Библиографическое описание:

Ходалёва М. А. Экзистенциальные проблемы в сказке Ганса Христиана Андерсона «Снежная королева» в образовательном пространстве // Молодой ученый. — 2015. — №22.1. — С. 39-41.



 

 

Проблема художественного экзистенциализма была рассмотрена в кандидатской диссертации И.И. Лукичевой [4]. К числу писателей, отразивших в своем творчестве экзистенциального героя можно отнести Г.Х. Андерсона.

Во многих произведениях этого знакового прозаика и драматурга прослеживаются некие черты драматизма («Русалочка», «Стойкий оловянный солдатик» и т. д.). Его герои наделены драматической судьбой, сильными эмоциональными переживаниями. (Русалочка была влюблена, но её любовь принесла ей много боли и страданий, в конечном итоге она просто превратилась в морскую пену. Стойкий оловянный солдатик был на столько уродливым, что он думал, что его никто никогда не полюбит).

Следуя предложенной И.И. Лукичевой логике, в сказке «Снежная королева» Г. Х. Андерсона можно выделить несколько типов героев, в частности, «самоотчуждающегося героя» и «познающего героя». К «самоотчуждающимся героям» можно отнести Снежную королеву. Дело в том, что человек в интерпретации экзистенциалистов – творец себя, своей судьбы, а значит, он может воздействовать и менять те обстоятельства, в которых находится. Отчуждение героя от самого себя определяется его пассивностью, неспособностью изменить ситуацию, в которой он оказался. Снежная королева - одинокая, и оттого «ледяная» женщина. Это была высокая, стройная, ослепительно белая женщина - Снежная королева; и шуба и шапка на ней были из снега» [1, с 8.]). К числу «познающего героя» следует отнести Кая, который смеётся над королевой холода и льда. («Пусть-ка попробует! — сказал мальчик. — Я посажу ее на теплую печку, вот она и растает!» [1, c. 4.]) За это он и получает по заслугам: в его сердце попадает холодный осколок, и он становится злым и надменным, то есть проходит испытание одиночеством. - Ай! - вскрикнул вдруг Кай. - Меня кольнуло прямо в сердце, и что-то попало в глаз!» [1, с. 6]). С тех пор его жизнь полностью меняется. Он превращается в грубого и злого мальчика, способного обидеть кого угодно, даже бабушку, чьи сказки он так любил слушать по вечерам. («А то он дошел до того, что стал передразнивать ее поход­ку, надевать ее очки и подражать ее голосу! Выходило очень похоже и смешило людей.» [1, c. 6-7.]). Кай уезжает с королевой льда в её снежное царство, где ведёт никчёмный образ жизни, не стараясь исправить её. («Кай совсем посинел, почти почернел от холода, но не замечал этого, — поцелуи Снежной королевы сделали его нечувствитель­ным к холоду, да и самое сердце его стало куском льда.» [1, c. 37.]).

Стремление Кая постичь вечность (герой всё время пытался выложить слово «вечность» из льдинок, но у него не получалось) объясняется его непониманием того, как можно прожить без любви, без чувств, имея только ледяное сердце. Он складывал из ль­дин и целые слова, но никак не мог сложить того, что ему особенно хотелось, — слово «вечность» [1, c 39.]). Лишившись всех эмоций и привязанностей. Он складывал изо льда геометрические фигуры: они его особенно восхищали. Розы, которые Кай выращивал вместе с Гердой, он топчет, а снежинки с удивлением рассматривает в увеличительное стекло. («Каждая снежинка казалась под стеклом куда больше, чем была на самом деле, и походила на роскошный цветок или десятиугольную звезду. Чудо что такое! —  Видишь, как искусно сделано! — сказал Кай. — Это куда интереснее настоящих цветов! И какая точность! Ни единой неправильной линии! Ах, если бы они только не таяли!» [1, с. 7]. «В его глазах эти фигуры были чудом искусства, а складывание их — занятием первой важ­ности» [1, c. 39.]). Самоотчуждение приводит к самоистреблению, поскольку рождает лишь иллюзию сопротивления обстоятельствам[6].

«Познающий герой» - герой, способный делать выбор, менять обстоятельства. К «познающим героям относится Герда, девочка, которая в одиночестве отправилась на поиски своего брата после того, как его забрала Снежная королева. Её образ контрастирует образу Снежной королевы. Приветливой, доброй и милой она остаётся на протяжении всей сказки. Препятствия, повстречавшиеся на её трудном пути, не сделали Герду злой, не повернули её обратно домой. Переступая через многие не посильные для маленького ребёнка трудности, она становится только сильнее. («Сильнее, чем она есть, я не могу ее сделать. Не видишь разве, как велика ее сила? Не видишь, что ей служат и люди и звери? Ведь она босая обошла полсвета! Не у нас занимать ей силу, ее сила в ее сердце, в том, что она невинный милый ребенок. Если она сама не сможет проникнуть в чертоги Снежной королевы и извлечь из сердца Кая осколок, то мы и подавно ей не поможем!» [1, с. 35]). На её пути встречаются и разбойники, и царская семья, и непреодолимый северный холод. Её мужество проявляется и в тот момент, когда даже северный олень не выдерживает всех этих мук, а она всё равно продолжает идти туда, где есть ещё что-то, что может дать ей надежду на спасение брата. («Но олень не смел остановиться, пока не добежал до куста с красными ягодами. Тут он спустил девочку, поцеловал ее в губы, и по щекам его покатились крупные блестящие слезы. Затем он стрелой пустился назад. Бедная девочка осталась одна на трескучем морозе, без башмаков, без рукавиц. Она побежала вперед что было мочи.» [1, с. 36]). Она очень любит этого мальчика по-детски чистой любовью.  Это Кай! — обрадовалась Герда. — Так я нашла его! — и она захлопала в ладоши» [1, c. 21.]). На пути за Каем Герда проявляет и милосердие к окружающим, и смелость, и честность, и доброту, тем самым взаимодействуя как с внешним, так и с внутренним миром. Через жизненные трудности происходит нравственное воспитание маленьких героев.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что трудности помогают героям вырасти. («Но, проходя в низенькую дверь, они заметили, что успели за это время сделать­ся взрослыми людьм.» [1, c. 42.]). Взросление детей проходит через преодоление ими жизненных трудностей, бытовых (экзистенциальных) проблем. Дети становятся старше, когда сталкиваются с теми или иными трудностями. Не смотря на своё внутреннее взросление, Кай и Герда всё же остаются детьми.

Андерсен затрагивает в сказке и проблему Другого, концентрируя свое внимание на исследовании не только на внутренней стороне бытия героя, но и на описании внешней среды обитания[2.]. Чувство дома заложено в человеке изначально. Понятие дома ассоциируется с понятием семьи, любви, с образом женщины. Стремление героя к дому, семье, к любви – это тяга к защищенности, стабильности.

В начале сказки Андерсен описывает дом, в котором царит мир, уют, единение. Все это становится возможным благодаря бабушке Герды. Этот образ мудрой женщины – символ дома. Понятие «женщина», тем более «бабушка», ассоциируется у любого человека с понятием семьи. А где же находится женщина и семья? Конечно, в доме. Дом – это самое чистое выражение породы, которое вообще существует. С рождения его принято называть родным или родительским. Дом и бабушка – это важные экзистенциалы сказки. Но в сказке Андерсена есть образы другого дома - ледяного царства. Это чужой дом, который настораживает пугает, но и вызывает интерес. («Холодно, пустынно, мертво! Се­верное сияние вспыхивало и горело так правильно, что можно было с точностью рассчи­тать, в какую минуту свет усилится и в какую ослабеет. Посреди самой большой пус­тынней снежной залы находилось замерзшее озеро. Лед треснул на нем на тысячи кусков, ровных и правильных на диво. Посреди озера стоял трон Снежной королевы; на нем она восседала, когда бывала дома, говоря, что сидит на зеркале разума; по ее мнению, это бы­ло единственное и лучшее зеркало в мире» [1, c. 37.]).

В Библейские времена было принято освящать дома. Освящает дом, конечно, женщина, которая и является хранительницей домашнего очага. Человек обустраивает свой дом в соответствии со своим жизнепониманием, именно этот факт делает дом «своим», родным пространством. Они поднялись по знакомой лестнице и вошли в ком­нату, где все было по-старому: так же тикали часы, так же двигалась часовая стрелка» [1, c. 42.]).

Пространство существования героев строится прежде всего на образах осязания. (тепло - холодно). При прикосновении Снежной королевы к Каю, ему было неприятно и холодно. (« Все еще мерзнешь? — спросила она и поцеловала его в лоб. У! Поцелуй ее был холоднее льда, пронизал его холодом насквозь и дошел до самого сердца, а оно и без того уже было наполовину ледяным. Одну минуту Каю казалось, что вот-вот он умрет, но нет, напротив, стало легче, он даже совсем перестал зябнуть» [1, c. 8-9.]). Таким образом, духовное и телесное начало героев существует в неразрывном единстве, стимулируя процесс познания не только собственного внутреннего, но и внешнего миров. Телесность становиться значимой частью бытия героя. Гармоничное взаимодействие всех факторов человеческого бытия формирует истинный уровень познания человека и помогает ему в создании и сохранении этой истинности.

Таким образом, проведенный анализ произведения помогает сделать следующие выводы: во-первых, сказка «Снежная королева» Г. Х. Андерсона даёт разнообразный и обширный материал для выделения методологических особенностей экзистенциальной поэтики. Во-вторых, система тема средств художественного воплощения идей экзистенциализма обладает специфическими свойствами поэтики, что находит своё отражение в особенностях характерологии, сюжета и в структуре текста. В-третьих, в сказке Андерсена можно разграничить два типа героев: «самоотчуждающийся» и «познающий». В-четвертых, экзистенциальные проблемы не остаются неизменными, они трансформируются и наделяются новым иным смыслом.

Итак, Г. Х. Андерсон – писатель, выражающий в своих произведениях актуальный проблемы своего времени. В сказке он затронул проблемы внутреннего и внешнего бытия ребенка. Сказка «Снежная королева» становится источником гуманитарной энергии Проблема в том, что «сегодня мы имеем дело с тем, что гуманитарное образование оказывается перегруженным и уводит человека от главного – от понимания собственной природы и смысла своего существования, то есть перестает быть онтологичным» [5].

 

Литература:

1.      Андерсон Г. Х. Снежная королева – М.: Оникс. 2002. – 43 с.

2.                  Валеева Е.В. Психофизические основы художественного образа. Монография. Саров. 2009 - 219 с.

3.                  Фортунатова В.А., Валеева Е.В. Гуманитарная энергия современного образовательного процесса // Вопросы культурологи. 2013. № 11. С. 15-19.

4.                  Лукичева, Ирина Ивановна Экзистенциальные проблемы в творчестве Г. Бёлля :Дис. ... канд. филол. наук: 10.01.05 Н. Новгород, 2000. - 200 с.

5.                  Фортунатова В.А. Гуманитаризация вузовского образовательного процесса как исследовательская проблема // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2013. № 5-2. - С. 204-210.

6.                  Fando R.A., Valeeva E.V. Conflict harmonization between natural-science and art education. Scienceand Education: materials of the II international research and practice conference, Munich, December 18th – 19th, 2012. Munich: Vela-Verlag, 2012. Vol. II. P. 643-646.

7.                  Э. Берн Люди, которые играют в игры. М. – Литур. 1999. – 247с.

8.                  Ж. Годфруа Что такое психология? М. – Мир. 1992. – 212с.

9.                  Бердяев Н. А. О назначении человека. М. – Республика. 1993. -242с.

10.              Леонтьев Д. А. Лекции по курсу «Экзистенциальная психология».: М. – Республика. 2002.

1

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle