Библиографическое описание:

Чантурия К. М. Особое производство в гражданском процессе. Ограничение и лишение дееспособности: российский и зарубежный опыт // Молодой ученый. — 2015. — №23. — С. 794-797.



 

Дееспособность представляет собой способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. Такое определение дееспособности дает нам Гражданский Кодекс Российской Федерации» (далее ГК РФ) [1, с.44]. Однако дефиниция дееспособности в законах других стран изложена идентичным образом. Нельзя не отметить тот факт, что дееспособность — один из фундаментальных институтов гражданского права, благодаря которому возможно определить правовое положение физического лица. Именно поэтому лишение или ограничение гражданина дееспособности в разных странах имеет, как общие черты, так и некоторые различия.

Законодатель РФ четко определил случаи, когда гражданин может быть лишен дееспособности, а когда дееспособность ограничивается. В первом случае основанием является неспособность гражданином вследствие психического расстройства понимать значение своих действий или руководить ими, а во втором — пристрастие лица к азартным играм, злоупотребление спиртными напитками, наркотическими средствами, что ставит его семью в тяжелое материальное положение. Причем последнее является обязательным условием. К примеру, если у лица присутствуют вышеперечисленные зависимости, а в семейных отношениях он не состоит, либо это не причиняет его семье больших финансовых трудностей, то оно не может быть ограничено в дееспособности согласно указанным основаниям.

Если обратиться к развитию законодательства относительно этого вопроса во Франции, то до 2009 года Гражданский кодекс [2, с. 324] данной страны закреплял подобные основания для ограничения лица дееспособности, в частности, действия, ставящие под угрозу материальное благополучие семьи.

Если говорить об европейских странах в целом, то основанием ограничения или лишения лица дееспособности является непосредственно степень соответствующего психического расстройства, а в ряде стран (Испания, Германия) возможно ограничение дееспособности не только в связи с наличием психического, но и физического заболевания, из-за наличия которого лицо не может самостоятельно руководить собой и своими действиями. Что касается степени соответствующего психического расстройства, то такой тактики в решении признания лица ограниченно дееспособным придерживаются такие страны, как Италия, Болгария, Украина. В Болгарии достаточно наличие мягкой формы заболевания (ст. 5 Закона о лицах и семье) [3, стр. 78], а в Италии же наоборот — хронического психического расстройства (ст.415 Гражданского Кодекса Италии) [4].

До принятия нового Гражданского кодекса Венгрии 2014 года использовался термин «патологическая склонность», подразумевавший снижение уровня умственной способности лица. Однако этот термин заменен на более широкое понятие, совпадающее с тем, которое дано в ГК РФ — психическое расстройство. Именно его наличие влечет за собой признание гражданина недееспособным.

В таких странах, как Бельгия, Испания, Швейцария, Франция, Австрия судом определяются различные пределы ограничения гражданских прав лица, то есть суд рассматривает каждую ситуацию индивидуально. Права ограничиваются в зависимости от того, насколько высока степень заболевания лица и (или) его неспособность руководить своими действиями, что дает достаточно твердую уверенность в гарантированной защите интересов лица. На мой взгляд, данный подход весьма актуален и мог бы в аналогичной форме, возможно, немного усовершенствованной применяться и в других странах.

Уже отмечалось, что ограничение или лишение дееспособности лица влечет за собой серьезные правовые последствия, поэтому совершенно логичен и обоснован тот факт, что бремя принятия такого решения лежит на суде. В Российской Федерации рассмотрение дел об ограничении или лишении лица дееспособности относится к делам особого производства. Обратиться в суд с заявлением о признании лица ограниченно дееспособным могут члены его семьи, орган опеки и попечительства, медицинская организация, оказывающая лицу психиатрическую помощь (ч. 1 ст. 281 ГПК РФ) [5, стр. 98]. А инициировать признание лица полностью недееспособным могут члены его семьи, близкие родственники — родители, дети, братья, сестры (независимо от совместного с ним проживания), орган опеки и попечительства, медицинская организация, оказывающая психиатрическую помощь, или стационарное учреждение социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами (ч. 2 ст. 281 ГПК). Это право граждан Российской Федерации, однако законодательство Испании закрепляет за гражданами обязанность обращения в суд с соответствующей инициативой. Например, за лицом наблюдается, хоть и эпизодично, но неадекватное поведение, которое может свидетельствовать о психическом расстройстве лица и привести к причинению имущественных убытков или иного вреда третьим лицам. Если данные убытки или вред будут причинены, а лицо признано недееспособным, то на родственника (ов) ляжет обязанность по возмещению убытков. А в Германии гражданин вправе сам обратиться в суд или иные органы с заявлением об установлении опеки или попечительства над ним. В России же гражданин может самостоятельно обратиться в суд только с заявлением о признании себя вновь дееспособным.

Уже был перечислен исчерпывающий список лиц, посредством обращения с заявлением которых может быть возбуждено дело об ограничении или лишении дееспособности гражданина. Следует обратить внимание, что в этом списке нет прокурора, хоть и согласно части 1 статьи 45 ГПК прокурор вправе подать заявление в суд в защиту прав, свобод и законных интересов лица уже признанного судом недееспособным. Однако Гражданский процессуальный кодекс РСФСР [6, стр 48] такую возможность прокурору предоставлял, а в ряде европейских стран прокурор и в настоящее время имеет такие полномочия (Франция, Испания, Латвия, Узбекистан и др.).

Итак, пред судом стоят две задачи — это определить медицинский и юридический критерии. Под медицинским понимается наличие психического расстройства, а под юридическим критерием — способность лица понимать значение своих действий и руководить ими. Поэтому большое значение здесь отдается заключению соответствующего специалиста.

Если в России обязательным является установление психического состояния лица, проведение экспертизы и заключение эксперта, то, к примеру, в Эстонии это не является обязательным условием. Законодатель посчитал, что если гражданин сам заявил о назначении ему опеки и в подтверждение предоставил документы, свидетельствующие о наличии таких оснований (медицинские справки), то в последующей экспертизе нет необходимости. Назначение экспертизы в Российской Федерации проходит в рамках подготовки к судебному разбирательству. При наличии достаточных оснований о психическом расстройстве лица суд назначает судебно-психиатрическую экспертизу, а в случае уклонения лица от прохождения экспертизы суд в судебном заседании с участием прокурора и психиатра может вынести определение о принудительном направлении гражданина на судебно-психиатрическую экспертизу (ст. 283 ГПК).

Еще одной особенностью назначения экспертизы в ряде стран является то, что перед экспертизой не стоит единственная задача — определить одно только наличие психического заболевания лица. Помимо выявления данного факта стоят и такие задачи как выявление сведений, характеризующих объем опеки, ее продолжительность, а также существует ли необходимость в постоянной или временной опеки и т. д. А обусловлено это тем, что законодательство в этих странах закрепляет определенные периоды пересмотра этих решений (Во Франции — 5 лет, в Эстонии — 3 года). В различных странах суд пересматривает такие решения, а срок пересмотра, как правило, указывается в судебном постановлении, что не дает возможности лицу ходатайствовать о признании его дееспособным до определенного срока. В России же таких правил нет. Однако часть 3 статьи 43 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» [7] закрепляет положение о том, что «стационарное учреждение социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами, обязано не реже одного раза в год проводить освидетельствования лиц, проживающих в нем, врачебной комиссией с участием врача-психиатра с целью решения вопроса об их дальнейшем содержании в этом учреждении, а также о возможности пересмотра решений об их недееспособности». Хотелось бы подчеркнуть, что распространяется данное положение на лиц, которые проживают в данных стационарах, но о гражданах, продолжающих проживать по своему месту жительства и получающих амбулаторное лечение (а возможно, не получающих его вовсе) в законе ничего не говорится. Соответственно инициатива о признании гражданина вновь дееспособным лежит на нем самом и государство никак не контролирует динамику течения болезни гражданина, признанного дееспособным, что может вызвать злоупотребления со стороны опекуна. Нормы международного права, закрепляя следующие положения, попытались оградить от таких действий недееспособное лицо.

Например, Конвенция о правах инвалидов [8], ратифицированная Российской Федерацией 3 мая 2012 года закрепляет: «Государства-участники обеспечивают, чтобы все меры, связанные с реализацией правоспособности, предусматривали надлежащие и эффективные гарантии предотвращения злоупотреблений в соответствии с международным правом прав человека. Такие гарантии должны обеспечивать, чтобы меры, связанные с реализацией правоспособности <…> применялись в течение как можно меньшего срока и регулярно проверялись компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебной инстанцией». В соответствии с Принципами защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи, утвержденными резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 17.12.1991 г. № 46/119 [9], «решения, касающиеся дееспособности лица и его потребности в личном представителе, подлежат пересмотру через разумные промежутки времени в соответствии с внутригосударственным законодательством».

В европейских странах гражданин не может обратиться в суд с заявлением о признании его вновь дееспособным до определенного срока, в России таких ограничений нет. Так как лицо может обращаться с таким заявлением неограниченное количество раз, а это занимает время суда на рассмотрение такого заявления, назначение экспертизы, которая, между прочим, оплачивается государством. Как правило, такое заявление гражданина не удовлетворяется в связи с тем, что экспертиза вновь устанавливает наличие болезни. Соответственно, я считаю необходимым внесение определенных изменений или даже правильнее назвать это ограничениями в отношении этого вопроса.

Подводя итог проведенного анализа можно сделать вывод о том, что и в законодательстве европейских стран, и в законодательстве Российской Федерации предусмотрена возможность признания гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным. Такие полномочия во всех рассмотренных мною странах принадлежат суду. Законодательство России не закрепляет пределы и объем опеки над недееспособным гражданином, но в зарубежных странах этот вопрос решается индивидуально применительно к каждому случаю с учетом всех нюансов и обстоятельств.

Процедура ограничения дееспособности либо признания лица недееспособным, осуществляемая судом, как в зарубежных странах, так и в Российской Федерации имеет сходства относительно круга лиц, которые имеют право обращения в суд с таким заявлением. Однако в некоторых странах прокурор входит в перечень таких лиц, что имело место быть в законодательстве СССР. Также ярким отличием является круг вопросов, ставящихся перед экспертами (в европейских странах он шире) и тот факт, что дела данной категории в европейских странах подлежат пересмотру в установленный законом срок. В том числе каждая страна в отдельности имеет свои особенности и нюансы. Опираясь на опыт зарубежных стран, учитывая специфику российского общества и законодательства, считаю возможным устранить его пробелы и избрать дальнейший прогрессивный путь его развития.

 

Литература:

 

  1.      «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 13.07.2015 с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2015) // СПС «Консультант Плюс»
  2.      Гражданский кодекс Франции (Кодекс Наполеона) перевод с французского В. Н. Захватаева, М., 2012.
  3.      Закон Болгарии о лицах и семье от 23 июля 1949 г., ст. 96 // Гражданское законодательство Народной республики Болгария. — М., Иностр. лит., 1952
  4.      Гражданский кодекс Италии // http://it.wikisource.org/wiki/Codice_civile
  5.      «Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 06.04.2015 с изм. и доп., вступ. в силу с 15.09.2015) // СПС «Консультант Плюс»
  6.      «Гражданский процессуальный кодекс РСФСР» (утв. ВС РСФСР 11.06.1964) (ред. от 31.12.2002) // СПС «Консультант Плюс»
  7.      Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 02.07.1992 N 3185–1 (ред. от 08.03.2015) // СПС «Консультант Плюс»
  8.      Конвенция о правах инвалидов, принятая Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 13.12.2006 N61/106 // Система «Гарант»
  9.      Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 17.12.1991 г. № 46/119 // Система «Гарант»

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle