Библиографическое описание:

Кашина О. И., Петров С. С. Фундаментальные показатели как индикаторы кризисных явлений на финансовом рынке // Молодой ученый. — 2015. — №22. — С. 397-400.

 

Исследования, связанные с ранней диагностикой кризисных явлений в экономике не теряют своей актуальности уже на протяжении ряда лет (см. например, [6, 9, 10]). Прежде всего, подобный интерес к данной тематике обусловлен тяжелыми последствиями для экономики государства (повышение уровня безработицы, снижение реальных доходов, обесценивание национальной валюты, высокий уровень инфляции и т. п.), к которым приводят финансовые кризисы. Несмотря на разнообразие подходов (качественный анализ, эконометрическое моделирование, методы непараметрической статистики и другие) [6, 9, 10] к разработке индикаторов-предвестников кризисных явлений, многие из них представляют собой комплексные показатели, основанные в большинстве своем на макроэкономических показателях, которые, как правило, сильно коррелируют между собой, что ухудшает качество индикаторов. Кроме того, значения данных показателей публикуется органами государственной статистики с большой периодичностью (минимум 1 месяц), что снижает оперативность получения сигналов о начале кризисных явлений.

Вместе с тем, широко известно, что состояние финансового рынка служит индикатором состояния экономики страны в целом. Благодаря развитию информационных технологий в области биржевой торговли появилась возможность с высокой скоростью обрабатывать (в течение нескольких секунд) и получать необходимую информацию. Поскольку технические индикаторы [1], применяемые для анализа финансовых рынков, обычно прогнозируют краткосрочные переломы трендов и зачастую не имеют под собой какого-либо экономического обоснования, с целью диагностики кризисных явлений в экономике следует обратиться к фундаментальным индикаторам [2, 3]. Наиболее известным и простым индикатором фундаментального анализа является коэффициент Р/Е (соотношение цена-прибыль на акцию). Если рассматривать коэффициент Р/Е в отношении фондового индекса, то его экономическая сущность будет такова, что он показывает соотношение совокупной рыночной капитализации компаний страны с учетом рисков и сложившейся конъюнктуры, выступающего в качестве параметра финансового сектора экономики, к конечному результату деятельности компаний — чистой прибыли, используемой для развития производства (формирования резервов и фондов, увеличения оборотных активов, реинвестиций) — индикатора состояния реального сектора экономики. Очевидно, что если происходят сбои в деятельности реального сектора экономики и повышаются риски на финансовом рынке, то это отразится на значении коэффициента Р/Е [2–4]. В этой связи, можно предположить, что данный показатель может быть использован в диагностике кризисных явления. Фундаментальный показатель Р/Е определяется по следующей формуле:

(1)

Очевидно, что текущая рыночная цена акций из формулы (1), определяемая рынком, подлежит постоянным изменениям, в то время как чистая прибыль на акцию является «историческим» показателем, определяемым за определенный период времени [2, 3].

Из теории фундаментального анализа известно, что высокое соотношение Р/Е указывает на ожидания инвесторов о росте прибыли компании и, соответственно, дивидендных выплат, однако это же свидетельствует об исчерпании потенциала роста цен акций (акции переоценены рынком) и возможном падении цены [2–3].

В настоящей работе рассматривается методика, позволяющая диагностировать переломы рыночного тренда на основе анализа коэффициента Р/Е.

Исследование охватывало период времени с 01.01.2003–01.05.2014 гг. с целью «захватить» все стадии развития рыночного тренда — восходящий, нисходящий и боковой. Исходными данными для анализа послужили значения индекса ММВБ, а также данные о чистой прибыли эмитентов, акции которых составляют индекс ММВБ с учетом их долей в индексе [11]. На основе этих показателей рассчитывался коэффициент Р/Е. В отношении индекса ММВБ данный показатель определялся ежемесячно [11].

На рис. 1 представлена динамика индекса ММВБ за период 01.01.2003–01.05.2014 гг., которая позволила выделить стадии развития рыночного тренда:

          с января 2005 г. по май 2008 г. и с января 2009 г. по март 2011 г. — периоды растущего рынка;

          с июня 2008 г. до начала 2009 г. — период падения рынка (финансовый кризис 2008–2009 гг.);

          с августа 2011 г. по декабрь 2013 г. — период отсутствия преобладающей тенденции.

Аналогично, на рис. 2 представлена динамика коэффициента Р/Е за тот же период времени с обозначенными на нем стадиями развития рыночного тренда.

Из рис. 2 видно, что в периоды растущего рынка (с января 2005 г. по май 2008 г. и с января 2009 г. по март 2011 г.), сопровождаемого ростом индекса ММВБ, динамика коэффициента Р/Е была такова, что значения данного показателя сначала возрастали, подтверждая восходящий тренд, но затем, происходила смена тенденции с растущей на падающую, в то время как индекс ММВБ еще продолжал расти. Исходя из экономической сущности коэффициента Р/Е, можно сделать вывод о том, что реальный рост рынка прекратился раньше, чем об этом свидетельствовал индекс ММВБ.

Рис. 1. Значения индекса ММВБ за период с 01.01.2003–01.05.2014 гг.

 

Рис. 2. Динамика показателя Р/Е индекса ММВБ за период с 01.01.2003–01.05.2014 гг.

 

Анализ предкризисного и кризисного периода показал, что значение коэффициента Р/Е начинает стремительно снижаться гораздо раньше, чем это делает индекс ММВБ. Так, например, устойчивая понижательная тенденция начала наблюдаться на финансовом рынке с 22.05.2008 г., в то время как данная тенденция для показателя Р/Е была зафиксирована еще с 11.01.2007 г., и к моменту 22.05.2008 г. значение коэффициента Р/Е снизилось уже на 50 % с 12 до 6. В интервале 2011–2012 гг. также был зафиксирован участок с нисходящим трендом индекса ММВБ (рис.1), что сопровождалось снижением коэффициента Р/Е (рис.2), но как и в описанном ранее случае, падение индекса ММВБ началось с 24.02.2011 г., а значение индекса Р/Е начало снижаться значительно раньше с 01.09.2009 г. и к моменту 24.02.2011 г. упало с 10,09 до 5,5, то есть на 54 %.

В период отсутствия преобладающей тенденции на рынке, наблюдаемого с августа 2011 г. по декабрь 2013 г. нисходящая динамика коэффициента Р/Е сохранилась, что следовало воспринимать за сигнал о финансовой неустойчивости экономики. Кризис, начавшейся в 2014 году является очередным подтверждением тому, что показатель Р/Е, характеризующий взаимосвязь между финансовым и реальным сектором экономики [2, 3], можно считать индикатором-предвестником начала кризисных явлений.

В таблице 1 приведены средние значения коэффициентов Р/Е, характерные для различных стадий развития финансового рынка.

Таблица 1

Среднее значение коэффициента Р/Е индекса ММВБ на различных стадиях развития финансового рынка России

Стадия развития

Индекс ММВБ

Растущий рынок:

  •    январь 2005 — май 2008 года
  •    январь 2009 г. — март 2011 г.

 

12

8

Падающий рынок:

июнь 2008 — ноябрь 2008 года

 

4

Рынок в период отсутствия преобладающих тенденций:

август 2011 — декабрь 2013 года

5

 

Из таблицы 1 видно, что в кризисный период времени значение показателя Р/Е в среднем падает более чем на 50 %, при этом снижение данного коэффициента обычно фиксируется раньше, чем об этом сигнализирует изменение индекса ММВБ, и всем участникам рынка становиться известно о наступлении финансового кризиса. Это говорит о несомненной практической ценности данного аналитического инструмента в диагностике кризисных явлений в экономике, наряду с методиками, описанными в [5, 7, 8]. Снижение значения коэффициента Р/Е более чем на 30 % может служить предвестником начала кризисных явлений в экономике, а инвесторам следует задуматься о реструктуризации портфеля финансовых активов и переводе средств в более надежные источники инвестирования.

 

Литература:

 

  1. Боди З., Кейн А., Маркус Дж. Принципы инвестиций. 4-ое изд. / Зви Боди, Алекс Кейн, Алан Дж. Маркус — М.: Вильямс, 2002. — 962 с.
  2. Грэхем Б., Додд Д. Анализ ценных бумаг / Б. Грэхем, Д. Додд; пер. с англ. — М.: Вильямс, 2015. — 880 с.
  3. Грэхем Б. Разумный инвестор / Б. Грэхем, Д. Цвейг; пер. с англ. — М.: Вильямс, 2009. — 672 с.
  4. Кашина О. И., Петров С. С. Анализкоэффициента«цена — прибыль»дляобыкновенныхакцийнаосновеисследованиядинамикидивидендныхвыплаткомпаний/ О. И. Кашина, С. С. Петров // Молодой ученый. — 2015. — № 21 (101). — С. 385–388.
  5. Кашина О. И. Об использовании анализа дивидендной доходности с целью совершенствования инвестиционных стратегий на финансовом рынке / О. И. Кашина // Молодой ученый. — 2014. — № 21 (80). — С. 332–335.
  6. Национальный доклад: Риски финансового кризиса в России: факторы, сценарии и политика противодействия — М.: Финакадемия, 2008. — 140 с.
  7. Петров С. С., Кашина О. И. О возможностях прогнозирования доходности финансовых активов на основе анализа биржевых котировок / С. С. Петров, О. И. Кашина // Аудит и финансовый анализ. — 2015. — № 2. — С. 135–140.
  8. Петров С. С., Кашина О. И. Оптимизация активной стратегии управления портфелем ценных бумаг по критериям ожидаемой доходности и риска / С. С. Петров, О. И. Кашина // Аудит и финансовый анализ. — 2013. — № 2. — С. 217–227.
  9. Улюкаев А. В., Трунин П. В. Применение сигнального подхода к разработке индикаторов-предвестников финансовой нестабильности в РФ / А. В. Улюкаев, П. В. Трунин // Проблемы прогнозирования. — 2008. — № 5. — С. 100–109.
  10. Федорова Е. А., Назарова Ю. Н. Финансовые индикаторы кризисной ситуации российского фондового рынка / Е. А. Федорова, Ю. Н. Назарова // Аудит и финансовый анализ. — 2009. — № 6. — С. 442–446.
  11. Investfunds: информационное агентство [Электронный ресурс]: официальный сайт. Режим доступа: http://www.investfunds.ru/, свободный.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle