Библиографическое описание:

Суровцева Е. В. Анализ текстов А.С.Пушкина в свете составления полного электронного конкорданса писателя // Молодой ученый. — 2015. — №22. — С. 958-961.



 

Статья представляет собой переработанный текст доклада, прочтённого на XLVI Виноградовских чтениях («Виноградовская традиция в современном анализе художественного текста», Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, 12 января 2015 года). Искренне благодарим Николая Викторовича Перцова, доктора филологических наук, ведущего научного сотрудника отдела корпусной лингвистики и лингвистической поэтики Института русского языка им. В. В. Виноградова, за бесценные пожелания по доработке текста.

 

«Словарь языка Пушкина» является уникальным трудом, намного опередившим своё время. В то время, когда ещё не было компьютеров, его создатели осуществили полномасштабное сплошное исследование пушкинских текстов, причём такого уровня, который пока ещё не достигнут современной корпусной лингвистикой. Это исследование носит комплексный характер: установлен лексический состав пушкинских текстов, определены значения слов, проведён морфологический анализ каждой из форм, в соответствии с выделенными значениями проведена семантизация каждого словоупотребления и на этой основе дана количественная характеристика не только слов и форм, но и значений (см. также [10]).

Однако плодами этого замечательного труда воспользоваться в полной мере достаточно трудно. Чтобы заложенная в нём информация стала доступной в полном объёме, нужно соединить текст, словарь и справочную информацию в единое целое, удобное для использования. Для этого необходимо программное средство особого типа. Таким средством является созданная и развиваемая в лаборатории общей и компьютерной лексикологии и лексикографии (ЛОКЛЛ) филологического факультета МГУ компьютерная информационно-исследовательская система «ИСТОК» [2; 3]. Она предназначена для самостоятельной работы с корпусами текстов, предварительно размеченным разного рода информацией. Работа может вестись в трёх режимах: в режиме конкордансов, полнотекстовом режиме и режиме просмотра справочных материалов.

Интеграция текстов и словаря в рамках единого корпусного продукта необходима не только для удобства использования уже имеющихся данных. Она позволяет более эффективно продолжать исследование пушкинских текстов. Перспективы дальнейшего лексикографического исследования языка Пушкина связаны прежде всего с расширением словника. Основной источник пополнения — тексты, которые не использовались составителями «Словаря языка Пушкина», то есть «История Петра» и «Заметки при чтении “Описания земли Камчатки” С. П. Крашенинникова» (нами используется издание [8]). Предварительный анализ этих текстов показал наличие в них большого числа незафиксированных в «Словаре» слов и вариантов. Ср., например, такие отсутствующие в «Словаре» единицы на букву -а-, как альфа, анатомический, апробация, апроши, аптекарский, арестование, арифметический, армеец, астролог, астрологический, аудиенц-зал/зала,аудиенция, ариергардия; оттопонимические прилагательные алюторский, амстердамский, анадырский, ангутский, анзерский, архангелогородский; варианты написания аппеляционный, аппеляция и др.

Сопоставление «Словаря» и текстов позволило также обнаружить достаточно большой, вероятно, сознательно пропущенный его составителями фрагмент художественного текста — это определение суда («Дубровский», глава 2). Он написан на «канцелярском» языке, но это, несомненно пушкинский текст, о чём свидетельствует предваряющая документ фраза автора: «Мы помещаем его вполне, полагая, что всякому приятно будет увидать один из способов, коими можем мы на Руси лишиться имения, на владение коим имеем неоспоримое право». В «Определении суда» используются такие отсутствующие в «Словаре» слова и словосочетания из делового языка, как регламент, окольный (житель), опрос, палата суда и расправы; провинциальный секретарь,а также сложность (в наречном сочетании в сложности: «…полагая с того времени в сложности ежегодно не менее 2000 р».) и др.

При сопоставлении «Словаря» и текстов постоянно возникает проблема разграничения «своего» и «чужого» слова. На наш взгляд, «чужое» слово можно разделить на следующие типы:

  1.                цитата — цитат у Пушкина довольно много — из других авторов, из народных песен и пр.;
  2.                перевод;
  3.                пересказ.

Авторам «Словаря» пришлось проделать огромную работу по определению того, что является «чужим». «Чужое» в «Словарь» не включалось, что вполне правомерно. Однако чужой текст является важной частью текста самого Пушкина, и его также нужно учитывать и делать доступным для пользователя в корпусе текстов. Из текста его не «вырвешь». Поэтому вопрос о способе представления фрагментов чужой речи в пушкинском тексте требует особого обсуждения. Очевидно, что эти фрагменты должны иметь специальные пометы, и пользователь должен иметь возможность получать отдельные конкордансы на них. Это может дать представление о «пассивном» лексическом составе языка Пушкина и уточнить значения, которые имели в языке первой половины ХIХ века лексические единицы.

Ср., например, следующий контекст употребления глагола ширяться в цитате из статьи Г. А. М-ва, приводимой Пушкиным, явно нуждающийся в исследовании: «“Кто читал творения г-жи Сталь”, продолжает г. А. М., “в коих так часто ширяется она и пр., тому точно покажется странным, как беспредельные леса и пр. не сделали другого впечатления на автора Корины кроме скуки от единобразия!” — За сим г. А. М. ставит в пример самого себя. “Нет! никогда”, говорит он, “не забуду я волнения души моей, расширявшейся для вмещения столь сильных впечатлений. Всегда буду помнить утра … и пр.” — Следует описание северной природы слогом, совершенно отличным от прозы г-жи Сталь» (статья «О г-же Сталь и о Г. А. М-ве») [8, т. 11, с. 28].

При анализе «чужого» слова у Пушкина мы столкнулись со следующими проблемами.

1. В некоторых случаях неясно, с чем мы имеем дело — с цитатой или пересказом. В качестве примера приведём два отрывка из исторических сочинений писателя.

[3] Генерал-майор Нефед Никитич Кудрявцев, сын Никиты Алферьевича, пользовавшегося доверенностию Петра Великого, в чине поручика гвардии Преображенского полка, участвовал в первом Персидском походе; в царствование Анны Иоанновны сражался противу турков и татар, а при императрице Елисавете противу пруссаков; вышел в отставку при императрице Екатерине II. Тело его погребено в той церкви, где он был убит. (Извлечено из неизданного Исторического словаря, составленного Д. Н. Бантыш-Каменским.) («История Пугачёва», примечания к 7 главе) [8, т. 9, кн. 1, с. 115].

В день Преполовения (того ж 1694 г.) оба царя были на крестном ходу по городской стене и потом обедали у патриарха. Петр расспрашивал патриарха о установлении сего хода и о других церковных обрядах. После обеда приехал он с боярами на пушечный двор и повелел бомбами и ядрами стрелять в цель. Он сам, не смотря на представление бояр, запалил пушку — и, узнав, что поручик Франц Тимерман хорошо знает науку артиллерийскую, повелел его к себе прислать и уехал в Преображенское.

На другой день Тимерман был ему представлен. Петр взял его к себе в учителя — велел отвести ему комнату подле своей и с той поры по нескольку часов в день обучался геометрии и фортификации. Он в рощах Преображенского на берегу Яузы повелел выстроить правильную маленькую крепость, сам работал, помогал Тимерману расставлять пушки и назвал крепость Презбургом. Он сам ее аттаковал и взял приступом. Потом в присутствии бояр сделал учение стрелецкому Тарбеева полку. Он осуждал многое в артикуле царя Алексея Михайловича (см. <Толиков> т. I, стр. 179). В доказательство он одному капральству велел выстроиться и сам скомандовал по своему. С той поры старый артикул был им отменен и новый введен в употребление.

(Крекшин.) («История Петра») [8, т. 10, с. 20].

2. В ряде случаев мы не можем точно установить границы «чужого» текста. Например:

Султан Ахмет III, с извещением о своем восшедствии на престол, через посла своего жаловался Петру на построение крепостей: Троицка, Каменного Затона, Таган-Рога etc., как на нарушение договора. Петр в феврале давал послу публ.<ичную> аудиенцию, но ответ обещал отдать после.

<…>

Шерем.<етев> осаждал Дерпт. Петр послал ему 7 повелений с наставлениями, заключая одно из них сими словами: «Коли так не учинишь, не изволь на меня пенять». — 3 июня прибыл к Дерпту, недовольный медлительностию осады, переменил план оной, и 12-го июня в присутствии государя салдаты, прорубя палисад, взяли равелин, взяли 5 пушек и, обратя оные к городу, разбили ворота и после 9 часов жестокого сражения вошли в город. Комендант сдался на условия, гарнизон отпущен без знамен и без ружий, но после Петр офицерам возвратил шпаги, а трети салдат ружья. Петр въехал торжественно в город, подтвердил жителям их права, освободив на (?) лет от повинностей etc. Пушек взято 132, великое число снарядов etc. На пристуле мы потеряли 1 полковника, 16 оф.<ицеров> и до 300 унт.<ер-фицеров> и ряд.<овых>, да 400 ранено, у неприятеля побито до 2,000 — до 3,000 вышло (Голик.<ов> II — 134) («История Петра») [8, т. 10, с. 66–67].

Неясно, что какой именно кусок приводимого текста является цитатой либо пересказом — весь текст или его последний абзац.

3. Особого анализа с точки зрения разграничения цитат и пересказа заслуживает том «Рукой Пушкина».

4. На наш взгляд, представляется интересной работа по атрибуции переводов — кому они принадлежат: Пушкину, другому автору, автору, имя которого не удаётся установить.

Вольтер в своем Siecle de Louis XIV (в 1760) первый сказал несколько слов о Железной маске. «…» (статья «<О железной маске>») [8, т. 12, с. 28–29].

5. На наш взгляд, следует особо оговорить, что в бумагах Пушкина есть ряд материалов, составителями собрания сочинения писателя озаглавленных как «Материалы по Истории Петра». Первый («Abrégé chronologique des événements les plus remarquables du règne de Pierre le Grand») и второй («Копии четырех писем Петра фельдмаршалу В. В. Долгорукову») разделы материалов составляют копии рукой Пушкина; третья («Дела под названием Архив императора Петра I»), четвертая («Пребывание Петра I в Астрахани») и пятая («Библиографический список по эпохе Петра I, составлен для Пушкина бар. М. А. Корфом») рукописи писаны не Пушкиным.

Отдельная работа предстоит с французским текстом. «Основная цель словаря … — служить пособием по изучению русского языка в его истории» [1, с 304]. Но в языке Пушкина много иноязычных вкраплений [4] (см. также [6]) — в художественных текстах (Ср.: Судьба Евгения хранила: / Сперва Madame за ним ходила, / Потом Monsieur её сменил — «Евгений Онегин»), в статьях. Пушкину принадлежит множество писем по-французски. В художественных и исторических произведениях мы имеем дело не только с отдельными иноязычными словами, «вставленными» в русский текст, но и целыми абзацами, написанными на иностранном языке. Зачастую с французским текстом надо проводить ту же работу по выявлению «чужого слова», что и с русским. Например, в «Истории Пугачёва» есть цитаты на французском языке:

[14] La victoire que Votre Altesse vient de remporter sur les rebelles rend la vie aux habitants d'Orenbourg. Cette ville bloquee depuis six Kiois et reduite a une famine affreuse retentit d'ailegresse et les habi tants font des voeux, pour la prosperite de leur illustre liberateur. Un poude de farine coutait deja 16 roubles et maintenant l'abondance succede a la misere. J'ai tire un transport de 500 четверть de Karoale et j'attends un autre de 1000 d'Qrsk. Si le detachement de Votre Altesse reussit de captiver Pougatschef, nous serons au comble de nos souhaits et les Baschkirs ne manqueront pas de chercher grace. (Письмо Рейнсдорка к кн. Голицыну, от 24 марта 1774.) («История Пугачёва», примечания к 5 главе) [8, т. 9, кн. 1, с. 112].

Анализируя «чужую» речь у Пушкина, следует обратить внимание на то, что в цитатах и непушкинских переводах: 1. есть слова, которых нет в собственно пушкинском языке; 2. есть слова, которые есть и в собственно пушкинских текстах. Таким образом, мы подходим к разграничению активного и пассивного словарного запаса Пушкина.

С точки зрения текстологии представляется важным классификация всех текстов по тому, в автографе ли известен нам текст (автограф — «авторский рукописный или машинописный текст» [5, стлб. 17]; анализом рукописей Пушкина занимается, в частности, В. Н. Перцев [7]) или в авторизованной копии (авторизация — «одобрение автором текста своего произведения» [5, стлб. 18], существуют авторизованные редакции, когда автор одобряет корректуру своего текста, авторизованный перевод).

 

Литература:

 

  1.      Винокур Г. О. Словарь языка Пушкина // Винокур Г. О. О языке художественной литературы. М.: Высшая школа, 1991. С. 297–317.
  2.      Кукушкина О. В., Поликарпов А. А., Федотов В. В. Диск CD-ROM: КИИСа. Корпусная информационно-исследовательская система. Вып. 1. «Поэзия и драматургия Пушкина» и «Путеводитель по Пушкину». М.: Изд-во Моск. ун-та, 2006а.
  3.      Кукушкина О. В., Поликарпов А. А., Федотов В. В. Читаем и исследуем. Работа с корпусами текстов с помощью информационно-исследовательской системы КИИСа: М.: Изд-во Моск. ун-та, 2006б.
  4.      Листрова-Правда Ю. Т. Иноязычные вкрапления и язык А. С. Пушкина // Филологические записки. Выпуск 12. Воронеж, 1999.
  5.      Литературная энциклопедия терминов и понятий. Гл. ред. и сост. А. Н. Николюкин. М.: НПК «Интервак», 2003.
  6.      Макеева Е. В. Заимствованная лексика западноевропейского происхождения в языке А. С. Пушкина. АКД. Нижний Новгород, 2009.
  7.      Перцов Н. В. Об аутентичном факсимильно-транскрипционном представлении рукописей русских классиков // Филологические науки. 2015. № 1. № 75–94.
  8.      Пушкин А. С. Полное собрание сочинений. В 19 томах. М.: Воскресенье, 1996–1997.
  9.      Словарь языка Пушкина: В 4 томах / Отв.ред. акад. АН СССР В. В. Виноградов. 2-е изд., доп. / РАН, ИРЯ им. В. В. Виноградова. М., 2001.
  10. Суровцева Е. В., Кукушкина О. В., Поликарпов А. А. Использование «Словаря языка Пушкина» в создаваемом корпусе пушкинских текстов // Авторская лексикография и история слов. Материалы Международной научной конференции к 50-летию выхода в свет словаря языка Пушкина. М., 2013. С. 30–38.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle