Библиографическое описание:

Борисенко В. А., Жарина О. А., Мкртчян Т. Ю. Языковые средства воздействия в американском политическом дискурсе // Молодой ученый. — 2015. — №23. — С. 1076-1079.



 

Современная лингвистика характеризуется возрастающим интересом к проблемам дискурса, в особенности политического. Это обусловлено ростом внимания общества к глобальным политическим процессам, на которые значительное влияние оказывает речевая деятельность политиков.

Изучение политического дискурса позволяет обнаружить ценностную составляющую, характерную для определённой культуры, а также соотнести её с актуальной политической картиной для понимания истинных целей, преследуемых политиком. Немаловажным в анализе политического дискурса является выявление средств воздействия, что позволяет увидеть наиболее эффективные стратегии и методы привлечения внимания и формирования доверия аудитории.

Дискурс определяется разными учёными по-разному. К примеру, швейцарский лингвист Патрик Серио выделяет следующие значения понятия «дискурс»: любое высказывание, эквивалентное понятию «речь»; воздействие высказывания на его адресата; речевая актуализация языковых единиц; беседа как основной тип высказывания; теоретический конструкт, используемый для изучения особенностей производства текста [3, с. 26–27].

При определении политического дискурса следует учитывать все компоненты, присутствующие в сознании участников речевого акта, которые способны оказать влияние на порождение и восприятие речи. К ним могут относиться индивидуальные особенности восприятия, специфический политический фон, а также определённая ситуация, в которой был создан текст [5].

Рассмотрим основные характеристики политического дискурса. Как отмечает В. З. Демьянков, главной целью политического дискурса является внушение. Это может быть как навязывание определённых действий, так и формирование оценок относительно некоторых личностей или событий в массовом сознании. [1].

Существует мнение, что политическая коммуникация происходит на особом языке, который предлагается называть политическим языком. Другие исследователи считают, что политическая коммуникация происходит на обычном языке, не выходя за рамки его норм. Рассматривая проблему существования отдельного политического языка, А. П. Чудинов считает, что термин «политический язык» может существовать, поскольку существуют термины «разговорный язык», «научный язык». В связи с этим, «политический язык — это ориентированный на сферу политики вариант национального языка» [4, с.32].

Общественное назначение политического дискурса заключается в том, чтобы внушить адресатам необходимость и важность «политически правильных» оценок и действий. Иными словами, цель политического дискурса — убедить граждан сообщества в правильности произносимой информации и побудить к действиям, выгодным для политиков.

Речевое воздействие является неотъемлемым компонентом политического дискурса. Как и любой вид речевой коммуникации, политический дискурс обладает двусторонней направленностью, предполагая, что участники коммуникации оказывают воздействие друг на друга. Функция политического дискурса состоит в осуществлении эмоционального или психического воздействия на адресата. Результат речевого воздействия заключается в изменении поведения, эмоционального состояния адресата, а также его отношения к происходящим событиям.

Что касается инструментов языкового воздействия, то на сегодняшний день существует множество классификаций, основанных на разных критериях. Так, П. Б. Паршин рассматривает построение воздействующего сообщения как выбор языковых средств на всех существующих уровнях языка. Основываясь на данном предположении, П. Б. Паршин выделяет следующие этапы выбора средств:

                    формальная оболочка текста (устная речь; письменная речь);

                    слова и словосочетания (включая фразеологизмы);

                    синтаксические конструкции.

Для актуализации мыслительных (логических, психологических и познавательных) процессов в сознании адресата используются различные языковые средства: 1. Средства синтаксиса (действительный/страдательный залог, модальность, параллельные конструкции, повторы и т. д.). С помощью синтаксических средств представляется возможным сокращение или увеличение дистанции между событием и субъектом, изменение эмоционального настроя (темп, модальные указатели), расстановка акцентов на нужных и выгодных смыслах (повторы, параллельные конструкции, перестановка) и прочее. 2. Лексико-семантические средства, включающие в себя омонимы, историзмы, эвфемизмы, жаргонную, оценочную лексику и т. д. Принято считать, что из-за большого разнообразия семантики лексики, наиболее многофункциональным инструментом манипуляции выступает отбор используемых слов. 3. Морфолого-семантические и словообразовательные средства. Стоит также отметить, что использование таких средств делает возможным создание оценочно- или эмоционально-окрашенных неологизмов, которые затем употребляются как слова-маркеры определенных социальных групп. [2].

Проанализировав тексты выступлений политических деятелей США, мы установили определённые особенности использования ими стратегий и тактик манипулятивного воздействия. Так, исследовав речи президента США Барака Хуссейна Обамы и члена Демократической партии Хиллари Родэм Клинтон, стало известно, что для призыва к совместным действиям, которые определят будущее целой страны они используют местоимение «мы»:

                    America is a land of big dreamers and big hopes. … So let’s dream. Instead of doing nothing or simply defending 20th century solutions, let’s imagine together what we could do to give every American a fighting chance in the 21st century. (B. Obama — Commencement Address at Knox College).

                    We all want an economy that sustains the American dream, the opportunity to work hard and have that work rewarded, to save for college, a home and retirement, to afford that gas and those groceries, and still have a little left over at the end of the month, an economy that lifts all of our people and ensures that our prosperity is broadly distributed and shared. (H. Clinton — Announcing Suspension of Presidential Campaign, Washington, D.C.). Употребление местоимения «мы» характеризует их как политиков, ставящих себя наравне с народом.

Что касается призывов, мотивирующих народ на решающие действия, выступает конструкция «justthink», направленная на активизацию мыслительных процессов и переосмысления действительности:

                    Just think how much weaker these rights are in a nation where the majority of young women are illiterate. (H. Clinton — United Nations Economic and Social Council, United Nations Plaza, New York, New York).

                    Just think how much more progress we could have made over the past 40 years if we'd had a Democratic President. (H. Clinton — Announcing Suspension of Presidential Campaign, Washington, D.C.).

Не менее важным средством манипуляции являются риторические вопросы, довольно часто встречающиеся в речи политика:

                    What meaning does the language of freedom and human rights have for a young woman forced into prostitution and traffic in the commercial sex trade? What meaning can it have for women forced into involuntary servitude as sweat- shop workers or domestic servants? What about the very ingrained practices that undermine the growth and development of girls from their very first years, such as the common practice of feeding them last or less? (H. Clinton — United Nations Economic and Social Council, New York).

Что касается синтаксических средств, данная группа наиболее широко представлена категорией модальности. Президент выражает различное отношение к предстоящим изменениям — от предположения до абсолютной уверенности при помощи следующих модальных глаголов:

                    Ten or twenty years down the road, that old Maytag plant could re-open its doors as an Ethanol refinery that turned corn into fuel. Down the street, a biotechnology research lab could open up on the cusp of discovering a cure for cancer. And across the way, a new auto company could be busy churning out electric cars. The new jobs created would be filled by American workers trained with new skills and a world-class education. (B. Obama — Commencement Address at Knox College).

Х. Клинтон при помощи категории модальности демонстрирует публике расстановку нужных акцентов:

        Not only do we need to read to our children and talk to them in way that encourage learning, we must support our teachers and our schools in deeds as well as words. (H. Clinton — It Takes A Village — DNC Address).

Не менее сильное воздействие на публику оказывают параллельные конструкции, встречающиеся в речи американских лидеров:

                    If there is a child on the south side of Chicago who can’t read, that matters to me, even if it’s not my child. If there is a senior citizen somewhere who can’t pay for their prescription drugs, and having to choose between medicine and the rent, that makes my life poorer, even if it’s not my grandparent. If there’s an Arab American family being rounded up without benefit of an attorney or due process, that threatens my civil liberties. (B. Obama — Democratic National Convention Keynote Address, Boston).

                    There are some who question the reason for this conference. Let them listen to the voices of women in their homes, neighborhoods, and workplaces. There are some who wonder whether the lives of women and girls matter to economic and political progress around the globe. Let them look at the women gathered here… -- the homemakers and nurses, the teachers and lawyers, the policymakers and women who run their own businesses. (H. Clinton — Remarks to the U. N. 4th World Conference on Women Plenary Session, China). Данное языковое средство задаёт определённый настрой и темп для оказания большего воздействия на аудиторию и служит для придания речи ритмичности и расстановки нужных акцентов.

Ещё одно средство синтаксиса — повторы — обладает, на наш взгляд, наиболее сильным манипулятивным эффектом. При помощи повторов политикам удаётся удерживать внимание аудитории, что играет большую роль в осуществлении стратегии внушения, убеждения, в некоторой степени облегчает восприятие общественно-политических явлений:

                    They stand here -- And I stand here today, grateful for the diversity of my heritage, aware that my parents’ dreams live on in my two precious daughters. I stand here knowing that my story is part of the larger American story, that I owe a debt to all of those who came before me, and that, in no other country on earth, is my story even possible. (B. Obama — Democratic National Convention Keynote Address, Boston).

                    What we are learning around the world is that if women are healthy and educated, their families will flourish. If women are free from violence, their families will flourish. If women have a chance to work and earn as full and equal partners in society, their families will flourish. (H. Clinton — Remarks to the U. N. 4th World Conference on Women Plenary Session, China).

Следующая синтаксическая особенность политического дискурса — использование пассивных форм и опущение агенса:

                    They are arrested, beaten, terrorized, even executed. Many are treated with contempt and violence by their fellow citizens while authorities empowered to protect them look the other way or, too often, even join in the abuse. They are denied opportunities to work and learn, driven from their homes and countries, and forced to suppress or deny who they are to protect themselves from harm. (H. Clinton — International Human Rights Day Address,Switzerland).

Что касается лексических средств воздействия, наиболее часто употребляемыми являются антонимы. Речь политиков изобилует противопоставлениями ключевых понятий, таких, как «война — мир», «отчаяние — надежда», «единство — разделённость», «штиль — буря»:

        In the face of war, you believe there can be peace. In the face of despair, you believe there can be hope. (B. Obama — Official Announcement of Candidacy for US President, Illinois).

        When injustice anywhere is ignored, justice everywhere is denied. (H. Clinton — Speech on the Human Rights Agenda for the 21st Century, Washington, D.C.).

Речь политиков также характеризуется использованием эмоционально-окрашенной оценочной лексики. Так, эпитеты демонстрируют отношение Х. Клинтон к настоящей ситуации и характеризуют деятельность государства:

                    The full enfranchisement of the rights of women is unfinished business in this turbulent century. (H. Clinton — United Nations Economic and Social Council, New York).

Лидеру США также свойственно использование эмоционально-окрашенной оценочной лексики:

          Through hard work and perseverance my father got a scholarship to study in a magical place, America that shone as a beacon of freedom and opportunity to so many who had come before. (B. Obama — Democratic National Convention Keynote Address, Boston).

Эпитеты, характеризующие Америку, выступают в качестве слов-манипуляторов, которые создают нужную установку на интерпретацию сообщения, в данном случае, формируют патриотичный настрой.

Таким образом, нами были отмечены следующие средства воздействия в дискурсе политических деятелей США: категория модальности является самым распространённым синтаксическим средством воздействия;на лексическом уровне воздействие осуществляется преимущественно при помощи антонимов;ярко выделяющейся психологической уловкой служит использование инклюзивного местоимения «мы» для сближения с аудиторией.

 

Литература:

 

  1.                Демьянков, В. З. Политический дискурс как предмет политологической филологии. [Текст] / В. З. Демьянков // Политическая наука. 3. Политический дискурс: история и современные исследования. — М.: ИНИОН РАН, 2002. — с. 32–43.
  2.                Паршин, П. Б. Речевое воздействие. [Электронный ресурс] / П. Б. Паршин // Виртуальная энциклопедия «Кругосвет» (www.krugosvet.ru). — [Режим доступа]: http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/RECHEVOE_VOZDESTVIE.html, свободный, (23.11.2015).
  3.                Серио, П. Как читают тексты во Франции. [Текст] / П. Серио. — М.: Квадратура смысла, 1999. — 416 с.
  4.                Чудинов, А. П. Политическая лингвистика: Учебное пособие. [Текст] / А. П. Чудинов. — М.: Флинта, 2006. — 254 с.
  5.                Шейгал, Е. И. Семиотика политического дискурса. [Текст] / Е. И. Шейгал. — М.: Гнозис, 2004. — 324 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle