Библиографическое описание:

Гаджиев Т. Ф., Третьяк М. И. Проблемы законодательной регламентации специальных составов мошенничества (на примере кредитного мошенничества) // Молодой ученый. — 2015. — №23. — С. 741-744.



 

Статья посвящена анализу изменений, внесенных в соответствии вступившим в силу 10 декабря 2012 г. Федеральным законом РФ от 29 ноября 2012 № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ». Авторы пришли к выводу о том, что в связи с изменением регламентации уголовной ответственности за мошенничество и отсутствием рекомендаций Верховного Суда РФ существует противоречивое понимание признаков мошенничества в теории и судебной практике.

Ключевые слова: кредит, банк, мошенничество в сфере кредитования, регламентация, кредитный договор.

 

The article is devoted to the analysis of the changes made in accordance came into force on 10 December 2012 the Federal law of the Russian Federation of November 29, 2012 № 207-FZ «On amendments to the criminal code of the Russian Federation and certain legislative acts of the Russian Federation». The authors concluded that in connection with changing regulation of criminal liability for fraud and lack of recommendations of the Supreme Court there is inconsistent understanding of fraud indicators in theory and judicial practice.

Key words: credit, Bank, fraud in lending, regulation, credit agreement.

 

Вступивший в силу 10 декабря 2012 г. Федеральный закон РФ от 29 ноября 2012 № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ» существенным образом изменил регламентацию уголовной ответственности за мошенничество. Глава 21 УК РФ была дополнена шестью новыми статьями 159.1–159.6 УК РФ, предусматривающими уголовную ответственность за различные виды мошенничества. В Пояснительной записке к законопроекту отмечалось, что такие изменения были вызваны необходимостью дифференцировать меры уголовно-правового воздействия за мошенничество в зависимости от сферы его совершения, характеристики предмета и способа совершения преступления для устранения ошибок, возникающих в судебной практике [1]. Обращалось внимание также на значительный удельный вес мошенничества в общем количестве выявляемых экономических преступлений и в различных сферах экономической деятельности. В связи с этим законодатель установил уголовную ответственность за мошеннические действия, связанные с (со):

                    кредитованием (ст. 159.1 УК РФ);

                    получением выплат (ст. 159.2 УК РФ);

                    использованием платёжных карт (ст. 159.3 УК РФ);

                    договорными отношениями в сфере предпринимательской деятельности (ст. 159.4 УК РФ);

                    страхованием (ст. 159.5 УК РФ);

                    компьютерной информацией (ст. 159.6 УК РФ).

Определенный интерес представляют данные статистики за 2014 год, опубликованные Судебным департаментом при Верховном суде. Общее число приговоров по делам о мошенничестве в 2014 году по сравнению с 2013-м почти не изменилось: 24,5 тыс. против 25,1 тыс. годом ранее (на 2 % меньше) [2]. Но чаще стали применяться специальные составы о мошенничестве: по ним приговоров стало на 20 % больше. Ответственность таких приговорённых значительно смягчается: если за обычное мошенничество в колонии отправляются 30 % осуждённых, то по этим статьям меньше 5 %, показали итоги года. Из всех осуждённых за мошенничество только четверть обвинялись по специальным составам (ст. 159.1–159.6 УК) — 6,59 тыс. из 24,5 тыс. человек. Почти половина из них обвинялись в мошенничестве в сфере кредитования, а еще 40 % — при получении выплат. На остальные четыре специальные статьи приходится всего 11 % осуждённых [3].

На наш взгляд, сейчас важным является правильное понимание объективных и субъективных признаков вновь появившихся специальных видов мошенничества. Однако отсутствие официальных разъяснений высшей судебной инстанции порождает противоречивое понимание этих признаков как в теории, так и на практике. В качестве примера проанализируем признаки специального состава мошенничества в сфере кредитования (ст. 159.1 УК РФ).

Непосредственным объектом мошенничества в сфере кредитования выступают общественные отношения, связанные с охраной права собственности банка или иной кредитной организации [4]. Определение понятия банка закреплено в ст. 1 Федерального закона РФ от 2 декабря 1990 г. № 395-I «О банках и банковской деятельности». Под ним понимается кредитная организация, имеющая исключительное право осуществления в совокупности банковских операций: привлечения во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещения указанных средств от своего имени и за свой счёт на условиях возвратности, платности, срочности; открытия и ведения банковских счетов физических и юридических лиц. Но кто же является «иным кредитором»? Пунктом 1 статьи 819 ГК РФ установлено, что кредитором по кредитному договору может выступать банк или иная кредитная организация [5]. Отсюда понятие «иной кредитор» и «иная кредитная организация» в рамках уголовно-правовой охраны тождественны. Определение кредитной организации закреплено в статье 1 вышеуказанного Федерального закона РФ «О банках и банковской деятельности» и рассматривается как юридическое лицо, основной целью деятельности которого является извлечение прибыли, и которое имеет право на осуществление банковских операций на основании специального разрешения (лицензии) Центрального банка РФ (Банка России).

Из буквального толкования диспозиции, предметом данного преступления будут являться денежные средства, предоставленные заёмщику в рамках кредитного договора, банком или иной кредитной организацией в российской или иностранной валюте как в наличной, так и в безналичной формах, определённые родовыми признаками [6]. Отсюда вытекает вывод о том, что вне правовой охраны ст. 159.1 УК РФ остаются хищения, связанные с заключением товарного кредитного договора. Следовательно, мошенничество при заключении товарного кредитного договора требует квалификации по общей норме ст.159 УК РФ. Однако в данном случае нарушается принцип справедливости, так как при аналогичных деяниях лица несут ответственность по более строгой норме, предусмотренной в ст. 159 УК РФ [7]. Необходимо заметить, что это не первое нарушение принципа справедливости в специальных нормах о мошенничестве. Так, Постановление Конституционного Суда РФ от 11 декабря 2014 № 32-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 159.4 УК РФ в связи с запросом Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа» признало положения статьи 159.4 УК РФ не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 19 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (часть 3). В связи с этим 12 июня 2015 г. ст. 159.4 УК РФ окончательно утратила юридическую силу.

Объективная сторона статьи 159.1 УК РФ характеризуется хищением денежных средств путём представления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений. Под ложными сведениями понимаются полностью не соответствующие действительности, надуманные сведения. Недостоверные сведения — это неточная, неполная, искажённая частично или в целом информация. Представляется, что объективная сторона статьи 159.1 УК РФ будет выражена в активном обмане (в действиях). Так, само предоставление вышеуказанных сведений, будет являться действием лица, направленным на введение в заблуждение банка или иного кредитора. Законодатель не указал в диспозиции данной статьи, что хищение путём несообщения, сокрытия обстоятельств, сообщение о которых обязательно, образуют данное преступление. Отсюда представляется, что умолчание о фактах имеющих значение при заключении кредитного договора, но не истребованных и не запрошенных банком или иным кредитором, не образует деяние, предусмотренное ст. 159.1 УК РФ. Следовательно, пассивный (молчаливый) обман в мошенничестве в сфере кредитования не возможен. Отсюда, если у лица при получении кредита возник умысел его не вернуть, однако им предоставляются достоверные сведения для получения кредита, то его деяние должно квалифицироваться по общему составу мошенничества.

Субъектом уголовной ответственности за мошенничество в сфере кредитования является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста шестнадцати лет и обладающее специальным правовым статусом заёмщика. Налицо специальный субъект преступления, определение понятия которого в отсутствии разъяснений Пленума Верховного Суда РФ в судебной практике вызывает соответствующие затруднения. В ст. 807 ГК РФ понимается под заёмщиком сторона, являющаяся контрагентом кредитора, принимающая определённую сумму денег (сумму займа) или иные вещи, определённые родовыми признаками, и обязующая возвратить данные денежные средства или равное количество других вещей того же рода и качества. Однако для уголовно-правовой охраны имеет значение именно сфера кредитования, следовательно, при определении признаков заёмщика следует исходить из пункта 1 статьи 819 ГК РФ. В нем указано, что контрагент банка или иной кредитной организации по кредитному договору обязуется возвратить полученную от кредитора сумму денежных средств (кредит) и уплатить проценты за неё. Причём в отличие от реального договора займа, договор кредита сконструирован как консенсуальный. Отсюда статус заёмщика лицо может приобрести только при согласовании всех существенных условий кредитного договора с банком или иной кредитной организацией и обличении данного договора в установленную законом письменную форму. Следуя буквальному толкованию ст. 159.1 УК РФ, лицо, обратившееся в банк с целью заключения кредитного договора и предоставившее заведомо ложные сведения, но не заключившее договор в связи с выявлением сотрудниками банка обмана, не будет являться субъектом покушения на мошенничество в сфере кредитования, так как не приобрело статус специального субъекта. По нашему мнению, заёмщиком все-таки является не только лицо, непосредственно вступившее в относительное правоотношение с банком и иной кредитной организацией посредством заключения кредитного договора, но и лицо намеревающееся приобрести гражданско-правовой статус заёмщика в преступных целях хищения и, осуществляющее необходимые действия (бездействие) для приобретения данного статуса.

Считаем, что для устранения появившихся противоречий в понимании признаков мошенничества необходимо принять новое постановление Пленума Верховного Суда РФ о мошенничестве, присвоении и растрате.

 

Литература:

 

  1.                Пояснительная записка к проекту Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и иные законодательные акты Российской Федерации» // Официальный сайт Государственной Думы Российской Федерации. URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/ %28SpravkaNew %29?OpenAgent&RN=53700–6&02 (дата обращения: 12.09.2015).
  2.                Сводные статистические сведения о состоянии судимости в России за 2013 год // № 10-а «Отчет о числе осужденных по всем составам преступлений Уголовного кодекса Российской Федерации за 12 месяцев 2013 г». // Официальный сайт судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. URL: www.cdep.ru/userimages/sudebnaya_statistika/2013/f_10-a-osugd_po_vsem_sostavam_prestupleniy_UK_RF_za_2013.xls (дата обращения: 16.09.2015).
  3.                Сводные статистические сведения о состоянии судимости в России за 2014 год // № 10-а «Отчет о числе осужденных по всем составам преступлений Уголовного кодекса Российской Федерации за 12 месяцев 2014 г». //Официальный сайт судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. URL: www.cdep.ru/userimages/sudebnaya_statistika/2014/f__N__10-a_2014.xls (дата обращения: 16.09.2015).
  4.                Третьяк М. И. Мошенничество как преступление против собственности в современном уголовном праве: курс лекций. М, 2014. С. 117.
  5.                Гражданский кодекс РФ (ГК РФ) от 26.01.1996 № 14-ФЗ — Часть 2 // Справочно-правовая система «Гарант».
  6.                Иванов С. А., Третьяк М. И. Теоретические основы квалификации преступлений: Курс лекций. Ставрополь, 2006. С. 98–104.
  7.                Савин С. В., Рузин С. Е. Проблемы применения специальных составов мошенничества при квалификации преступных деяний // Вестник ОмГУ. Серия. Право. 2014. № 1 (38). С.197–198.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle