Библиографическое описание:

Волгина О. В., Коратаева О. Е., Сенина М. В. Английские и русские предлоги: особенности концептуализации пространственных отношений // Молодой ученый. — 2015. — №23.2. — С. 98-100.



 

В статье исследуются особенности употребления пространственных предлогов в русском и английском языке, обусловленные различной концептуализацией пространственных отношений в языковой картине мира двух народов. Авторы показывают, что специфика семантики русских и английских предлогов может быть связана с различиями в восприятии и, соответственно, языковом кодировании пространства сцены.

Ключевые слова: языковая картина мира, когнитивная лингвистика, пространственные представления, пространственные отношения, пространственные предлоги.

 

Языковая картина мира – это совокупность представлений о мире, определенный способ устройства и восприятия мира. Уникальная языковая картина мира соответствует любому естественному языку. Специфической схемой восприятия и передачи пространственных отношений является пространственная картина мира, которая, в свою очередь, представляется подсистемой языковой картины мира.

Что же включается в пространственную картину мира определённого языкового сообщества? Выяснено, что это пространственная концептуальная схема, которая положена в основу семантики слов с пространственными значениями [3, с. 84].

Важно отметить, чтопространственная концептуальная схема языка включает следующие важные компоненты: пространственные концепты и пространственные представления об объектах и характере их отношений, которые не проявляются в значениях слов, но которые отражаются в особенностях сочетания языковых единиц с пространственными предлогами [2, с. 22].

В основе современных подходов к описанию семантики предлоговлежат идеи когнитивной лингвистики. Детальное исследование пространственных значений предлогов началось с появлением собственно когнитивных методов анализа, формированием системы взглядов на язык как когнитивную способность человека, элемент человеческого разума [5].

Пространственные представления, реализуемые в семантике предлогов, в разных языках могут быть различными, что обусловлено особенностями языковой картины мира носителей того или иного языка. Разумеется, существуют и общие закономерности восприятия человеком пространства. Так, Л. Талми исследовал связь между когнитивными процессами восприятия и осмысления пространственной сцены и их языковым оформлением. Он рассматривает те факторы, которые определяют не просто отбор языковых средств, но и то, что можно было бы назвать «ракурсом описания».

Л. Талми отмечает, что пространственные представления во многих случаях объясняют те запреты на трансформацию локативных сочетаний, которые не получают объяснения при чисто внутриязыковой трактовке пространственных значений. Запрет на трансформацию The bike is near the house– *The house is near the bike определяется неязыковыми, а когнитивными законами: в качестве ориентира человека свойственно выбирать стационарный объект больших размеров. Тот же запрет действует в русском языке: Велосипед возле дома – *Дом возле велосипеда. Снятие ограничений связано с характером значения этих предлогов [2, с.  26, 30-31]. On the peat of Chat Moss near Manchester celery is a special crop.  It is situated in Hilcott near Pewsey, Wiltshire [8].

Вместе с тем, в разных языках есть свои особенности вербализации пространственных концептов. В частности, пространственные представления, выражаемые английскими предлогами, нередко значительно отличаются от русских.

Языковая картина мира, созданная в том или ином языке, определяется неким стандартным узуальным представлением некоторых ситуаций. Установление таких случаев привело к выдвижению Л. Талми понятия «лингво культурного предвыбора».

«Так, например, крону дерева можно увидеть как некоторое трехмерное пространство и поэтому описать положение какого-то объекта на ветке дерева как нахождение внутри этого пространства. Этот путь выбирает английский язык и использует здесь предлог in. There is a bird in the tree, буквально «в дереве птица». Можно также обратить внимание на то, поверхность ветки – это часть общей поверхности дерева, и вследствие этого употребить здесь предлог, соответствующий английскому on ‘на’. Такое «видение» закреплено в русском языке: птица сидит на дереве. При этом в обоих языках слово, обозначающее целое (tree, дерево), употребляется вместо указания на его часть (крона, ветка). Данный уровень семантического описания называется не собственно языковым» [2, с. 30-31].

Очевидные различия в описании пространственных отношений в русском и английском языках демонстрируют следующие контексты: занавески на окне и the curtains at the window. Глядя на окно мы (и англичане, и русские) объективно видим идентичное расположение объектов, но в пространственных концептах русского языка оно зафиксировано как отношение опоры (занавески закреплены на окне), а в пространственных концептах английского языка – как особое пространственное отношение, при котором один объект – занавески – находится в непосредственной близости от другого объекта – окна – и может соприкасаться с ним, при этом между объектами существует функциональная связь. Аналогичное употребление предлога atпредставлено в сочетании He sat at the table.Он сидел за столом.

Элемент опоры в пространственном отношении объектов занавески и окно для английского восприятия оказался не столь существенным и в пространственном концепте не закрепился. Очевидно, что «в тех случаях, когда пространственные отношения объектов допускают несколько вариантов интерпретации, в разных языках могут закрепиться различные пространственные концепты этих отношений» [3, с. 85].

В работе Л. Талми приводятся следующие примеры «узуальной» концептуализации ситуаций: в английском языке автомобиль осмысляется как вместилище, а автобус – как плоскость. A passenger is in a car. – A passenger is on a bus. A rider gets into / out of a car. – A passenger gets onto/off a bus [2,с. 30-31].В русском же языке автобус, также как и автомобиль, концептуализируется как вместилище, и в подобных случаях употребляется предлог в, а не на, например: реклама в автобусе.

Ещё одним примером могут быть предлоги betweenи among, передающие отношение распределения. В то время как предлог between предполагает распределение действия, состояния между двумя объектами, предлог among– среди множества объектов. Например: She began rummaging among the books on her desk; I sat down between Sue and Jane. Предлог between используется и тогда, когда вещи, входящие во множество, составляют пары: Bilateral trade agreements exist between many European countries [8].

В русском языке этим двум предлогам соответствуют среди, посреди и между. Их употребление различается тем, что предлогсредиимеет значениенахождение в относительном центре некоторого пространства, которое является либо сплошным, либо дискретным, и в последнем случае возможно нахождение в промежутках, разделяющих это пространство [3, с. 21-22]. Например: среди поля, среди гор, среди улицы, но не *среди точки, *среди телефона, *среди вершины горы(слова точка, телефон, вершина, как правило, не могут осмысляться как пространство).С другой стороны, предлог посреди (или посередине) также передаёт нахождение в центре пространства, но площадь его не имеет значения, например: посреди площади, посреди двора, посреди стола.Предлог же между передаёт местонахождение объекта на интервале, задаваемом двумя равно статусными ориентирами, по отношению к которым объект является связующим звеном, например: забор между домами.

В свою очередь, русскому предлогу среди в английском языке могут соответствовать как among (только в том случае, когда ориентир является дискретным), так и amid (с ориентирами разного рода, сплошными и дискретными), например: among the bushes, among the crowd, но amid the dust, amid the fog, amid the pastures.

Предлог toward(s)передаёт отношение лимитативной ориентированности линейного характера. Глаголы в словосочетаниях с этим предлогом называют конкретные физические действия, чаще всего – перемещение или вообще движения, изменяющие пространственную ориентацию объектов [4, с. 143-144, 147-153], например: He noticed two policemen coming towards him. Although in theory Postscript could be viewed as a general purpose programming language, it is strongly biassed towards visual representation [8].

Кроме того он может передавать и обращенность статичного объекта к ориентиру одной из его сторон: He was standing with his back towards me; All the windows face toward the river [9, с. 1351]. В русском языке ему может соответствоватьпо направлению к, однако чаще всего эти отношения передаются другими предлогами, в частности, к или на, например: Он заметил двух полицейских, подходивших к нему; Он стоял спиной ко мне; Все окна выходят на реку.

Различия между употреблением пространственных предлогов в английском и русском языках не исчерпываются приведёнными выше примерами: специфика многих единиц связана с тем, какие пространственные параметры, воспринимаемые человеком, имеют соответствия в семантической системе языка и, следовательно, закреплены в соответствующих пространственных концептах. Таким образом, английские пространственные предлоги нередко выражают иные пространственные представления по сравнению с предлогамирусского языка. Это свидетельствует о том, что концептуальные представления о пространственных отношениях объектов, лежащие в основе семантики предлогов, имеют в разных языках свою специфику, проявляющуюся в различном осмыслении и языковом кодировании пространственной сцены.

 

Литература:

  1.                Богданова С.Ю. Концептуализация и реконцептуализация пространственных отношений [Электронный ресурс]. – URL:http://cheloveknauka.com/kontseptualizatsiya-i-rekontseptualizatsiya-prostranstvennyh-otnosheniy (дата обращения: 05.11.2015).
  2.                Крейдлин Г. Е. Метафора семантических пространств и значение предлога // Вопросы языкознания. – 1994. – №5. – С. 19-27.
  3.                Маляр Т. Н. Пространственно-дистанционные предлоги и наречия в русском и английском языках / Т. Н. Маляр, О. Н. Селиверстова. – München: Sagner, 1998. – 345 c.
  4.                Маляр Т.Н. Некоторые особенности описания пространственных отношений в английском языке // Актуальные проблемы семантики, лингвистической типологии и лингводидактики. – М.: МПГУ, 1998. – C. 84-87.
  5.                Мусатаева М.Ш. Основные принципы когнитивного подхода к семантике / М.Ш. Мусатаева, О.П. Ташдемир [Электронный ресурс]. – URL:http://www.rusnauka.com/21_SEN_2014/Philologia/3_173732.doc.htm (дата обращения: 31.08.2015).
  6.                Болдырев Н.Н. Проблема взаимодействия лексики и грамматики в когнитивном аспекте [Электронный ресурс]. – URL: http://boldyrev.ralk.info/dir/material/161Conceptual-Space-KL.pdf (дата обращения: 31.08.2015).
  7.                Рейман Е.А. Английские предлоги: Значения и функции. – Л.: Наука, 1982. – 240 с.
  8.                BritishNationalCorpus [Электронный ресурс]. – URL:http://www.natcorp.ox.ac.uk/ (дата обращения 11.03.15)
  9.                Longman Dictionary of Contemporary English. – Harlow: Pearson Education, 2002. – 1,530 pp.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle