Библиографическое описание:

Хадисова К. В. Роль социокультурных традиций в становлении парадигмы социальной работы // Молодой ученый. — 2015. — №23. — С. 852-855.



 

Культурно-исторический фон развития социальной работы позволяет наиболее широко раскрыть философское осмысление проблем социальной помощи, мировоззрение человека, определявшее содержания и направленности практики социальной взаимопомощи, которые господствовали в те или иные исторические эпохи. Процесс становления социальной работы свидетельствует о том, что социальная работа оформилась как необходимый социокультурный институт, направленный не только на обеспечение помощи человеку в трудной жизненной ситуации, но и отношение к нему к как высшей ценности, создание благоприятных условиях его жизнедеятельности, гармонизации отношений человека и общества.

Специфика национальных особенностей России оказывает значительное влияние на эффективность осуществления различных форм социальной работы. Культурно-исторический контекст социальной работы включает в себя не только многовековую коллективную память политических и законодательных доктрин, но и методы, формы, принципы работы с общностями и индивидами в социокультурной среде. Несмотря на то, что для теории социальной работы актуальны такие универсальные социокультурные категории: человек, социум, конфликт, социальное время и пространство, образ жизни и т. д., природа человека, отношения к его потребностям, отношения человека и среды, взаимодействия человека и общества, по-разному интерпретируется и учитывается в различных моделях теоретической и практической организации социальной работы. Человек является неотъемлемой частью культурной среды, социокультурной традиции, что обусловливает его развитие и характерные для него проблемы.

Как считают современные исследователи, в ориентации культур либо на коллектив, либо на личность отражаются наиболее значимые различия между ними. При рассмотрении в качестве культурного синдрома индивидуализма подобной точкой отсчета является ориентация на автономного индивида, а при рассмотрении коллективизма — ориентация на некий коллектив — семью, племя, этнос, государство, религиозную группу и т. п. [3, С. 103].

Западная и отечественная модели социальной помощи исторически основывались на принципах и идеях христианства. Однако, поскольку западная традиция христианства всегда была ориентирована на индивидуальный путь спасения человека, то и практика социальной работы в западном обществе была направлена, прежде всего, на соблюдение личностной свободы, а общественные отношения и идеалы выступали в качестве нормы. Например, идеи альтруизма, лежащие в основе социальной работы, характерны и для западной, и для отечественной моделей, однако, в западной модели они отразились в индивидуализме, в признании абсолютной свободы личности, признании его прав, а в историко-культурной и философской традиции социальной помощи в России прослеживаются идеи коллективизма. Альтруизм представлял собой воплощение идей соборности, народности, коллективности.

Ключевыми детерминантами теоретической и практической деятельности социальной работы, оказавшими влияние на ее формирование, стали филантропическая деятельность, религиозно-духовные и светские ценности. В античной культуре способ оказания социальной помощи носил классовый характер и ограничивался кругом тех, кто принадлежал к числу свободных греческих или римских граждан. Основу же восточной, в отличие от западной, составляли традиционные формы социальной помощи, деятельность общины была связана с заботой о благосостоянии своих членов. С принятием христианства изменилась парадигма помощи, которая определяла необходимость благотворительной деятельности, исходящей от христианской этики служения ближнему. С наступлением эпохи Возрождения началось развитие благотворительности, исходившей не из религиозных, а из светских оснований. Процесс становления буржуазных отношений, завершившийся промышленным переворотом, сопровождался обострением социальных проблем, решение которых было уже не под силу волонтерам благотворительных организаций, а требовало вмешательства профессионалов [1].

В генезисе социальной работы в России в зависимости от исторического этапа и социокультурной среды выделяются следующие модели организации социальной работы, то есть стадии социокультурного и исторического развития, через которые оформилась отечественная система социальной помощи и защиты: архаичные общинные модели как «толока», «помочи», «всем миром»; княжеская благотворительность; церковно-монастырская деятельность; общественное презрение и частная благотворительность; социальное обеспечение. а также патерналистскую модель социального обеспечения, которая существовала в советские годы. То есть именно коллективизм представлял собой основной принцип организации жизнедеятельности и практики социальной помощи. Безусловно, такие социокультурные векторы развития отечественной обусловили ее специфику по сравнению с западными моделями.

С принятием христианства как государственной религии на Руси в конце века происходит смена культурно-исторической парадигмы помощи от архаичных форм поддержки и взаимопомощи к периоду княжеской и церковно-монастырской благотворительности. Национальные историко-культурные особенности социальной работы (помощи) в России всегда понимались в ее отнесенности к христианским добродетелям, благотворительности, следуя которым любой человек, даже князь, мог повышать свой авторитет, проявляя свою духовность. Именно поэтому возникновение социальной работы, как социального института, на Руси связывается с инициативой князей, а его развитие — с деятельностью православной церкви. Е. И. Холостова отмечает, что «нищий был для благотворителя лучший богомолец, молитвенный ходатай, душевный благодетель. При таком воззрении благотворительная помощь бедным была делом отдельных лиц, проникнутых идеями христианской нравственности, а не включалась в круг государственных обязанностей. Так и относились к ней князья, из которых многие восхвалялись летописцами за нищелюбие» [4, С. 16]. Таким образом, именно специфика православных духовных ценностей обеспечила появление философии «призрения», которая многие столетия определяющим подходом в отечественной модели социальной помощи. В странах Западной Европы в XVI- XVII вв. на Западе государственная система социальной помощи характеризовалась возрастанием роли государства и снижением активности христианской церкви. [2, С. 17–19].

В XX в. произошли значительные изменения в проблеме оказания социальной помощи. XIX- XX вв. на Западе ознаменовался переходом к институализации социальной работы. Большую роль в этом сыграло и развернувшееся феминистское движение. Сформировались две основные модели социальной помощи: «американская» и «европейская», в основе разделения которых лежит различное соотношение роли государства и общества в систем социального призрения. В этот период обобщается и систематизируется практический опыт благотворительных обществ «Сеттльмент», Армии спасения; появляются первые теоретические школы социальный работы (М. Ричмонд, Д. Адамс), начинается профессиональная подготовка кадров социальной работы.

М. П. Целых отмечает, что: «культура, национальный характер и система ценностей американского общества оказали большое влияние на становление и развитие системы социальной помощи социальной работы. Основные черты современной социальной работы в США соответствуют главным ценностям американской культуры, отражают тенденции широкого культурно-исторического контекста» [5, С.15]. Стоит упомянуть, что, например, Мэри Ричмонд, исходя из американской идеологии индивидуализма, рассматривала бедность как болезнь, как неспособность индивида самостоятельно организовать свою независимую жизнь.

Основу европейской модели социальной работы составляет теория государства всеобщего благосостояния. Следует отметить, что понятийное поле в западной модели помощи оформлялось на основе конфессиональных, политических, социально-экономических, психологических подходов. Содержание идеологии государства всеобщего благосостояния заключается в концепции «естественных прав» человека. Основные принципы этой теории заключаются в следующем: создание примерно одинаковых стартовых возможностей для реализации жизненных планов, обеспечение достойного уровня жизни, стремление снижению социально-экономической диспропорциональности, к увеличению социального равенства и справедливости.

Советский период в истории России заложил основы модели социального обеспечения — государственного патернализма, в основе которого лежал принцип социалистического перераспределения, преференции и приоритеты в системе социальной политики были направлены трудящемуся населению. Советская система государственного патернализма практически исключила все виды и формы благотворительной деятельности. Однако централизация и монополизация системы социального обеспечения привели к медленному реагированию на решение социальных проблем, породили различные формы социального иждивенчества. Богатый дореволюционный опыт социальной работы в России деятельности благотворительных и общественных организаций остался невостребованным. Однако отметим, что к отличительным особенностям благотворительной деятельности советского периода относились «децентрализация, установка на профилактику в социальной деятельности, появление и распространение оригинальных форм и методов работы с широким слоями населения. Советская система социальной защиты, порывавшая с традициями прошлого, отвела государству исключительную роль в осуществлении помощи нуждающимся. Осознание ее неэффективности вследствие тяжелого социально-политического кризиса 90-х годов, стимулировало введение новой для России профессии социального работника.

Проанализировависторико-культурные особенности социальной работы, мы приходим к выводу, что, несмотря на социокультурные различия идеологии социальной работы западных моделей, богатый исторический теоретический и организационный опыт стран Запада, безусловно, полезен и заслуживает осмысления и освоения. Однако без должного их культуросообразного соотношения с отечественными культурно-историческими традициями социальной помощи и поддержки, невозможно создание оптимальной и эффективной общественной системы, модернизации социальной сферы, улучшение жизнедеятельности граждан. Успешные модели, как правило, очень трудно полностью заимствовать, поскольку они, встроены в общую систему культурно-исторического развития.

 

Литература:

 

  1.                Агапов Е. П. Социальная помощь в контексте культуры: автореф. дисс. д. философ.н. Ростов-на-Дону, 2001. — 48 с.
  2.                Кузьмин К. В., Сутырин Б. А. История социальной работы за рубежом и в России: Учебное пособие. — М.: Академический Проект, 2006. — 624 с.
  3.                Стефаненко Т. Г. Этнопсихология. — М.: Институт психологии РАН, 1999. — 320 с.
  4.                Холостова Е. И. Социальная работа. — М.: Дашков и К, 2009. — 860 с.
  5.                Целых М. П. Социальная работа за рубежом: Соединенные Штаты Америки. — М.: Изд. Центр «Академия», 2007. — 147 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle