Библиографическое описание:

Горбачева Е. Ю., Маркин С. Д. Реализация фатической функции в деловых переговорах // Молодой ученый. — 2015. — №22. — С. 927-932.



 

Для рассмотрения проявлений фатики в деловом дискурсе необходимо определиться, что же такое “деловое общение”. Существуют различные определения данного термина:

1)                 деловое общение — процесс взаимосвязи и взаимодействия, в котором происходит обмен деятельностью, информацией и опытом, предполагающим достижение определенного результата, в его процессе ставятся конкретные задачи, которые требуют своего решения, или реализуются определенные цели, У делового общения должен быть конкретный результат — продукт совместной деятельности, информация, карьера, власть, а также сопутствующие им интеллектуальный анализ и эмоциональные переживания [10, с. 4];

2)                 деловое общение — особый вид общения, который обладает своими специфическими формами и психологическими особенностями. При межличностном общении ценность общения выше конкретных целей, поводов и обстоятельств. В обычном дружеском общении чаще всего не ставятся конкретные задачи, не преследуются определенные цели. Такое общение можно прекратить (по желанию участников) в любой момент, в случае делового общения, желание общаться — вторично по отношению к необходимости. Принудительность — главный признак, отличающий деловое общение от межличностного. В целом деловое общение отличается от обыденного (неформального) тем, что в деловом общении мы не можем прекратить взаимодействие с партнером (по крайней мере, без потерь для обеих сторон) [10, с. 4];

3)                 деловое общение — вид общения, целью которого является обмен информацией в профессиональной, коммерческой и некоммерческой сферах деятельности. В ходе делового общения каждый из участников стремится решить, прежде всего, актуальные для своей профессии задачи [1].

Среди форм реализации делового общения можно назвать деловую беседу, переговоры, заседание, совещание, собрание, конференцию и телеконференцию, презентацию, деловую переписку и т. д.

Так же стоит выделить основные признаки делового общения, отличающие его от межличностного общения:

          строгая целенаправленность, что обуславливает узкий круг тем общения;

          регламентированость нормативными документами (положениями, приказами, уставами);

          функционально-ролевой характер, обусловленный необходимостью соблюдения этикета церемоний, процедур, что выражено в соответствующих правилах, официальной одежде, профессиональной лексике, кастовости, замкнутости;

          позиционная оформленность, иерархичность, субординация, что отражается в эффекте: «над» и «под», то есть в отношениях между начальником и подчиненным;

          определенная форма общения, стиль общения;

          атрибутивность (деловые переговоры проходят в специальных помещениях, предполагающих соответствующую среду, мебель, оргтехнику, освещение), что создает оптимальную с точки зрения психологии обстановку.

Деловое общение (или деловые переговоры) осуществляется в несколько этапов, каждый из которых выполняет определенные функции.

Важным этапом является открытие переговоров. В этот период внимание сторон к словам оппонентов наиболее высоко. Суждения, сформировавшиеся в этот период, обычно сохраняются надолго. Но сам период относительно короток. Со временем внимание слушающих ослабевает, люди по-разному воспринимают сказанное и даже пропускают мимо ушей важные высказывания. В связи с чем следует отметить, что умение внимательно слушать в течение длительного времени — неотъемлемый элемент искусства переговоров, овладеть которым гораздо сложнее, чем кажется.

Важность открытия переговоров состоит так же в том, что определяется начальная тема дискурса. Выбор темы и форма, стиль ее обсуждения создают прецедент для обсуждения последующих тем. Обычно в ходе начальных одного-двух заседаний формируется характер переговоров, который в дальнейшем довольно не просто изменить.

За открытием переговоров следует фаза достижения соглашения, в ходе которой стороны познают друг друга. Они достигают понимания взаимных требований; вырабатывается комплексное понимание предполагаемого соглашения; конкретизируется позиция каждой из сторон; более отчетливым становится объем будущего соглашения; складывается более точное представление о подлежащих рассмотрению вопросах.

Обратившись к практике переговоров, можно обнаружить, как часто стороны упускают момент, когда становится ясной перспектива переговоров, и продолжают бесплодную дискуссию (то есть упускают момент наступления третьего этапа — этапа определения перспективы переговоров). Стороны вступают в переговоры, имея в виду обеспечение своих потребностей и по возможности желаний. В процессе рассмотрения ключевых вопросов происходит согласование и, следовательно, определенная модификация первоначальных позиций. В результате наступает момент, когда стороны будут в состоянии определить подлинное положение вещей и решить, насколько реально достижение их целей. Когда определено, что переговоры не имеют перспективы с точки зрения сторон, то следует их прекратить или изменить первоначальную позицию.

Способность определять наступление того момента, когда основные позиции сторон и перспективы соглашения выяснены, может существенно сократить продолжительность переговоров, а также упростить их завершение и оформление соглашения. Существенный аспект мастерства переговорщика заключается в умении своевременно определить момент, когда перспектива достижения соглашения стала реальной, для того чтобы направить все усилия на его заключение. Но на практике это не всегда просто, так как наступление такого момента далеко не всегда очевидно. Поэтому переговорщику стоит быть бдительным.

Общепризнано, что одним из первых, кто обратил внимание на фатику, был Роман Якобсон. Данный феномен заинтересовал его при анализе функций языка, среди которых он, в частности, выделил и фатическую, или контактоустанавливающую. Это была идея, опередившая свое время: ее научные последствия не окончательно ясны даже сегодня, хотя интенсивные исследования природы фатики время от времени велись лучшими научными силами многих стран. Кстати, начало философскому объяснению фатики было фактически положено Л. Витгенштейном, следующее крылатое выражение которого известно многим: «Замешательства, охватывающие нас, возникают... когда язык находится на холостом ходу, а не когда он работает» [4, с. 122].

С тех времен многие ученые, например, Г. Г. Почепцов, Т. Г. Винокур, А. В. Лебедев внесли свой вклад в научную разработку категории фатики, но приоритет все же принадлежит Джону Остину, который в 1955 году прочитал в Гарвардском университете цикл лекций под названием «How to do things with words» («Как посредством слов делать вещи»). Эти лекции были составлены в книгу учеником Остина Дж. Серлем, которая вышла под названием «Слово как действие» и в дальнейшем была переведена на русский язык.

В модели коммуникации Р. О. Якобсона, имеющей целеполагающий характер, в качестве одной из функций общения называется фатическая функция.

Р. О. Якобсон рассматривает «фатическое общение» как «сообщения, которые предназначаются для того, чтобы установить, а затем либо продлить, либо прервать общение, т. е. проверить, работает ли канал связи, а также для того, чтобы привлечь внимание собеседника и удержать его в случае надобности» [14, с. 201]. Фатические реплики, сигналы с функциональной точки зрения, обеспечивают успешность “основной” — не фатической коммуникации.

Так, фатическая функция связана с адресантом (отправителем) сообщения и, выражает его желание установить, поддержать или завершить процесс общения. К самым типичным фатическим средствам можно отнести различные формы приветствия и прощания (в том числе невербальные, например, рукопожатие). Так же в последние годы всё чаще можно встретить точку зрения, согласно которой правомерно говорить не только об отдельных фатических маркерах, но и о целых коммуникативных событиях и даже жанрах общения, отличающихся фатическим характером. Эта позиция, в основном, основана на том, что зачастую превалирующей интенцией участников общения служит поддержание коммуникации принципиально неинформативного характера.

Таким образом, современные трактовки фатической коммуникации уже довольно далеки от представления о том, что фатика — это некоторая остановка настоящей коммуникации, своего рода антикоммуникация, означающая признание в том, что говорить больше не о чем и незачем. Напротив, сегодня есть все предпосылки утверждать, что фатическая коммуникация ориентирована на реализацию вполне однозначной цели, а именно на такое построение коммуникационного процесса, с помощью которого адресат сможет «опознать» в дискурсе адресанта собственные (или, по крайней мере, максимально близкие к ним) идеи, ценности, ожидания и т. д.; на создание единого, взаимно разделяемого коммуникантами дискурсивного пространства;

Также, имеет место и несколько иное видение фатической речи и ее функций. Так, С. В. Андреева утверждает, что не стоит рассматривать фатическое общение в качестве обособленного, особого жанра речи, а также не следует отделять фатическое общение от информативного, так как фатические элементы “пронизывают” и информативное общение.

Фатическая функция является основополагающей в приветствиях, поздравлениях, в дежурных разговорах о погоде, городском транспорте и других общеизвестных вещах. При этом собеседники как бы чувствуют своего рода нормы допустимой глубины или остроты таких разговоров: например, упоминание о вчерашней телевизионной передаче не перерастает в разговор о содержании или художественном решении программы. Иначе говоря, общение происходит ради самого общения, оно сознательно или обычно неосознанно направлено на установление или поддержание контакта.

Содержание и форма контактоустанавливающего общения могут изменяться в зависимости от пола, возраста, социального положения, взаимоотношений говорящих, но в целом такие речи стандартны и минимально информативны.

При этом информативная недостаточность таких разговоров отнюдь не означает, что эти разговоры не нужны или не важны людям и обществу в целом. Сама непринужденность, поверхностность и легкость фатических разговоров помогает устанавливать контакты между людьми, преодолевать разобщенность и некоммуникабельность. Характерно, что детская речь в общении и с родителями, и с ровесниками выполняет вначале именно фатическую функцию. Трехлетние дети еще не знают, что бы такое им сказать или услышать друг от друга, да и понять они друг друга еще не в состоянии, но, тем не менее, энергично лопочут каждый о своем, потому что стремятся к контакту.

В последнее время, анализируя вопросы речевых функций, некоторые лингвисты выделяют два основные категории речевого поведения говорящих и слушающих: фатическое речевое поведение (общение) и информативное речевое поведение (сообщение). С точки зрения коммуникативных ролей участников речевого акта, каждая из этих категорий организуется по-разному. Так, уже довольно давно существует предложенная Т. Г. Винокур конфронтация двух противоположных речевых замыслов — «фатики» и «информатики». «Фатика» рассматривается ею как вступление в общение, предполагающее само общение. Ведущей фатической интенцией является удовлетворение потребности в общении — кооперативном или конфликтном, с различными формами, тональностью, отношениями (степенью близости) между коммуникантами. «Информатика» понимается как вступление в общение, с целью сообщения чего-либо [3].

Отсюда, по мнению Т. Г. Винокур, следует, что, «прагматическая», или эмоционально-регулятивная, функция сливается с «контактной» в глобальном понятии «фатики», то есть более общим понятием является контактная, а не прагматическая функция языка. Антитеза фатики и информатики признается крайне существенной большинством языковедов мира. Противопоставление жанров информативной речи и жанров фатической речи является одним из центральных (или центральным) принципов большинства существующих типологий речевых жанров. Всё более очевидным становится тот факт, что современная языковая практика, в частности устная публичная речь (в том числе и деловое общение), во многом отступает от привычных стилистических и этических норм. Меняются, так называемые, «языковые вкусы», создаётся практически новая норма, изменяется вариативность речевого поведения.

Необходимость рассмотрения и изучения фатических жанров устно-разговорного общения не оставляет никаких сомнений по той причине, что в современной лингвистике возрос интерес к исследованию закономерностей употребления языковых единиц, которые произносятся в конкретной ситуации общения, с определенной целью.

Как отмечалось ранее, фатическое общение направлено на контактоустановление и поддержание с собеседником речевых и социальных отношений, на их регулирование.

Одним из самых распространенных способов фатической коммуникации является smalltalk. Первым наиболее обстоятельным исследованием smalltalk как речевого жанра стала монография (ранее диссертация) К. Шнайдера. Исследователь определяет две типичные коммуникативные ситуации для smalltalk и ставит их в соответствие двум основным функциям этого жанра:

1)         заполнение коммуникативной лакуны при встрече незнакомых или малознакомых людей, вынужденных находиться вместе некоторое время в одном пространстве;

2)         намеренное завязывание социальных контактов с расчетом на будущие социальные взаимодействия.

Использование smalltalk высоко конвенционально и часто необходимо в некоторых ситуациях, в основном, официального или полуофициального общения. В современном языке жанр smalltalk закреплен за сферами деловой коммуникации и занимает важное место в официальном и полуофициальном стилях.

В начале деловых или служебных контактов (деловых встреч, переговоров, знакомств, представлений, конференций) жанр small-talk выполняет контактоустанавливающую функцию, а также функцию заполнения пауз, формирования имиджа коммуникантов и привлечения внимания.

В англоязычной лингвокультуре smalltalk имеет статус фрейма: стереотипный обмен фатическими репликами, целью которого является переход к собственно деловым переговорам. Разделение фатики и информативного (делового) общения маркируется фразами типа: Shall we get down to business? How can I help you?

Стоит отметить, что вопрос о самочувствии собеседника How are you? (Как дела? Как себя чувствуете?) по сути, является не столько вопросом, сколько приветствием. Ответ на этот вопрос должен быть кратким и позитивным, а не длинным и негативным. Наиболее типичными являются следующие ответные реплики: (I’m) fine/ (I’m) well/ (I’m) really very well/ (I’m) great. Т. В. Ларина объясняет это тем, что в английской коммуникации ценятся внимание к собеседнику и жизненный оптимизм. Отсюда и выбор соответствующих стратегий: демонстрация заинтересованности в собеседнике (How’re you?) и проявление оптимизма (I’m fine). Но при этом ценится личная автономия. Не принято делиться с собеседником своими проблемами и неприятностями и обременять ими других.

На конечной стадии общения smalltalk служит для демонстрирования взаимного расположения друг к другу, внимательного, доброжелательного отношения, заинтересованности в продолжении контактов. Деловая беседа может быть завершена одной из следующих фраз: Goodbye and thanks for everything! Give my regards to… (Досвиданияи спасибозавсё. Передавайтепривет.) Have a good journey! (Приятного путешествия!) Havea pleasantevening! (Хорошего вечера!)

Нет никаких жестких ограничений на выбор темы для smalltalk. Но при этом этикет данного жанра требует избегать тем, связанных с религией и политикой. Среди возможных тем для smalltalk можно выделить отдых, путешествия, проблемы общественного транспорта или общие интересы (если партнеры достаточно знают друг друга). При общении с незнакомым человеком цель smalltalk заключается в определении общих интересов, а также в обмене опытом. Антрополог Кейт Фокс, англичанка по происхождению отмечает, что выбор темы «погода» в качестве универсальной для smalltalk обусловлен, во-первых, тем, что это вероятно наиболее нейтральный предмет для начала социальных контактов, следственно это надежный способ избежать социального дискомфорта, а во-вторых, тем, что погода является неотъемлемой частью повседневной жизни англичан. К. Фокс полагает, что реплики о погоде выполняют функцию приветствия, вытесняя традиционные ‘How do you do?’ и ‘How are you?’; они приемлемы как в неформальных, так и в деловых и социальных контактах. Непрямой характер высказываний о погоде очевиден: фраза ‘Nice day, isn’t it?’ означает ‘I’dliketotalktoyou — wouldyoutalktome?’ [13, с. 3] При этом такие реплики уместны в трех случаях:

        когда вы приветствуете собеседника;

        когда необходимо приступить к разговору на определенную тему;

        когда беседа стопорится и наступает неловкое молчание.

Подводя итоги сказанному, следует отметить, что умение вести smalltalk, который является разновидностью фатической коммуникации, необходимо для успешной реализации делового общения. Особенно важно помнить об этом при деловых контактах с британцами, для которых фатическое общение является одной из доминантных черт коммуникативного поведения.

Коммуникативная роль говорящих и слушающих, манера их речевого поведения в рамках делового общения (переговоров) зависят от того, что выходит на первый план в сообщении — информация или контакт, в каких сферах общения одно подчиняется другому или одно берет верх над другим. Функционально можно классифицировать речевое поведение говорящих и слушающих следующим образом: фатическое речевое поведение (общение) и информативное речевое поведение (сообщение). С точки зрения коммуникативных ролей участников речевого акта, каждый из этих видов имеет различную организацию.

Основная задача фатического речевого поведения (иногда его называют ассоциативным способом общения) — говорить, чтобы высказаться и встретить понимание. В основном это обмен репликами, содержание которых ассоциативно связано друг с другом. Поддержание разговора может являться самоцелью.

При этом правила, используемые собеседниками, определяются ими скорее интуитивно. Сюда можно отнести обмен мнениями и чувствами, не логичный, но достаточно искренний. Коммуниканты имеют равные права, и они не стремятся прийти к единой точке зрения или решить какую-то проблему. Поэтому собеседники не особо соразмеряют и контролируют сказанное, не очень стараются подбирать «уместные» слова и фразы, почти не перебивают друг друга. Адресант чаще предпочитает сконструировать новое слово, чем отыскивать нужное обозначение в памяти. Словотворчество и речевой автоматизм делают процесс построения речи проще вследствие чего эти приемы активно используются при социальном взаимодействии. Стоит отметить, что фатическая речь максимально приближает слушающего к личности говорящего и при этом несет на себе отпечаток сиюминутности, ситуативной связанности.

Фатическая речь частично варьируется в зависимости от оппозиции близкие — неблизкие отношения. Можно представить следующую шкалу:

          между незнакомыми людьми фатическая речь помогает завязать знакомство, а также скоротать время в условиях вынужденного совместного пребывания (в транспорте, в очереди);

          фатическая речь между малознакомыми людьми позволяет укрепить знакомство;

          при случайном знакомстве фатическая речь позволяет соблюсти правила вежливого тона, когда молчать неловко;

          между хорошо знакомыми людьми фатическая речь позволяет сохранить сложившийся тип отношений, в то время как отказ от фатической речи является знаком желания их изменить.

Информативное речевое поведение в социальном взаимодействии, является более уместным при деловом общении и может проявляться несколькими различными способами. Обратим внимание на следующие три:

1)        совместное решение задачи: иными словами — направленность речевых высказываний на достижение общей точки зрения. Такой способ коммуникации предполагает наличие общей цели, что заметно ограничивает тематику. Также ограничивается набор адекватных для данного способа правил ведения разговора: каждое высказывание тщательно взвешивается, каждое слово достаточно строго подбирается и оценивается, нарушение правил, непонимание со стороны собеседника или отказ от решения, может привести к смене способа общения. Приемлемыми являются повторения и уточнения. Решения принимаются совместно при обоюдном согласии собеседников. После выработки решения взаимодействие прекращается или меняется способ общения;

2)        задавание вопросов, при котором один из собеседников — задающий вопросы — заинтересован в получении некоторой информации. Его право задавать вопросы может быть определено социальной ролью (руководитель, подчиненный) либо соглашением о цели что-то узнать (тогда он получает разрешение задавать вопросы). Право спрашиваемого — уклониться от ответа, задать встречный вопрос, обсудить заданный вопрос. Обычно спрашивающий получает не полные ответы. Исчерпывающие, подробные ответы считаются нарушением правил, ровно, как и неадекватные ответы, неприемлемые способы уклонения от ответа, повторяющиеся ответы по ассоциации. Тема общения не всегда однозначно определена. Допустимыми являются повторения и уточнения, т. е. избыточность. Слова и реплики зачастую более тщательно взвешиваются, чем при ассоциативном способе общения;

3)        уточнение понимания. Этот способ общения следует за другими способами. Он несколько напоминает решение задач (наличием цели, ограничением ассоциативных реплик), при этом как бы решается задача о причинах недопонимания. Сходство с задаванием вопросов состоит в попытке выяснить путем переспросов, в чем заключается неправильное понимание, какие правила нарушены. Оба партнера имеют право в любой момент выйти из данного способа общения, заявив, что уже понятно, уже правильно и можно перейти к другому способу общения.

Неотъемлемой частью делового дискурса являются следующие формы коммуникативной тактики, используемые в информативном виде речевого поведения:

          включение партнера в свою логику путем приглашения подумать вместе;

          позитивное и уважительное рассмотрение его мыслей;

          отстраненность содержания речи от слушателя, движение по внутренней логике предмета (позиция независимости).

Согласно Е. В. Клюеву: «Информации фатические акты не передают» но «назвать их при этом не информирующими актами нельзя: фатика информирует собеседника ничуть не хуже, чем не фатика» [5, с. 187]. Следственно, ограничиваться лишь “информатикой” не стоит. Еще одно высказывание лингвиста в пользу фатики: «Текст, состоящий исключительно из информационно насыщенных, а тем более, информационно сильно насыщенных блоков, постепенно перестает быть интересным адресату» [5, с. 189].

Плодотворное взаимодействие собеседников при деловом дискурсе возможно при согласованном принятии обоими собеседниками одного и того же способа общения. Если это не удается сразу, то выбирается приемлемый способ общения или разговор прерывается по инициативе любого из партнеров.

Таким образом, фатическое речевое поведение становится непременным атрибутом делового общения, хотя основа последнего, все же состоит в информативной составляющей. Целью фатического речевого поведения является установление и постоянное поддержание контакта с аудиторией, а также создание комфортной обстановки для восприятия текста адресанта, обеспечиваемое умением говорить с аудиторией на её языке.

Необходимым, однако, не достаточным условием эффективной речевой коммуникации является умение слушать. Это умение крайне важно не только для реципиента, но и для коммуникатора.

«Умение слушать — редкая способность и высоко ценится. Гораздо чаще стремятся перебить…» — пишет Д. А. Гранин в романе «Картина». Большинство людей, по мнению ученых, плохо умеют слушать слова других, Это особенно актуально, если последние не задевают реальных интересов слушающих. Между тем умение слушать — это необходимое условие адекватного понимания позиции оппонента, верной оценки существующих с ним разногласий, залог успешного ведения переговоров, беседы.

Слушание является процессом восприятия, осмысления и понимания речи говорящего. Это возможность сосредоточиться на речи партнера, способность выделить из его сообщения идеи, мысли, эмоции. Это психологическая готовность к контакту с другим человеком.

Успех речевого акта, в конечном счете, зависит не только от применяемых речевых жанров (в данном случае — фатических), но и от соблюдения баланса между необходимой степенью информативности и допустимой степенью фатического поведения, при этом последнее должно быть уместным.

 

Литература:

 

  1.                Азимов Э. Г. Новый словарь методических терминов и понятий / Азимов Э. Г., Щукин А. Н. — М.: ИКАР. 2009. — 448 с.
  2.                Андреева, С. В. Элементарные конструктивно-синтаксические единицы устной речи их коммуникативный потенциал: автореф. дис. … канд. филол. наук. Саратов, 2005. — 347 с.
  3.                Винокур Т. Г. Говорящий и слушающий. Варианты речевого поведения. — М., 1993. — 172 с.
  4.                Витгенштейн Л. Философские исследования [Текст] / Л. Витгенштейн // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XVI. — М., 1985. — с. 79–128.
  5.                Клюев Е. В. Речевая коммуникация / Е. В. Клюев — М.,: Рипол Классик. 2002. — 320 с.
  6.                Ларина Т. В. Категория вежливости и стиль коммуникации. Сопоставление английских и русских лингвокультурных традиций [Текст] / Т. В. Ларина. — М.: Рукописные памятники Древней Руси, 2009. — 516 с.
  7.                Лукашук И. И. Искусство деловых переговоров: учебно-практическое пособие / И. И. Лукашук. — М.: БЕК, 2002. — 202 с.
  8.                Максимов В. И. Русский язык и культура речи / В. И. Максимов. — М., 2001. — 413 с.
  9.                Остин, Дж. Л. Слово как действие [Текст] / Дж. Л. Остин // Новое в зарубежной лингвистике. Теория речевых актов. — М., 1986. — Вып. XVII.
  10.            Рамендик Д. М. Деловое общение / Д. М. Рамедник. — М.: Академия, 2003. — 219 с.
  11.            Сухов А. Н. Реальная социальная психология: учебное пособие для студентов высших учебных заведений / А. Н. Сухов. М., 2004. — 350 с.
  12.            Фенина В. В. Речевые жанры smalltalk и светская беседа в англо-американской и русской культурах: автореф. дис. … канд. филологических наук. Саратов, 2005. — 241 с.
  13.            Фокс К. Наблюдая за англичанами. Скрытые правила поведения [Текст] / К. Фокс. М.,: Рипол Классик. 2008. — 512 с.
  14.            Якобсон Р. О. Лингвистика и поэтика / Р. О. Якобсон. М., 1975. — 469 с.
  15.            Якобсон Р. О. Речевая коммуникация. Язык в отношении к другим системам коммуникации / Р. О. Якобсон // Избранные работы. — М.,: Прогресс, 1985. — с. 306–330.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle