Библиографическое описание:

Долгополов Р. Г., Мельников И. С. Момент вступления защитника в уголовное дело // Молодой ученый. — 2015. — №23. — С. 751-754.



 

Данная статья посвящена вопросам законодательной регламентации моментов, с которых защитник имеет возможность вступить в уголовное дело. В рамках статьи анализируются отдельные моменты, с наступлением которых законодатель связывает возникновение права лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления воспользоваться квалифицированной помощью адвоката-защитника.

Ключевые слова: Уголовный процесс, досудебное производство, защитник, участие защитника в уголовном процессе.

 

Исследование проблем участия защитника на досудебных стадиях уголовного судопроизводства необходимо начать, прежде всего, с рассмотрения вопросов, касающихся момента, с которого в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством защитник имеет право участвовать в уголовном деле, так как именно с моментом вступления защитника в уголовное дело законодательство связывает возникновение прав и обязанностей защитника, закрепленных в УПК РФ. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи возникает у конкретного лица с того момента, когда управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются его свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения. Таким образом, моменты, с которых защитник может вступить в уголовное дело связаны с процессуальными действиями властных органов, направленными на реальное ограничение прав конкретного лица.

Определение момента, с которого защитник обладает правом участвовать в уголовном деле, имеет важное практическое значение. Это обусловлено тем, что именно с момента начала своего участия в деле защитник приобретает весь комплекс прав, предусмотренных УПК РФ, но не ограниченных перечисленными в ч. 1 ст. 53 УПК РФ, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи.

Исходя из общего правила, которое содержится в ч.3 Ст.49 УПК РФ, защитник участвует в уголовном деле с одного из следующих моментов:

1)                 вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2–5 настоящей части;

2)                 возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица;

3)                 фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях:

а) предусмотренных статьями 91 и 92 настоящего Кодекса;

б) применения к нему в соответствии со статьей 100 настоящего Кодекса меры пресечения в виде заключения под стражу;

3.1) вручения уведомления о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 настоящего Кодекса;

4)        объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы;

5)        начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления;

6)        начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 настоящего Кодекса.

Исходя из буквального смысла положений, отраженных в нормах Конституции РФ, а именно в статьях 2, 45 и 48 право на получение квалифицированной юридической помощи адвоката гарантируется каждому лицу независимо от его формального процессуального статуса. Таким образом, возникновение права на защиту нельзя ставить в зависимость от того будет ли лицо признано задержанным или подозреваемым. В соответствии с позицией Конституционного суда РФ право на защиту предоставляется и в случаях, когда органами, осуществляющими проверку сообщения о преступлении в порядке, установленном УПК РФ или же органами, непосредственно осуществляющими уголовное преследование, в отношении этого лица будут приняты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, удержание официальными властями, принудительный привод или доставление в органы дознания и следствия, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность.

Следует отметить, что норма уголовно-процессуального законодательства, определяющая моменты вступления защитника в уголовное дело, претерпела множество изменений, в результате чего был значительно расширен перечь тех моментов, с которых защитник имеет право вступить в уголовное дело. Уголовно-процессуальный Кодекс РСФСР 1960г. содержал норму, согласно которой защитник участвовал в уголовном деле с момента предъявления обвинения или с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении меры пресечения. При этом ранее согласно УПК защитник именно “допускался” к уголовному делу, что подчеркивало возможность реализации права на защиту только лишь по решению должностного лица, разрешающего защитнику участвовать в деле. С принятием нового УПК перечень тех моментов, с которых защитник получал право вступить в уголовное дело, был расширен и в последствии дополнялся. В 2007 году на основании Федерального закона от 06.06.2007 N 90-ФЗ данный перечень был дополнен пунктом 3.1, а в 2013 году на основании Федерального закона от 04.03.2013 N 23-ФЗ пунктом 6. Исходя из изложенного, следует сделать вывод о том, что на сегодняшний день законодатель придерживается курса, направленного на возможность максимально раннего вступления защитника в уголовное дело, важность чего признается большинством современных процессуалистов.

Проанализировав исчерпывающий перечь, содержащийся в ч.3 ст. 49 можно прийти к выводу о том, что право на получение квалифицированной юридической помощи лицо приобретает в тот момент, когда ограничение его прав становится реальным. То есть в тот момент, когда в отношении лица органами государственной власти осуществляются конкретные действия, направленные на ограничение его прав.

Итак, первым юридическим фактом, с которым УПК РФ связывает возможность появления в уголовном деле защитника, является момент вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, то есть момент окончательного оформления соответствующего процессуального документа и приобщения его к материалам уголовного дела. Принципиальное значение имеет тот факт, что защитник участвует в уголовном деле именно с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, а не с момента фактического предъявления обвинения. На практике между двумя этими юридическими фактами может существовать достаточна значительная разница во времени. Если защитник участвует в уголовном деле с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, то в таком случае должностным лицом, осуществляющем уголовное преследование, в обязательном порядке должны быть приняты меры по своевременному уведомлению защитника о дне, месте и времени предъявления обвинения. Соблюдение положения о своевременном уведомлении защитника о дне, месте и времени предъявления обвинения, в первую очередь, необходимо для того, чтобы защитник имел возможность заблаговременно встретиться со своим подзащитным, с целью согласования позиции и выработки совместно с подзащитным определенной тактики защиты. Если защитник не будет надлежащим образом уведомлен о дне, месте и времени предъявления обвинения своему подзащитному, адвокат не сможет присутствовать при проведении данного процессуального действия, что приведет к нарушению права обвиняемого на защиту. При этом в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством на должностном лице, осуществляющем уголовное преследование, лежит обязанность в соответствии с ч.2 ст.172 УПК РФ разъяснить лицу, которому будет предъявлено обвинение его право самостоятельно пригласить защитника либо ходатайствовать об обеспечении участия защитника следователем в порядке, установленном статьей 50 УПК РФ.

В качестве второго юридического факта, с наступлением которого в уголовном деле может появиться такой участник уголовного судопроизводства как защитник, УПК РФ выделяет момент возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица. Согласно действующему законодательству дела публичного или частно-публичного обвинения возбуждаются следователем путем вынесения соответствующего постановления на основании достаточных сведений, указывающих на наличие события преступления. Дела же частного обвинения возбуждаются путем подачи заявления мировому судье самим потерпевшим, или же, в случае смерти потерпевшего, его близким родственником. В отношении дел частного обвинения моментом возбуждения уголовного дела, а соответственно и моментом, с которого защитник участвует в уголовном деле, является момент подачи заявления потерпевшим мировому судье, что порождает право на защиту лица, в отношении которого подается такое заявление. Говоря же о делах публичного обвинения, следует отметить, что моментом возбуждения уголовного дела будет являться момент подписания постановления о возбуждении уголовного дела соответствующим должностным лицом, а именно следователем или дознавателем, а не момент получения согласия прокурора. В первую очередь указание данных о конкретном лице в постановлении о возбуждении уголовного дела будет являться выражением позиции органов государственной власти в отношении конкретного лица, а как следствие это процессуальное действие повлечет и возникновение права на защиту лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

Норма, предполагающая участие защитника с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, с учетом обязанностей следователя и дознавателя, установленных УПК РФ, подразумевает возможность реального обеспечения права на защиту лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело именно на данном этапе уголовного судопроизводства. В связи с чем, следует сделать вывод о том, что уже в уведомлении о возбуждении дела, которое в силу ч.4 ст. 146 в день возбуждения уголовного дела направляется подозреваемому, ему должно быть разъяснено право на приглашение или назначение защитника. Иное следует квалифицировать как нарушение права подозреваемого на защиту.

Третьим юридическим фактом, позволяющим адвокату участвовать в уголовном деле, является фактическое задержание лица, подозреваемого в совершение преступления. Однако следует отметить, что законодатель устанавливает возможность допуска защитника к уголовному делу лишь в случаях, прямо предусмотренных статьями 91 и 92 УПК РФ или случаях применения к задержанному лицу в соответствии со статьей 100 УПК РФ меры пресечения в виде заключения под стражу. Благодаря данным оговоркам, на практике момент, с которого защитник вступает в уголовное дело, может наступать позднее физического лишения свободы передвижения задержанного лица. В связи с чем, следует отличать фактическое задержание от процессуального. В юридической литературе справедливо отмечается, что "...между фактическим и юридическим задержанием может оставаться временной интервал, измеряемый часами, который в настоящее время представляет собой абсолютно «правовую пустоту». Зачастую этот интервал исчисляется днями и "...именно в этот период времени, как показывает практика, многие незаконно задержанные дают следствию самооговаривающие показания».

Так как права задержанному лицу разъясняются уже при доставлении в соответствующие органы, о праве пригласить защитника задержанное лицо узнает лишь при составлении протокола задержания, в котором делается отметка о том, что задержанному лицу были разъяснены его права. Таким образом, к фактической реализации своего права на защиту задержанное лицо может приступить лишь после составления такого процессуального документа как протокол задержания, то есть после процессуального задержания лица. Следует отметить, что протокол задержания должен быть составлен в срок не более 3 часов с момента доставления задержанного лица в орган дознания или к следователю. Как справедливо отмечает А. А. Васяев: ”Лицо, в производстве которого находится уголовное дело, обязано в соответствии с требованиями УПК РФ, а именно в соответствии с ч.1 и ч.3 ст. 50 пригласить адвоката-защитника, которого выбрал подозреваемый (обвиняемый) или его близкие родственники после их уведомления о задержании подозреваемого в порядке ст.96 УПК РФ”. Не соблюдение данного правила повлечет нарушение прав задержанного лица, а следовательно, все доказательствам, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства, впоследствии могут быть признаны в качестве недопустимых.

Пункт 3.1, введенный в 2007 году на основании Федерального закона от 06.06.2007 N 90-ФЗ, закрепляет возможность участия защитника с момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК РФ. То есть при фактическом уведомлении лица, посредствам составления и последующего вручения соответствующего процессуального документа, закрепляющего статус лица, вовлеченного в сферу уголовного расследования, как подозреваемого. Как отмечает Малышева О. А.: ”Данная новелла корреспондирует с тенденцией расширения процессуальных гарантий лица, вовлекаемого в уголовное судопроизводство при производстве дознания, что одновременно усиливает гарантии обеспечения законности при производстве дознания, а также повышения его качества”. Однако, следует отметить, что законодателем должным образом не был урегулирован вопрос касательно участия адвоката-защитника непосредственно в момент вручения уведомления о подозрении в преступлении. Данные процессуальные действия дознавателя значительным образом затрагивают права лица, которому вручается соответствующее уведомление, в связи с чем, следует сделать вывод о необходимости присутствия защитника при вручении уведомления о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК РФ.

Следующим юридическим фактом, с которым УПК РФ связывает возможность вступления в уголовное дело защитника, выделяется объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Пункт 4 ч.3 ст.49 УПК РФ составляет особый интерес, в связи с тем, что он расходится с положениями, закрепленными в ст. 438 УПК РФ, согласно которой в производстве о применении принудительных мер медицинского характера участие защитника является обязательным с момента вынесения постановления о назначении в отношении лица судебно-психиатрической экспертизы, если защитник ранее не участвовал в данном уголовном деле. Расходятся данные положения в том, что ст. 438 УПК РФ определяет более ранний момент участия защитника в уголовном деле, нежели тот, что содержится в п.4 ч.3 ст.49 УПК РФ. Очевидно, что между вынесением постановления о назначении в отношении лица судебно-психиатрической экспертизы и фактическим объявлением лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы существует определенный промежуток времени. А. П. Рыжаков отметил, что “содержание ст. 438 УПК РФ вносит уточнение в перечень ч. 3 ст. 49 УПК РФ…”. И с этим нельзя не согласиться. Исходя из самого факта назначения судебно-психиатрической экспертизы в отношении конкретного лица, можно сделать вывод о том, что лицо в силу своего психического состояния не способно самостоятельно реализовать свое право на защиту, что является основанием обязательного участия защитника в уголовном деле. И возможность вступления защитника в уголовное дело на более раннем этапе в данном случае представляется дополнительной гарантией права на защиту.

Пунктом пятым части третьей ст.49 УПК РФ определяется, что защитник участвует в уголовном деле с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления. В качестве таких мер и действий можно выделить применение мер пресечения, связанных с заключением под стражу, в порядке, предусмотренном статьями 108, 109 УПК, до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100 УПК, на основании чего лицо становится подозреваемым в совершении определенного преступления (пункт 3 части первой статьи 46 УПК), т. е. участником уголовного судопроизводства, в отношении которого начато уголовное преследование. При этом моментом, с которым законодатель связывает возникновение права лица на получение квалифицированной юридической помощи, будет являться момент начала осуществления соответствующих процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица. Таким образом, в данной норме законодатель не закрепил четко зафиксированного момента, с которого защитник может участвовать в уголовном деле, определив лишь то, что меры процессуального принуждения и иные процессуальные действия должны затрагивать права и свободы именно подозреваемого.

Новеллой отечественного уголовно-процессуального законодательства является положение п.6 ч.3 ст.49, введенного Федеральным законом от 04.03.2013 N 23-ФЗ, подразумевающего возможность иметь защитника на стадии возбуждения уголовного дела. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что в соответствии с ч. 2 ст. 48 Конституции и на основании п. 6 ч. 3 ст. 49 УПК РФ каждое лицо, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы этого лица. Основной особенностью данного положения можно назвать тот факт, что в УПК РФ в разделе, посвященном участникам уголовного судопроизводства, не содержится упоминаний о лицах, в отношении которых проводится проверка сообщения о преступлении. В связи с этим становится затруднительно определить круг прав и обязанностей таких лиц. Еще одной особенностью является то, что проверка сообщения о преступлении может проводиться и не в отношении конкретного лица, в связи с чем, напрашивается вывод, что законодатель наделяет правом иметь защитника лишь лиц, которые бесспорно совершили преступления. Таким образом, п.6 ч.3 ст.49 УПК РФ закрепил возможность появления защитника в уголовном судопроизводстве еще на стадии возбуждения уголовного дела. Отметим, что по ранее действующему законодательству наиболее ранним моментом, с которого защитник мог участвовать в уголовном деле был момент возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица.

Исходя из сказанного, следует сделать вывод о том, что уголовно-процессуальное законодательство, посвященное регламентации момента вступления защитника в уголовное дело, несовершенно и нуждается в определенных изменениях с целью устранения существующих противоречий, создающих проблемы правильного применения рассматриваемой нормы в практической деятельности.

 

Литература:

 

  1.      Васяев А. А. «Признание доказательств недопустимыми в ходе судебного следствия в суде первой инстанции в российском уголовном процессе: Монография // Волтерс Клувер, 2010
  2.      Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. Смирнова А. В. 2012
  3.      Малышева О. А. О влиянии современных уголовно-процессуальных новелл на оперативность и качество производства дознания // Российский следователь, 2008, N 9
  4.      Мельников В. Ю. Обеспечение прав граждан в ходе досудебного производства. М., 2006. С. 366.
  5.      Рыжаков А. П. С какого момента должно быть обеспечено участие защитника в уголовном судопроизводстве? // подготовлен для системы Консультант Плюс, 2013

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle