucasus. — The Russian Review, Vol. XVIII, № 1 (January 1959), p. 58.

7.                  Baddeley John F. The Russian Conquest of the Caucasus. London, 1908. p. 97.

8.                  Прушановский. Происшествия на Кавказе от 1820 до 1836 года // Сборник газеты «Кавказ», 1846, с. 175–177.

9.                  Описание этой бойни (со ссылкой на Потто) см.: Baddeley, pp. 130–132.

10.              См. Baddeley, p. 145. (У самого Ермолова была дочь, которая всю жизнь была объектом интереса и паломничества русских офицеров, проезжавших мимо ее поместья. Можно вообразить, во что выливалась эта вопиющая безнравственность неверных в отношении правоверных женщин-мусульманок. Военная литература. Исследования. М.Гаммер. Шамиль. Мусульманское сопротивление).

11.              Пестель П. Программный документ “Русская правда» 1824, с. 167. «Русская Правда» стала выражением его взглядов, этот проект, написанный в республиканском духе, можно считать вместе с проектом Н. Муравьёва главными выражениями идей тайного общества масонов.

12.              Википедия.

13.              См.: Покровский Н. И. Кавказские войны и имамат Шамиля. — М., 2000. — С.103.

14.              Мещерский В. Кавказский путевой дневник князя Мещерского. — СПб.,1878. — С.21.

15.              ОРФ СОИГСИ. Ф.33. Оп.1. Д.1. Л.11,15

16.              Ибрагимова З. Мир Чеченцев ХIХ в.- М, 2000. С. 431.

17.              http://dagistanhistory.livejournal.com/3861.html

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle