Библиографическое описание:

Яхьяева М. У. Обстоятельства, смягчающие наказание: проблемы систематизации и особенности учета // Молодой ученый. — 2015. — №23. — С. 799-803.

 

Обстоятельства, смягчающие уголовное наказание, определены ст. 61 УК РФ и играют важную роль в процессе индивидуализации мер уголовно-правового воздействия. Их учет при назначении наказания позволяет обеспечить его справедливость и адекватность, в связи с чем, не случайно, что этим обстоятельствам в уголовно-правовой литературе уделяется пристальное внимание. Наличие обширной библиографии по теме в известной мере избавляет нас от необходимости анализировать устоявшиеся позиции и хорошо известные аспекты понимания и учета смягчающих обстоятельств. В связи с этим позволим себе заострить внимание лишь на некоторых актуальных проблемах, выявленных в том числе и при исследовании современной практики назначения наказания.

Прежде всего, с точки зрения оптимизации правоприменительной деятельности, важно определить место обстоятельств, смягчающих наказание, в системе критериев его индивидуализации. Статья 60 УК РФ установила, что при назначении наказания суд должен учитывать характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Такая синтаксическая конструкция не случайна. Особенности преступления и личность виновного — главные, ключевые критерии назначения справедливого наказания. Оборот «в том числе», использованный при описании смягчающих и отягчающих обстоятельств, предполагает, что они не являются самостоятельным критерием индивидуализации, а раскрывают, конкретизируют первые два. Исходя из этого, в науке было сформулировано предложение отказаться от упоминания характера и степени общественной опасности преступления и личности виновного в ч. 3 ст. 60 УК, оставив в ней лишь указание на учет смягчающих и отягчающих обстоятельств. С таким подходом, пожалуй, сложно согласиться, поскольку при его реализации из закона будет устранено принципиально важное указание на генетическую связь смягчающих и отягчающих обстоятельств с особенностями преступления и личности виновного. С точки зрения формальной логики возможно обратное решение — исключение «части» (смягчающих и отягчающих обстоятельств) и ограничение законодательной формулировки «целым» (опасностью преступления и личностью виновного). Но и такой подход весьма уязвим, поскольку, в частности, опасность совершенного преступления определяется, в первую очередь, признаками зафиксированного в законе состава преступления, которые учитываются при квалификации содеянного и не могут повторно влиять на назначаемое наказание. Таким образом, можно констатировать, что самостоятельное упоминание смягчающих и отягчающих обстоятельств с использованием оборота «в том числе» представляется наиболее оптимальным законотворческим приемом.

Признавая справедливость законодательного решения о признании смягчающих обстоятельств частью данных о преступлении и личности виновного, считаем необходимым специально подчеркнуть, что оно предъявляет особые требования к суду в части учета и непосредственной фиксации в приговоре самих смягчающих обстоятельств (что будет справедливо и для обстоятельств отягчающих).

При таком подходе смягчающие обстоятельства возводятся в ранг самостоятельного критерия индивидуализации наказания, что порождает, с одной стороны, опасность «двойного учета» одних и тех же данных как при характеристике особенностей преступления и личности виновного, так и в качестве самостоятельных критериев; а с другой стороны, как ни странно, недооценку данных о личности и совершенном преступлении.

На наш взгляд, из всего обилия существующих в доктрине классификаций наиболее адекватна та, согласно которой все они, следуя закону, подразделяются на две группы: характеризующие совершенное преступление и характеризующие личность виновного. Вместе с тем, она нуждается в определенном уточнении и развитии.

Во-первых, важно отметить, что такая градация в некотором смысле условна. Поведение человека (и преступление здесь не исключение) выражает собой в известной мере и внутренние свойства (черты) этого человека. Справедливо, хотя и несколько категорично, указывает Л. Л. Кругликов, что те смягчающие обстоятельства, которые представляют собой фрагменты преступления, проявились в содеянном, оказывают влияние на степень общественной опасности одновременно и преступления, и личности виновного [1].

Во-вторых, несмотря на отмеченную условность, недопустимо смешивать две рассматриваемые группы смягчающих обстоятельств, поскольку не все обстоятельства, характеризующие личность, служат показателем опасности деяния, и наоборот. Равным образом не всегда характеризуют личность подсудимого такие данные о преступлении, как совершение преступления в результате физического принуждения, аморальность поведения потерпевшего и др.

В-третьих, само понятие «преступление» в контексте анализа характеризующих его смягчающих обстоятельств нуждается в уточнении. На наш взгляд, при назначении наказания суд не может (и не должен) ограничиваться данными, характеризующими преступление как изолированный во времени и пространстве поведенческий акт, границы которого заданы уголовно-правовым учением о моменте начала и окончания преступления. В гораздо большей степени задачам правосудия будет отвечать учет более широкого круга данных, которые характеризуют известный в криминологической науке феномен механизма преступного поведения [2].

В-четвертых, требуется уточнение содержания смягчающих обстоятельств, характеризующих личность виновного. Мы уже отметили, что часть из них характеризует одновременно и механизм преступного поведения. Другая же часть данных о личности, в том числе обстоятельства, зафиксированные в п. п. «б», «в», «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ, непосредственно к преступлению не относятся и характеризуют личность вне связи с совершенным криминальным деянием. Это, если так допустимо будет выразиться, данные о личности «в чистом виде». Перечислить их в законе в полном виде объективно невозможно. В данном случае правоприменитель должен ориентироваться на предписания ч. 2 ст. 61 УК РФ, позволяющей признавать смягчающими и иные, не указанные в законе обстоятельства.

Проанализировав таким образом систему смягчающих наказание обстоятельств, представляется возможным предложить их оптимизированную классификацию, основанную на законодательных предписаниях и учитывающую потребности практики назначения наказания. На наш взгляд, смягчающие обстоятельства подразделяются на две группы: а) характеризующие механизм преступного поведения и отражающие через его призму опасность совершенного преступления и личность виновного; б) характеризующие личность виновного как субъекта исправительного воздействия наказания, значимые в прогностическом плане для определения программы ее исправления.

Такой подход к классификации смягчающих обстоятельств с учетом их места в системе общих начал назначения наказания позволяет, на наш взгляд, оптимизировать формулу мотивировки наказания в приговоре суда, с тем, чтобы учесть все данные и не допустить их «двойного учета».

Подводя итог исследованию вопросов, связанных с пониманием и учетом смягчающих наказание обстоятельств, представляется возможных сформулировать следующие основные выводы:

  1.      Смягчающие обстоятельства выходят за рамки состава преступления в более широкую область социальных признаков деяния и личности виновного, являются составной частью характеристики именно этих критериев назначения наказания; в связи с чем, во-первых, не могут быть признаны смягчающими обстоятельства, которые не относятся к совершенному деянию и личности виновного; а во-вторых, недопустим двойной учет одних и тех же обстоятельств одновременно и как характеризующих деяние или личность, и как имеющих самостоятельное значение смягчающих обстоятельств.
  2.      Оптимизации практики учета смягчающих обстоятельств будет способствовать их классификация на две группы: а) характеризующие механизм преступного поведения и отражающие через его призму опасность совершенного преступления и личность виновного; б) характеризующие личность виновного как субъекта исправительного воздействия наказания, значимые в прогностическом плане для определения программы ее исправления.
  3.      В теории и в правоприменительной деятельности следует различать признание обстоятельства смягчающим и учет смягчающего обстоятельства при назначении наказании. В частности: а) мотивировав решение, суд может не признать смягчающим обстоятельство, признанное таковым в ч. 1 ст. 61 УК РФ; б) мотивировав решение, суд может признать смягчающим обстоятельство, не признанное таковым в ч. 1 ст. 61 УК РФ на основании положений ч. 2 данной статьи; в) признанные смягчающими обстоятельства должны в обязательном порядке найти отражение в приговоре и быть положены в основу решения о мере наказания, поскольку эти обстоятельства включаются в число данных об опасности преступления и личности виновного.
  4.      Совершенствование правотворческой и правоприменительной деятельности в части учета смягчающих наказание обстоятельств не может и не должно идти по пути разработки формализованных и математизированных формул. Основной вектор развития закона в данном случае видится в разработке более детальной категоризации преступлений, оптимизации системы наказаний и конкретизации санкций статей Особенной части УК РФ с сокращением параметров их неопределенности.

 

Литература:

 

  1.                Велиев С. А., Савенков А. В. Индивидуализация уголовного наказания. — М.: Издательская группа URSS, 2010. — С. 60.
  2.                Кругликов Л. Л. Смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства в уголовном праве (вопросы теории). — Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1985. — С. 35.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle