Библиографическое описание:

Хольшина М. А., Брюханцева О. А. Анализ адаптации горожан и сельских жителей коренной национальности Республики Тува // Молодой ученый. — 2015. — №23. — С. 855-857.



 

Учитывая, что одной из важнейших задач развития аграрно-индустриального комплекса в Туве является снижение затрат на привлечение рабочей силы из-за пределов республики, необходимо отметить особую важность успешной адаптации в городах жителей коренной национальности и их включения в новые виды труда.

Для количественного анализа статистической и социологической информации использовалась следующая методика.

Сочетание объективных (статистических) и (субъективных) социологических методов позволяет дать более точную, комплексную оценку. В первом случае основанием для изучения будут статистические данные, во втором — данные, полученные в результате социологических исследований общественного мнения.В данном исследовании проведен анализ адаптации жителей коренной национальностина основе данных статистики и социологических опросов.

Социологическое обследование было нами проведено в 2014 г. среди тувинцев, проживающих в городах Кызыл, Туран и Кызылском, Пий-Хемском кожуунах.

Для тувинцев характерна малая территориальная мобильность. Так, 70 % всех опрошенных горожан-тувинцев проживали с начала своей жизни и до момента опроса лишь в одном городе, 24 % — в двух городах и лишь 6 % горожан коренной национальности сменили более двух городов в качестве места жительства. Тувинцы компактно проживают на территории исторически сложившего региона, что дает основания считать именно коренное население резервом постоянных кадров для местного промышленно-производственного сектора экономики [1].

Стабильность коренного населения сохранится и в перспективе: по данным нашего исследования, лишь около 8 % населения тувинской национальности планируют в будущем выезд за переделы республики, в связи с учебой и с возвращением к прежнему месту жительства — 40 %. Следствием прогрессивного развития демографической структуры тувинцев будет значительный приток молодежи в общественное производство республики.

В Республике Тува сохраняется ряд объективных факторов, связанных с влиянием традиционных элементов в важнейших сферах социальной деятельности — трудовой, бытовой, социокультурной. Численность городского населения республики (с 2001 по 2013 гг.)увеличилась на 7, 1 тыс. чел., в то время как число сельских жителей сократилось на 5, 2 тыс. чел. Однако численность городского населения все равно остается незначительной по сравнению со средним показателем по Российской Федерации (72, 9 %) и с Сибирским федеральным округом (71, 4 %). Это связано с недостаточным развитием промышленного производства и малой сетью городов и рабочих поселков.

До 2000 г. в республике сельское население постоянно превышало численность городского, что объясняется хорошо сохранившимся традиционным укладом жизни титульного этноса республики — кочевым животноводством [2].

Весьма значительны еще различия и в уровне образования тувинцев в городе и селе. На начало 2013 г. среднее полное и неполное образование и высшее образование имели 96 % тувинцев в городе и 70 % — в сельской местности. Существенное значение имеет и ряд других моментов, связанных, в частности, со сферой общения, функционированием двуязычия.

Переориентация на новые, специфические для города ценности происходит и в процессе урбанизации села и служит основой для принятия индивидом решения о переезде в город. В связи с этим адаптации к городу не вызывает перестройку всей системы ценностей, она приводит лишь к изменениям ценностных ориентаций и выработке лишь некоторых стереотипов поведения.

Да и сама «сельская» среда уже не типично сельская, так как значительная часть опрошенных в селе (60 %) имела городской стаж работы. Городские стандарты культуры усваиваются в период обучения в городе, а также в контактах с городскими родственниками и друзьями, по каналам массовой коммуникации. Данные опросов позволяют сделать вывод, что сельское тувинское население имеет достаточно широкую и объективную информацию о городском образе жизни. Нашим исследованием зафиксирована значительная группа лиц (62 % всех опрошенных), вообще не испытывавших никаких трудностей при включении в город, 38 % опрошенных сельских мигрантов в первое время жизни в городе эти трудности испытывает. Наиболее существенные из них связаны с недостаточным развитием непроизводственной структуры тувинских городов: 35 % горожан — а это половина всех мигрантов из села — испытывали трудности с жильем в первое время жизни в городе. Меньшей, но все же значительной части горожан (14 %) было трудно устроить детей в дошкольные детские учреждения. Около 10 % опрошенных испытывали в первое время материальные трудности, 11 % — трудности с трудоустройством.

Если же рассматривать трудности включения в город с точки зрения удовлетворенности теми или иными элементами городского образа жизни, то город в целом воспринимается положительно как горожанами, включившимися в городскую среду и имеющими представление о городском образе жизни, так и сельскими жителями. Важно отметить, что горожане, несмотря на определенные трудности включения в город, оценивают городские условия жизни выше, чем сельские жители, так как высокий уровень удовлетворенности — один из показателей успешной адаптации. Только преимущества видят в городском образе жизни 59 % городских и 42 % сельских жителей, в то время, как только недостатки городского образа жизни отмечают лишь около 1 % опрошенных (табл. 1).

Таблица 1

Распределение ответов респондентов о преимуществах города по сравнению с селом, %

Какие преимущества города по сравнению с селом

Городские респонденты

Сельские респонденты

Все лучше

30

25

Работа легче

15

12

Лучше культурные условия

25

24

Больше возможностей для учебы

10

10

Не отвлекает подсобное хозяйство

2

2

Больше свободного времени

6

5

Лучше снабжение, бытовое обслуживание

17

15

 

Материальное благосостояние сельских жителей тувинцев в не большой мере определяется также их устойчивыми контактами с многочисленными родственниками, живущими как в данном населенном пункте или другом селе, так и в поселках городского типа или городах. Тесные связи поддерживаются не только между родителями и детьми, но и разновозрастными семьями, члены которых являются дальними родственниками. Сельские жители оказывают своим родным в городе и на селе помощь сельскохозяйственными продуктами: мясом, шерстью, другими сельскохозяйственными продуктами, а также денежными средствами, а те, в свою очередь, оказывают помощь предметами культурно-бытового назначения, некоторыми видами продуктов промышленного производства, одежды и обуви, деньгами.

В условиях современного государства постоянно растет численность женщин в производстве. В Туве занятость женщин трудоспособных возрастов также высока. Среди опрошенных женщин — 90 % работающих. Особенно высок (80 %) женщин-медиков, учителей и работников культуры, а также служащих (65 %). Каждый третий среди специалистов сельского и лесного хозяйства, а также в группе «выборный и должностной руководящий состав» — женщина (47 %). Все это результат коренных изменений в судьбе женщины-тувинки, свидетельство ее культурного и духовного роста, активного участия в производственной деятельности, в том числе в группах профессий квалифицированного умственного труда.

Если в выборе города как места жительства хорошие культурные условия не играют доминирующей роли, то в оценке преимуществ города по сравнению с селом именно лучшие культурные условия имеют наибольший удельный вес. Таким образом, город выступает в оценках тувинского населения, прежде всего как среда широкого приобщения к культуре, создающая более широкие возможности для реализации способностей личности [3]. В остальном оценки городских и сельских жителей довольно близки. Следует отметить, что оценки таких сторон городского образа жизни, как отсутствие подсобного хозяйства и наличие свободного времени, вследствие урбанизации региона у горожан и сельских жителей мало дифференцированы. Более того, в процессе адаптации к городу тувинцы осваивают некоторые стороны образа жизни, типичные для русского села, но не являющиеся традиционными для сельского быта тувинцев. Так, например, у тувинцев-горожан существенно меняется направление их личного подсобного хозяйства: сельские жители-тувинцы имеют личное подсобное хозяйство преимущественно животноводческого направления, а городские — предпочитают огородничество. По материалам социологического обследования крупный рогатый скот и коровы есть у 60 % семей тувинцев-сельчан, причем 30 % семей содержат по одной голове скота, 20 % — по две, 11 % — по три, 8 % — по четыре, 6,4 % — по пять и более. Половина специалистов с высшим и средним специальным образованием держат чаще всего по 1–2 головы (20 %) и больше (13, 6 %).

Лошадей в личных хозяйствах немного (у 20 % опрошенных), чаще всего одна (18 %), реже две (2 %). Наибольшее число коней (54 %) у лиц в возрасте свыше 35 лет. Эта же группа населения в основном содержит овец и коз (46 %).

Выращиванием овощей в личных подсобных хозяйствах тувинцы занимаются мало. Менее 30 % опрошенных сажают картофель на площади, не превышающей 0,03 га, и лишь каждый десятый занимается огородничеством.

В городе направление личного подсобного хозяйства у тувинцев меняется: возрастает удельный вес имеющих огороды (40 %), но и доля имеющих крупный рогатый скот не снижается 18 %. Введение личного хозяйства направлено главным образом на удовлетворение потребностей семьи и родственников, и меньшая часть получаемых в хозяйстве продуктов продается в магазине и на рынке. Подсобного хозяйства не имеют 40 % опрошенных, которые объясняют это разными причинами: отсутствие условий (56 %), нет навыка (14 %), нет желания заниматься (18 %). Как показал успешный опыт освоения дачных участков и огородов, при хозяйском подходе высокая урожайность огородных культур позволяет обеспечивать семьи овощами на круглый год.

С точки зрения теории социальной адаптации введение личного подсобного хозяйства в городе рассматривается как одна из форм адаптивного поведения — перенесения в город элементов сельского образа жизни. Такая форма адаптивного поведения осуществляет компенсаторную и восполнительную функцию для сельского мигранта в городе, так как сохраняет часть привычных элементов в его быту и занятиях в течение более или менее длительного периода жизни в городе.

Таким образом, адаптация коренного населения Республики Тува представляет собой сложный многомерный процесс замены традиционных элементов в создании и деятельности тувинцев новыми, свойственными городской среде.

 

Литература:

 

  1.                Анайбан З. В. Современная этноязыковая ситуация в регионах южной Сибири // Русский язык в странах СНГ и Балтии. — М.: Наука, 2007. — С. 269.
  2.                Балакина Г. Ф. Стратегии развития депрессивного региона / Науч. ред. С. В. Парамонова. — Кызыл: ТувИКОПР СО РАН, 2009. С.
  3.                Очерки социального развития Тувинской АССР / Бойко В. И. и др. Новосибирск., 1983. С. 157.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle