Библиографическое описание:

Свальковский А. В. Объем общественно опасных действий больных органическим поражением головного мозга и их клинические предпосылки // Молодой ученый. — 2015. — №22. — С. 295-300.

 

В работе представлены материалы исследования частоты общественно опасных действий больных с органическим поражением головного мозга в сравнении по стране и на территории Юга Тюменской области. Рассмотрены механизмы первичной и вторичной профилактики общественно опасных действий. Отмечено ежегодное увеличение темпов прироста общественно опасных действий среди психически больных на территории Тюменской области.

Ключевые слова: органическое поражение головного мозга, общественно опасные действия, профилактика, судебно-психиатрическая экспертиза.

 

В последние десятилетия среди населения России отмечен неуклонный рост заболеваемости психическими расстройствами [6, 9], обусловленный как социально-экономическими процессами, происходившими в России в конце XX — начале XXI столетия [9], так и снижением эффективности деятельности самой психиатрической службы [15]. По данным ФГБУ ЦНИИОИЗ Минздрава РФ за 10-ти летний период с 1993 по 2012 год заболеваемость среди больных, обратившихся за консультативно-лечебной помощью, в РФ увеличилась с 212,1 на 100тыс. населения в 1993 году до 280,6 на 100 тыс. населения в 2012 году. За этот же период количество больных, обратившихся за помощью в психоневрологические отделения, возросло с 2429,4 до 2858,6 на 100 тыс. населения — 3661350 до 4089439 человек. соответственно. Число больных с впервые в жизни установленным диагнозом психического расстройства, обратившихся за консультативно-лечебной помощью в Российской Федерации с 1993 года по 2012, увеличилось с 314587 до 401425 человек.

По данным В. В. Вандыш-Бубко [4] в структуре обвиняемых лиц с психическими расстройствами, с установленным диагнозом в ГНЦ ССП им. В. П. Сербского в 2008 году, большую долу больных составила когорта больных органическими психическими расстройствами — 45,2 %, тогда как шизофрения только 25,8 %.

Количество психически больных органическим поражением головного мозга неуклонно растет [17]. Распространенность заболеваний, приводящих к формированию ОПГМ варьируется, однако составляют большой массив среди всех психических расстройств, в том числе среди пациентов, совершивших ООД.

Относительно фактора, повреждающего головной мозг, органические психические расстройства можно разделить на: экзогенно-органические [31, 37] (нарушения психической деятельности вследствие воздействия внешних повреждающих факторов на головной мозг человека), эндогенно-органические (нарушения психической деятельности вследствие различных эндогенных нарушениях обмена веществ головного мозга) и врожденные.

Проблема общественно опасного поведения психически больных относится к числу наиболее актуальных в психиатрии. О возможности совершения правонарушений людьми с больной психикой писали еще психиатры XIX-XX веков [Кандинский В. Х., 1890г, Сербский В. П., 1895г.]. Психически больной в состоянии психоза или другого острого расстройства психики, не позволяющего осознавать свои действия и руководить ими, нередко совершает уголовные преступления, часто нанося вред себе и окружающим людям [27].

Предупреждение общественно опасных действий психически больных представляет одну из наиболее важных проблем судебной психиатрии, являясь негативным исходом и последствием психических расстройств. Изучение данных о частоте и распространенности психически больных с опасным поведением является важной предпосылкой для разработки многих вопросов не только судебной, но и клинической и организационной психиатрии [29].

Общественно опасные действия психически больных по своему характеру отличаются от преступлений психически здоровых лиц, в основном за счет небольшого доминирования наиболее тяжких преступлений, которые связаны с физической агрессией [5], с одной стороны, а с другой, — возможно, за счет отсутствия возможности здраво оценивать свои действия в момент правонарушения и руководить ими. Оба фактора во многом определяют высокое социальное значение ООД.

Оценка характера и частоты общественно опасных действий больных органическим поражением головного мозга и в целом психическими нарушениями в России проведена в ГНЦ ССП им. В. П. Сербского [29, 30] на основании статистической отчетности. Согласно данным центра в 2012 году на судебно-психиатрическую экспертизу (СПЭ) в целом по РФ в связи с совершением ООД были направлены 132 732 человека. За 10-летний период их абсолютное число увеличилось на 10,2 % (средний ежегодный темп прироста составил 1 %).

Несовершеннолетние, совершившие ООД и направленные на СПЭ, в 2012 г. составили 21 588 человек. С 2002 по 2005 г. их число увеличилось на 25,2 % (среднегодовой темп роста за этот период +6,9 %), а с 2006 г. уменьшилось на 28,2 % (среднегодовой темп роста за этот период отрицательный (-2,9 %), что в первую очередь связано со снижением (на 43 %) числа лиц именно этой возрастной группы.

В целом по РФ из числа лиц, направленных на СПЭ в 2012 г., лица с психическими расстройствами составили 71,3 % (94,6 тыс. чел.), а психически здоровые — 28,7 % (38,1 тыс. чел.). За 10-летний период число направленных на СПЭ психически больных увеличилось на 19,7 % (средний ежегодный прирост +1,8 %), а число психически здоровых лиц уменьшилось на 8,0 % (средний ежегодный прирост отрицательный (-0,8 %). Следовательно, рост числа экспертиз по уголовным делам (на 10,2 % в целом за последние 10 лет) определяется только ростом лиц с психическими расстройствами.

По данным А. Р. Мохонько и Л. А. Муганцевой [29] психоневрологических диспансеров РФ, в 2012 г. было зарегистрировано 6356,5 тыс. больных с психическими расстройствами, а направленных на СПЭ в связи с совершением ООД — 94,6 тыс. чел. За 10-летний период число зарегистрированных больных с психическими расстройствами уменьшилось на 6,6 % (отрицательный прирост отмечается с 2007 г.), а число направленных на СПЭ психически больных в связи с совершением ООД увеличилось на 19,7 %. Если в целом по РФ в 2002 г. на СПЭ было направлено 11,6 лиц с психическими расстройствами на 1000 состоящих на диспансерном учете, то в 2012 г. — 14,9.

Суждение о том, что психически больные существенно опаснее остальных граждан с позиции совершения противоправного деяния изучается и до сих пор [1, 18], и до текущего тысячелетия разделялось большим числом исследователей [41]. Традиционно считается, что психически больные более склонны к совершению противоправного деяния. Эта точка зрения была подвергнута сомнению в нынешнем тысячелетии [38]. В 2000г. опубликованы результаты исследований Дж.Монахэна с коллегами, где утверждалось, что прошедшие лечение больные психическими расстройствами не более опасны в смысле насильственных действий, чем обычные граждане. Это утверждение было подтверждено ими и в 2002 г. К аналогичным выводам пришли и белорусские специалисты [12].

Важнейшим фактором, определяющим повышение риска совершения общественно опасного действия, является употребление психоактивных веществ, в первую очередь алкоголя и наркотиков. Злоупотребление ПАВ, по мнению ряда исследователей [40] уже свидетельствует о наличии психического расстройства и является достаточно серьезной причиной совершения общественно опасных действий. При исследовании влияния ПАВ на человека делается вывод, что они увеличивают количество совершаемых насильственных действий у психических больных. Есть мнение о том, что несоблюдение режима лечения и употребление ПАВ и есть главные причины общественной опасности больных.

Ряд авторов придают огромное значение социодемографическим и клиническим факторам в предсказании риска совершения правонарушений психически больными и отмечают, что при определении факторов риска совершения повторных общественно опасных деяний необходимо учитывать в совокупности клинико-психопатологические и социально-психологические критерии.

Психически больного пациента к совершению ООД приводит ряд факторов. К факторам риска совершения насилия лицами с психическими расстройствами за рубежом относят: наличие жилья, возраст; участие в насильственных действиях в различной роли (преступник, жертва, свидетель), сексуальную активность (для мужчин); социальную и экономическую дезадаптацию; особенности совершения ООД (в группе или индивидуально) [42]; образовательный уровень [40]; особенности социального окружения и места проживания (в районах с плотным проживанием риск ООД лиц с психическими отклонениями возрастает в 2,7 раза). В зависимости от подхода, взятого за основу в той или иной исследовательской работе по оценке факторов риска, выделяют различное их количество и разные группы. К примеру, в нашей стране эти факторы подразделяют только на две группы: клинико-психопатологические и другие, по пять и четыре фактора в каждой [21]. В некоторых исследованиях для оценки риска рассматривалось более ста факторов [40].

Как общая, так и судебная психиатрия, помимо оказания различных видов лечебно-реабилитационной помощи, выполняют важную функцию защиты населения от общественно опасных действий лиц с психическими расстройствами [8].

Сложившийся на сегодня порядок предупреждения ООД психически больных осуществляется с помощью системы мер, которые можно разделить на меры первичной и вторичной профилактики [8, 10]. Первичная профилактика заключается в раннем выявлении, квалифицированном оказании специализированной помощи, в том числе своевременной госпитализации и лечении лиц с психическими расстройствами [28]. Центр тяжести такой профилактической работы ложится на внебольничные подразделения общепсихиатрической службы (ПНД, диспансерные отделения и кабинеты психиатров), профилактическая деятельность которых связана с обычной лечебно-реабилитационной практикой. Вторичная профилактика, т. е. предупреждение повторных ООД больных с социально опасным поведением, осуществляется путем исполнения ПММХ, а также реализации комплекса специфических медицинских мероприятий, направленных на превенцию повторного ООД как стационарными, так и внебольничными подразделениями психиатрической службы [15, 16].

Анализ О. А. Макушкиной и соавт. [25] применения недобровольных видов помощи выявил рост показателя недобровольных госпитализаций на 15,1 % (с 41,6 на 100 тыс. населения в 2006 г. до 47,9 на 100 тыс. населения в 2011 г.).

Значимым разделом системы СПП является работа по исполнению принудительных мер медицинского характера. Согласно данным А. Р. Мохонько и Л. А. Муганцевой [30], в 2011 г. из числа лиц с психическими расстройствами, направленных на судебно-психиатрическую экспертизу и признанных невменяемыми, 13,2 % было рекомендовано амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра (АПНЛ) [3].

Как известно, стационарное принудительное лечение (ПЛ) является наиболее распространенной формой принудительных мер медицинского характера (ПММХ) [26]. По данным А. Р. Мохонько, Л. А. Муганцевой [30], в 2011 г. 86,8 % общего числа лиц с психическими расстройствами, признанных невменяемыми, было рекомендовано ПЛ в условиях стационара. Эта мера медицинского характера в соответствии со ст. 101 УК РФ назначается в тех случаях, когда характер психического расстройства больного требует условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые не могут быть осуществлены вне психиатрического стационара.

По мнению В. П. Котова и М. М. Мальцевой [22, 23] некоторое снижение абсолютного числа больных с повторными ООД не в полной мере следует расценивать как результат повышения эффективности профилактической работы. Это снижение может являться следствием уменьшения абсолютного числа регистрируемых ООД психически больных, причины которого находятся за пределами деятельности психиатрической службы.

Важными показателями, позволяющими судить об эффективности работы психиатрической службы по предупреждению ООД лиц, страдающих психическими расстройствами, принято считать данные о количестве повторных деяний, совершаемых больными, к которым уже применялись принудительные меры медицинского характера (ПММХ), а также о продолжительности так называемого интервала рецидива, т. е. периода между окончанием принудительного лечения (ПЛ) и повторным ООД [20, 27].

Данные о количестве пациентов, совершивших после прекращения ПЛ повторные ООД, несколько различаются в зависимости от контингента обследуемых, территорий и изучаемого периода [24]. Так, в ряде работ отмечалось, что около 70 % повторных ООД совершаются в течение 2 лет после прекращения ПЛ в больнице со строгим наблюдением. Согласно исследованиям Ф. В. Кондратьева [19], в первый год после выписки из психиатрического стационара со строгим наблюдением повторные ООД наблюдались у 42 % больных, в последующие 3 года — еще у 49 % пациентов. М. М. Мальцева, В. П. Котов на основании анализа собственных данных указывали, что 66 % больных, находившихся на принудительном лечении, совершали повторные ООД в течение 8 лет, из них 40 % — в течение первого года после его прекращения; больные с повторными ООД составляли 56,6 % среди контингента больниц со строгим наблюдением.

Большое число повторных ООД психически больных исследователи, с одной стороны, связывают с несовершенством и недостаточностью мер вторичной профилактики, с другой — указывают на влияние патоморфоза психических заболеваний, изменение клинико-социальных характеристик психически больных, совершающих опасные действия, что требует соответствующей перестройки организационной структуры ПММХ [25]. Конкретизируя причины недостаточной эффективности ПЛ, ряд авторов [7] отмечали недостатки в организации стационарного и диспансерного звеньев психиатрической помощи, затруднения в проведении необходимых социально-реабилитационных мероприятий [26].

Важным аспектом профилактики повторных ООД является правильная организация внебольничного наблюдения и лечения. Повторные ООД нередко бывают обусловлены ненадлежащей курацией больных после отмены ПЛ [27], то есть недостаточными мерами первичной профилактики. Это проявляется в нерегулярности врачебного наблюдения, несвоевременности стационирования в ПБ при наличии для этого показаний, отсутствии взаимодействия с полицией, а также объясняется неблагоприятными микросоциальными условиями, в которые попадают пациенты после выписки из психиатрического стационара. Степень криминальной активности увеличивается при нарастании социальной дезадаптации больного, влиянии криминального окружения, злоупотреблении ПАВ.

Количество и предмет ООД психически больных представляет собой огромный массив различной информации, требующий постоянной оперативной систематизации и обработки [34]. Необходимая обработка данной информации может обеспечиваться средствами информационных систем [14, 33]. Для изучения ООД, совершаемые больными ОПГМ на территории Юга Тюменской области была использована АИС «СПЭК-аналитика» — компонент автоматизированной информационной системы «Судебно-психиатрическая экспертиза» [32]. Данная система позволяет легко извлекать любые показатели ООД согласно заключению СПЭК по форме № 100 и отчетной форме № 38 посредством SQL- запросов. Группировка ООД по различным группам позволяет изучать характер преступлений, динамику количественного роста, половозрастные характеристики больных и другие показатели. Исследование данных показателей позволяет судить о качестве профилактических работ в отношении больных, совершающих ООД.

В наше исследование были включены заключения судебно-психиатрической экспертной комиссии (СПЭК) по уголовным делам обвиняемых и подозреваемых подэкспертных с 2005 по 2014 годы (рис.1). За десятилетний период количество исследуемых заключений составило: 14172. Общее количество заключений на лиц с органическим поражением головного мозга — 10114 (71,4 %). Распределение количества заключений по годам представлено в таблице № 2. Интересно, что ежегодно количество ООД, совершаемых больными ОПГМ составляет большую часть всех ООД. Количество ООД за 10 лет выросло более, чем в 2 раза (темп роста — 214,9 %), тогда как в ГНЦ ССП им. В. П. Сербского схожий период с 2002 по 2012 гг. темп проста составил только 110,2 %. Данные показатели могут свидетельствовать о необходимости скорейшего усиления мер первичной и вторичной профилактики ООД психически больных в регионе.

Рис. 1. Распределение количества заключений СПЭК по годам за 2005–2014 гг.

 

Все приведенные данные говорят о необходимости дополнительных работ в области исследования факторов риска совершения общественно опасных действий больными с органическим поражением головного мозга, которые на сегодняшний день представлены лишь небольшим количеством работ. Так же требуется разработка и внедрение в практическое здравоохранение новых подходов к первичной профилактике и совершенствование мер вторичной профилактики общественно опасных действий, совершаемых психически больными. Контроль за психически больными, а также эффективное применение мер профилактики на основе изученных факторов риска могут снизить риск совершения ООД как на федеральном, так и на региональном уровне.

 

Литература:

 

  1.                Анисимова Т. Г., Макушкина О. А. Факторы, обусловливающие общественно опасные действия лицами, страдающими психическими расстройствами. Проблемы исследования и коррекции (по данным литературного обзора) / // Мир психологии. — 2014. — № 3. — С. 258–266. — Библиогр.: с. 265–266 (43 назв.).
  2.                Антонян Ю. М., Верещагин В. А. Состояние насильственной преступности в России. В: Дмитриева Т. Б., Шостакович Б. В. (ред.) Агрессия и психическое здоровье. СПб.: Юридический центр Пресс; 2002. 23–33.
  3.                Букреева Н. Д., Голланд В. Б. Экономико-статистический аспект организации кабинета активного диспансерного наблюдения // Профилактика общественно опасных действий лиц с тяжелыми психическими расстройствами во внебольничных условиях: Сб. — Тверь, 2006. — С. 52–60.
  4.                Вандыш-Бубко В. В. Принципы и критерии судебно-психиатрической экспертизы в соответствии со ст.22 УК Российской Федерации [Текст]: пособие для врачей / ред.. — М.: Изд-во ГНЦ СиСП, 2005. — 36 с.: ил. — (Соц. и суд. психиатрия).
  5.                Волкова, Т. Н. К вопросу о криминальном поведении лиц, имеющих психические расстройства, исключающие вменяемость / Т. Н. Волкова, А. В. Михайлова // Прикл. юрид. психология. — 2008. —№ 2. — С. 21–25.
  6.                Гурович И. Я., Шмуклер А. Б., Голланд В. Б. и др. Психиатрическая служба в России в 2006–2011 гг. (Динамика показателей и анализ процессов развития). — М.: ГНЦССП им. В. П. Сербского, 2012. — 599 с.
  7.                Густов И. В., Гайдова Н. А. Адекватность выбора мер медицинского характера по данным катамнестического исследования // Проблемы профилактики общественно опасных действий психически больных. — М.; Троицкое, 2007. — С. 141–144.
  8.                Дмитриева Т. Б. Руководство по судебной психиатрии // Под ред., Т. Б. Дмитриевой, Б. В. Шостаковича, А. А. Ткаченко. — М.: Медицина, 2004.
  9.                Дмитриева Т. Б., Положий Б. С. Этнокультуральная психиатрия. — М.: Медицина, 2003, — 448с.
  10.            Дмитриева Т. Б., Шостакович Б. В. Агрессия и психическое здоровье. — С-Пб.: Юридич. центр Пресс, 2002. — 450 с.
  11.            Долгинцев В. И., Уманский С. М., Санников А. Г., Чижов Р. В., Санникова Т. Н., Орлов А. С. Некоторые аспекты оптимизации деятельности амбулаторной судебно — психиатрической экспертной комиссии. Предварительное сообщение// Экология человека, — 2000. — № 4. — с. 48–50;
  12.            Дукорский, В. В. Оценка риска насилия как часть психиатрической практики [Электронный ресурс] / В. В. Дукорский, Е. И. Скугаревская. 2013г. — Режим доступа: smu.by>files/mj/3- 2013/29.pdf.
  13.            Жариков, Н.М., Кисилев A. C., Иванова А. Е. Психическое здоровье населения России // Очерки истории отечественной общей и военной психиатрии. М.: ГВКГ им. H. H. Бурденко. — 2005. — С. 386–390.
  14.            Зарубина Т. В., Санников А. Г. Реализация технологии электронного документооборота в судебно-психиатрической экспертной службе Тюменской области. // Вестник новых медицинских технологий.– 2008.- № 3: 125–126
  15.            Казаковцев Б. А., Букреев Н. В., Булыгина В. Г. и др. Проблемы профилактики повторных общественно опасных действий психически больных // Судебная психиатрия. — М., 2011. — Вып. 8. — С. 100–109.
  16.            Казаковцев Б. А., Макушкина О. А. Судебно-психиатрическая профилактика в Российской Федерации: Аналитический обзор — М.: ГНЦССП им. В. П. Сербского, 2012. — 356 с.
  17.            Казарян, М. А. Анализ насильственных преступлений, совершаемых лицами, имеющими психические аномалии / М. А. Казарян // Вестн. Воронеж. ин-та МВД России. — 2011. — № 1. — С. 83–86.
  18.            Кондратьев Ф. В. Аспекты проблемы общественной опасности лиц с психическими расстройствами // Российский психиатрический журнал. 2006. № 3. С. 64–69.
  19.            Кондратьев Ф. В. Необходимость анализа динамики самосознания психически больных в период проведения им принудительного лечения // Проблема профилактики общественно опасных действий психически больных. — М.; Троицкое, 2007. — С. 30–33.
  20.            Котов В. П. и др. Критерии и обоснование дифференцированного применения принудительных мер медицинского характера в отношении лиц с тяжелыми психическими расстройствами, совершивших общественно-опасные деяния: метод. реком. /— М.: ГНЦССП им. В. П. Сербского Минздравсоцразвития России, 2011. — 24 с.
  21.            Котов В. П., Голланд В. Б., Мальцева М. М. и др. Критерии и обоснование дифференцированного применения принудительных мер медицинского характера в отношении лиц с тяжелыми психическими расстройствами, совершивших общественно опасные деяния: Методические рекомендации. — М., 2011. — 24 с.
  22.            Котов В. П., Мальцева М. М. и др. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре. — М., 2009. — 380 с.
  23.            Котов В. П., Мальцева М. М. Первичная профилактика общественно опасных действий психически больных // Руководство по судебной психиатрии. — М.: Медицина, 2004. — С. 443–455.
  24.            Кулдыркаева, Е. В. Клинические, социальные и личностные предикторы повторных правонарушений психически больных, ранее совершивших особо опасные деяния: (на материале катамнестического исследования): автореф. дис.... канд. мед. наук / Е. В. Кулдыркаева. —М., 2010.
  25.            Макушкина О. А., Голланд В. Б., Яхимович Л. А. Значение мер медицинского характера в системе профилактики общественно опасных действий психически больных // Рос. психиатр. журн. — 2013. — № 4. — С. 20–26.
  26.            Макушкина О. А., Казаковцев Б. А. Оценка эффективности профилактики общественно опасных действий психически больных // Психическое здоровье. — 2012. — № 4. — С. 3–11.
  27.            Макушкина О. А., Яхимович Л. А. Повторные общественно опасные действия лиц, страдающих психическими расстройствами: проблемы профилактики // Российский психиатрический журнал. 2014. № 2. С. 4–11.
  28.            Мальцева М. М., Котов В. П. Некоторые принципиальные и дискуссионные вопросы профилактики опасных действий психически больных. // В сборнике: Судебная психиатрия Профилактика противоправного поведения лиц с психическими расстройствами. Под редакцией профессора В. В. Вандыша. Москва, 2011. С. 144–153.
  29.            Мохонько А. Р., Муганцева Л. А. О частоте и характере общественно опасных действий, совершаемых психически больными // Российский психиатрический журнал. 2013. № 6. С. 12–17.
  30.            Мохонько А. Р., Муганцева Л. А. Основные показатели деятельности судебно-психиатрической экспертной службы Российской Федерации в 2011 году: Аналитический обзор. — М.: ГНЦССП им. В. П. Сербского, 2012. — Вып. 20. — С. 130.
  31.            Примоченок А. А. Экзогенно-органические психические расстройства у подростков // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук / Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского Министерства здравоохранения Российской Федерации. Москва, 2010
  32.            Санников А. Г., Егоров Д. Б., Долгинцев В. И. Информационное обеспечение управления судебно-психиатрической экспертизой средствами АИС «СПЭК-аналитика». // Экология человека, — 2006, — прил. 3, — с. 134–136;
  33.            Санников А. Г. Уманский М. С., Долгинцев В. И. Комплексная информатизация региональной судебно-психиатрической экспертной службы. — М.: Издательский дом «Менеджер здравоохранения», 2008. — 230с..
  34.            Санников А. Г. Комплексная информатизация судебно-психиатрической экспертизы: информационные системы и их эффективность // Врач и информационные технологии, 2008г.. — № 4. — С. 62–63.
  35.            Чуркин, A. A. Социальные факторы и инвалидность вследствие психических заболеваний // Руководство по социальной психиатрии / под ред. Т. Б. Дмитриевой, Б. С. Положего, 2-е издание. М.: ООО «Медицинское информационное агентство», 2009.-С.499–516.
  36.            Чуркин, A.A., Творогова H. A. Психиатрическая помощь населению Российской Федерации в 2005 г. М.: РИО ГНЦССП им. В. П. Сербского, 2006. -27 с.
  37.            Шереметьева И. И. Экзогенно-органические психические расстройства в общей структуре психических заболеваний // Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук / Московский государственный медико-стоматологический университет. Москва, 2008
  38.            Appelbaum, P. S. Violence and delusions: data from the MacArthur Violence Risk Assessment Study / P. S. Appelbaum, P. C. Robbins, J. Monahan // Am. J. Psychiatry. — 2000. — 157. — P. 566–572.
  39.            Dean K. et al. Violence in women with psychosis in the community: prospective study / // British. J. Psychiatry. — 2006. — Vol. 188. — P. 264–270.
  40.            Monahan, J. The MacArthur studies of violence risk / J. Monahan // Criminal behavior and mental health. — 2002. — Vol. 12. — P. 67–72.
  41.            Nedopil N. Prognosen in der For ensischen Psychiatrie — Ein Handbuch für die Praxis, 2005. — р. 16.
  42.            Wallace, C. Criminal offending in schizophrenia over a 25year period marked by deinstitutionalization and increasing prevalence of comorbid substance use disorder / C. Wallace, P. E. Mullen, P. Burgess // Am J Psychiatry. — 2004. — Vol. 161. — P. 716–727.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle