Библиографическое описание:

Бидова Б. Б. Прикосновенность к преступлению в системе превентивно-правовых мер // Молодой ученый. — 2015. — №23. — С. 729-731.



 

На протяжении последнего двадцатилетия в России складывается сложная криминогенная ситуация. По данным уголовной статистики имеет место тенденция роста числа зарегистрированных преступных посягательств. Одновременно наблюдаются качественные изменения в структуре преступности: распространение тяжких и особо тяжких преступлений, воспроизводство терроризма, коррупции, иных организованных форм криминальной деятельности, профессионализация преступников. Особую угрозу для государственной, общественной и личной безопасности представляют сегодня преступления террористической направленности. Ежегодно жертвами терроризма в России и во всем мире становятся десятки тысяч людей. При этом террористические акты совершаются, как правило, организованными преступными группами, специализирующимися на совершении преступлений против интересов общественной безопасности.

Современная преступность, приобретающая прежде неизвестные негативные черты, представляет реальную угрозу для безопасности и поступательного развития страны. В сложившихся условиях особое значение приобретают задачи всестороннего противодействия общественно опасным посягательствам, восстановления государственной системы предупреждения преступлений и иных правонарушений, направленные на снижение уровня криминальной зараженности общества. Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. [1] впервые в истории отечественного законодательства называет в качестве одной из своих задач предупреждение преступлений (ч. 1 ст. 2 УК РФ). Предупреждение совершения новых преступлений объявляется целью уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации (ч. 1 ст. 1 Уголовно-исполнительного кодекса РФ [2]). Также Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях 2001г. называет предупреждение одной из задач законодательства об административных правонарушениях (ст. 1.2 КоАП РФ [3]).

Немаловажная роль в успешном решении задач предупреждения преступлений и иных правонарушений принадлежит тем правовым нормам, которые предусматривают ответственность за умышленные деяния, создающие благоприятные условия для совершения другими лицами противоправных посягательств. В истории и теории уголовного права такие нормы традиционно объединялись в рамках родового понятия прикосновенности к преступлению. В современный период воссоздания системы предупреждения криминализации общественных отношений прикосновенность к преступлению остается незаслуженно «полузабытой» категорией уголовного права.

Как известно, гораздо разумнее и эффективнее предотвращать совершение криминальных деяний и появление жертв преступлений, чем устранять общественно опасные последствия нарушений уголовно-правового запрета. В условиях криминогенной ситуации, сложившейся в современной России, задача предупреждения преступности должна стать одной из внутриполитических функций государственной власти. Ее успешное решение зависит от разработки и реализации комплекса средств экономической, политической, организационно-управленческой и «иной» природы, среди «которых немаловажную роль играют правовые меры предупреждения преступлений, а среди последних — система уголовно-правовых положений об ответственности за прикосновенность к преступлению.

Правовые нормы об ответственности за прикосновенность к преступлению исторически возникают как юридическое средство предупреждения отдельных (наиболее опасных или чрезмерно распространенных) преступных посягательств, условия (обстановку или ситуацию) для беспрепятственного осуществления которых создают неправомерные действия (бездействие) прикосновенных лиц. Со временем положения закона о прикосновенности становятся одним из дополнительных юридических инструментов уголовной политики в области предупреждения преступности, «завоевывая» свое место в системе мер правового противодействия криминальным проявлениям и привнося в нее посильный превентивный эффект. Специфическая функция этого нормативного образования — криминализация деяний, связанных (но не в форме заранее обещанного содействия) с совершением преступлений другими лицами, с целью предупреждения замышляемых, подготавливаемых или совершаемых посягательств либо обеспечения неотвратимости ответственности за совершенное преступление и предупреждения новых деликтов. Скажем иначе: его функция — установление юридической ответственности за незначительные по опасности деяния с тем, чтобы предупредить более опасные посягательства.

Установлено, что прикосновенность включает в себя самые различные общественно опасные деяния, которые заключаются в заранее не обещанном создании условий, способствующих совершению преступлений другими лицами. Это и не противодействие совершаемым преступным деяниям, и сокрытие уже совершенных уголовно наказуемых деяний и полученных криминальных доходов, и оказание поддержки и помощи преступникам с тем, чтобы они могли избежать заслуженного наказания. При этом важно подчеркнуть, что прикосновенность создает благоприятную обстановку для систематического осуществления криминальной деятельности (выступая одним из звеньев в «преступной цепи»).

С учетом целевой направленности уголовно-правовых норм об ответственности за прикосновенность в диссертации сформулировано авторское определение родового понятия прикосновенности, проведен юридический анализ признаков, характеризующих отдельные виды прикосновенности, рассмотрены вопросы видообразования и классификации соответствующих нормативных предписаний, предложены авторские модели статей УК, предусматривающих ответственность за заранее не обещанные укрывательство особо тяжких преступлений, легализацию (отмывание) преступных доходов, приобретение и сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, неисполнение должностных полномочий, несообщение о преступлении. Все перечисленные проявления этого нормативного образования в уголовном законе мотивированы его общей превентивной концепцией.

В условиях продолжающегося роста криминальной активности, качественного усложнения и повышения латентности социально опасного поведения, распространения в обществе организованной, профессиональной, террористической и коррупционной преступности, вряд ли можно поддаться мысли, что прикосновенность как категория современного уголовного права себя исчерпала. Известно, что со второй половины 80-х годов прошлого столетия (с так называемых перестроечных времен) стали распространяться представления о прикосновенности как об уголовно-правовом принуждении граждан к сотрудничеству с правоохранительными органами и к доносительству друг на друга. Между тем, нормы об ответственности за указанное деяние появились в отечественном законодательстве не в советское время и не в 30-е годы прошлого столетия. Прикосновенность имеет давнюю и богатую историю, развиваясь рука об руку с институтом соучастия. Компоненты этого института видны в нашей древней государственности, в средневековом русском законодательстве, в отечественном праве нового и новейшего времен. Проблема прикосновенности — это не дискуссии о прошлом. Это предмет как исторической, так и текущей уголовно-правовой мысли. «Криминальная прикосновенность» — это не чисто абстрактное понятие, не отвлеченное от реальности юридическое построение. Запрещаемые этой правовой конструкцией формы общественно опасного поведения имели место в исторической действительности и сохраняются в современной жизни, в связи с чем нормы об ответственности за прикосновенность обладают «превентивным» зарядом, прежде всего, применительно к предупреждению наиболее опасных и распространенных криминальных форм поведения. Что касается упрека, адресованного прикосновенности, о принуждении граждан к оказанию помощи правоохранительным органам под страхом наказания, необходимо отметить следующее. Современное право и государство не возлагает на частных лиц бремени противодействия преступным проявлениям. Однако это вовсе не означает, что каждый человек освобождается и от других обязанностей перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности. Исходя из конституционных и общепризнанных норм международного права, каждый человек не должен нарушать прав других лиц на личную и общественную безопасность, судебную защиту, восстановление нарушенных интересов жертв преступлений. Граждане обязаны не препятствовать осуществлению правосудия. Органы же власти и их должностные лица обязаны защищать права и свободы человека и гражданина, охранять законные интересы общества и государства. Другими словами, законодатель в лице норм о прикосновенности имеет в своем распоряжении надежные средства предупреждения преступлений, не нарушающие принципы, содержащиеся в ст.ст. 46–51 Конституции РФ.

Отрицание же необходимости установления уголовной ответственности за прикосновенность к преступлению снижает вероятность пресечения преступной деятельности, привлечения к ответственности виновных лиц, изъятия преступных доходов, но, главное, — способно пошатнуть другой юридический институт — соучастия в преступлении — институт, смежный с прикосновенностью и «сплетенный» с ее судьбой.

С учетом сказанного представляется целесообразным дальнейшее исследование нормативных положений о прикосновенности к преступлению, продолжение научного поиска оптимальной законодательной модели системы уголовно-правовых норм об ответственности за указанное общественно опасное поведение, переосмысление роли данного юридического образования в системе мер противодействия преступности.

 

Литература:

 

  1.                Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996г. № 63-ФЗ (в актуальной ред.) //Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  2.                Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 08 января 1997г. № 1-ФЗ (в актуальной ред.) //Собрание законодательства РФ. 1997. № 2. Ст. 198.
  3.                Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001г. № 195-ФЗ (в актуальной ред.) //Собрание законодательства РФ 2002. № 1. Ст. 1.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle