Библиографическое описание:

Гринина О. А. Онимическое пространство в художественной картине мира А.П. Гайдара // Молодой ученый. — 2015. — №22.1. — С. 180-182.



 

В языковой картине мира, как общеэтнической, так и индивидуальной, в том числе художественной, непременным компонентом является система собственных имен, онимов, составляющих онимическое пространство. Онимы представляют собой один из видов регионализмов (наряду с диалектными словами, выступающими в художественном произведении в статусе диалектизмов) — единиц, ограниченных в функционировании определенной территорией [3, с.39–40]. Дефиниция этого термина у некоторых исследователей включает в себя и соотношение с региолектом как компонентом русского национального языка: «местные слова или выражения, бытующие на определенной территории, употребляемые носителями региолекта» [2, с.300].

Русское онимическое пространство является очень объемным, включает в себя ряд секторов, соответствующих компонентам разветвлённой, многомерной типологии имен собственных [см. ее в: 9, с.241; 8, с.14–16].

Все онимы делятся на топонимы (географические названия), антропонимы (имена людей), зоонимы (клички животных), фитонимы (названия объектов растительного мира), космонимы (названия зон космического пространства), астронимы (названия небесных тел), хоронимы (собственные имена любых территорий, областей, районов, как природных, так и административных),мифонимы (имена никогда не существовавших объектов), хрематонимы (названия вещей), хрононимы (названия отрезков времени),фалеронимы (название орденов, медалей) и другие их виды. Соответственно этому в онимическом пространстве существует топонимический, антропонимический, зоонимический и другие секторы.

В свою очередь, топонимы делятся на макротопонимы (названия крупных физико-географических объектов), микротопонимы (названия мелких объектов), мезотопонимы (термин, используемый для топонимов, промежуточных между макро- и микротопонимами),

В художественном произведении онимы реализуют свою узуальную семантику и в соответствии с ней выполняют основную триединую номинативно-выделительно-дифференцирующую функцию и ряд дополнительных к ней [см. об этом: 6, с.16]. Кроме того, в художественной картине мира функциональный аспект онимов обогащается за счет актуализации той или иной узуальной функции, а также за счет дополнительных, специфических ролей, причем все они подчиняются эстетической функции. Происходит это и в онимическом пространстве художественной картины мира А.П. Гайдара. Так, например, топонимы в его произведениях актуализируют пространственную, локальную маркированность объектов и связанных с ними событий.

Макротопонимы очерчивают исторический, историко-политический, временной и пространственный фон, на котором развертываются события. При этом в одних случаях они используются автором для отражениямасштабности описываемых событий, значимых для всего мирового сообщества (такова борьба Красной Армии с разбойничьими бандами на Украине): Украина, Советы, Западная Украина, Советская Украина, Советская Россия, Франция, Англия («В дни поражений и побед»), в других — единицы упоминаются в связи с названными в произведении событиями: Бессарабия, Австрия, Польша, Восточная Пруссия, Украина, Румыния, Средняя Азия, Лапландия, Советская страна, Таджикистан, Молдавия, Болгария, Чехословакия, Таврия («Военная тайна»).Хоронимы и ойконимы(названия поселений) помогают локализовать события в масштабе страны, точно определить место (вплоть до конкретной географической точки), где происходит то или иное действие: Кавказ, Крым («Военная тайна»), Москва, Харьков, Мариуполь, Конотоп, Киев, Фастов, Курск, Полтава, Житомир, Жмеринка, Гомель, Новороссийск («В дни поражений и побед»),Дальний Север, Камчатка, Кавказ, Крым («Судьба барабанщика»), Москва, Тамбов, Ялта, Севастополь, Симферополь, Брест-Литовск, Мурманск, Архангельск («Военная тайна»), Тула, Моршанск, Куракино, Каштымово, Малаховка («Синие звезды»), Россошанск, Казань, Мантурово, Кожухово («Талисман») и др.

Такова же роль и немногочисленных в гайдаровских произведениях гидронимов: Верхнее озеро, Сиваш («Военная тайна»), Черное море («Судьба барабанщика»), Белое море, Гнилое море, Сиваш озеро («Р.В.С».).

Мельчайшие географические точки обозначаются урбанонимами и микротопонимами.Урбаноним — это собственное имя любого внутригородского топографического объекта [8, с.139].В целом это названия площадей, улиц, церквей, монастырей, районов города, кварталов, парков, зданий и т.д. Например: Земляной вал, улица Мясницкая («Военная тайна»), улицы Новоплотинная, Арбат, Вариха («Школа»), улица Пятницкая, Николаевский вокзал, Земляной вал, Красные ворота, Крещатик («В дни поражений и побед») и др.

Микротопонимы — это названия объектов сельской местности, внутри населенного пункта и вне его [5, с.4]. Например: Козий заброд, «Графское» («На графских развалинах»), Козий остров, Хамурская дорога, Кустаревская усадьба, Забелин луг («Школа»), Куракинская роща, Чарабаевская роща, Балаиха, Чарабаевский лес («Синие звезды»), Гнилой ручей, Якова мельница, Кривой Лог, Алешкин разъезд, Косая гора («В дни поражений и побед»)и др. Единицы топонимического пространства в целом служат для изображения реальной исторической и политической обстановки и создания колорита местности.

В тексте функционируют и зоонимы: Пегашка (конь), Верный, Кудлаха, Брутик, Ветер, Лютта, Волк, Жарька (собаки), Манька (коза), Иван Иванович (кот) и др.

Объемным в произведениях Гайдара является и антропонимический сектор онимического пространства, представленный личными именами (персонимами) — в полномвиде и трансформированном (Сергей, Николай, Эмма, Женя, Маруська, Володька, Степка, Акимка, Кирюшка и др.), фамилиями, персонимами и фамилиями (Васька Жеребцов, Фомичев, Сорокин, Матрин,Горинов, Сорокин,Федорчук, Васька Быков и др.), сочетанием личных имен, отчеств, фамилий или имен и отчеств (Мария Сергеевна Агорская, Вячеслав Борисович и др.), прозвищами (Галка, Топ, Дергач, Хрящ и др.).

Определенный пласт антропонимов, как и топонимов, связан с характеристикой историко-политической обстановки в том или ином регионе, например, на Украине: Деникин, Петлюра, атаманы Шакара, Битюг, Могляк, Карась и др. («В дни поражений и побед»).

Показательны прагматическая, характерологическая функции антропонимов как средства отражения взаимоотношений персонажей, отношение автора к своим героям, прежде всего к детям.Колоритны в этом плане имена на –К (а): Яшка, Нюрка, Степка и др. Например: «-Чего вы лезете? Мы к вам не лезем, — плаксиво сказала Нюрка, Яшкина сестра». («На графских развалинах») [1, IV, c. 227]. Дети, обращаясь к себе подобным, активно употребляют личные имена на –К (а). Например: «ВалькаВалька… да заползай же ты, идол, справа. — Заползал бы сам, Яшка» («На графских развалинах») [1, IV, с. 229]. См. также: Симка Пастухов, Тимка Штукин, Митька, Семка Старостин, Хрестька Торопыгин, Борька, Нюрка и многие другие. В речи детей такие формы следует расценивать как фамильярные. Такого же характера имена с суффиксами –УШК (а), -АШК (а), возникшими на базе суффикса –К (а): Кирюшка, Павлушка, Степашка и др. См. в тексте: «-Дай ему за меня, Степашка» («Синие звезды») [1, IV, c.305].Обычны имена на –К (а) и в речи взрослых, обращенной к детям. Например: «Уйди, Кирька,…зашибу…» («Синие звезды») [1, I, с.68]; «Яшка! Ты паршивец этакий, должно быть, извел свечи?», «Анка! Ты поросюку не выливала?» («На графских развалинах») [1, IV, c.239] и другие случаи. В иной речевой ситуации, вне общения с себе подобными или вне обращения к детям в обыденной обстановке со стороны взрослых, вместо имен на –К (а) выступают полные имена. Они употребляются в официальной обстановке или при подчеркивании отношения отчужденности. «Свидетель ЯковБабушкин<…> ответьте мне на вопрос…» («На графских развалинах») [1,IV, c. 251](вместо Яшка в обычной обстановке). Иногда полная форма имени подчеркивает серьезность момента, ситуации говорения или неудовольствие по определенному поводу. Например: «Вот, брат Кирилл! Доктор сказал, чтобы в поле…где покой. А сдается мне, что не туда мы с тобой заехали» («Синие звезды») [1, IV, с.319] и другие.

Колоритны антропонимы на –ИХ(а). Большую роль в использовании производных имен на –ИХ (а) типа Онуфриха, Сычихав художественной речи Гайдара играет традиция. «Отраженная информация, внеязыковые связи большинства таких имен в художественной речи Гайдара бедны, минимальны» [4, с. 160]. Информативность имен на –ИХ (а) обусловливается в большей степени языковыми связями, однако и они несколько ущербны, т.к. не всегда используется слово, от основы которого образован антропоним на –ИХ (а). Ясно, что именами на –ИХ (а) называют женщину по отношению к мужчине, но как называется это лицо — именем, фамилией или прозвищем, — непонятно. Например: «Скажем, наш судья, Иван Федорович, воров судит: вот у Плющихи [от Плющ? Плющов? — О.Г.] забор сломали — он судил» («Школа») [1, I, с. 123]. Некоторые же имена на –ИХ (а) «имеют достаточную информативность, как отраженную, так и собственную, языковую» [4, с. 160], т.к. в произведении имеются сведения и о называемой женщине, и о соответствующем лице мужского пола. Например: «Толстая Калюкиха вскоре погасила лампу» («Синие звезды») [1, IV, с.334] — жена Семена Калюкина; «Соломон, где ты провалился? — закричала старая бабка Самойлиха» («Пусть светит») [1, II, с. 109] — мать Соломона Самойлова; а также другие случаи. Антропонимы на –ИХ (а) у Гайдара не имеют той отрицательной коннотации, которая обычно отличает такие имена в определенных сферах русского языка (диалектах, просторечии, разговорно-обиходной речи). Однако имена на –ИХ (а) создают в художественной речи Гайдара отношение фамильярности, непринужденности, являются выразительными как имена второстепенные, иногда как прозвища.

Прозвища в языке произведений А.П. Гайдара немногочисленны, в большинстве своем «прозрачные по своему характеру, «говорящие», имеющие большую информативность <…>, почти всегда указываются мотивы появления их» [4, с.59]. Например: Галка — «…Сам он был черный, худой и ходил немного подпрыгивая, как птица, за что и прозвали его Галкой» («Школа») [1, I, с. 102];Головень- «Головень покраснел еще больше, взмахнул своей круглой головой с оттопыренными ушами (за нее-то он и получил кличку) и ответил грубо…»; Топ — «Головень злой, дерется. Из-за меня мамку и Топа гонит. — Какого Топа? — Братишку маленького. Топает он чудно, когда ходит, ну вот и прозвали» («Р.В.С».) [1, I, с. 45];Фигуран — «Ишь ты Фигуранфигуряет, — услышал Кирюшка снисходительно-насмешливый голос» («Синие звезды») [1, I, с. 53]. Ср., однако, немотивированные Дергач, Хрящ («На графских развалинах»).

Фамилию при назывании друг друга и себе подобных дети употребляют редко, иногда только для уточнения того, о ком идет речь, для различения сверстников, носящих одно имя. Например: Сережка Кучников — Сережка Смирнов («На графских развалинах»).

Таким образом, употребление онимов, сам характер их и подбор определяют во многом индивидуальную творческую манеру писателя, связано с выполнением в том числе характерологической функции (характеризует пространство, время, личность), с целями художественного повествования, с идейным содержанием произведения.

Говоря о значимости онимов в творчестве А.П. Гайдара, мы актуализируем вывод, сделанный одним из исследователей творчества писателяо том, что они «помогают автору выразить мысль о бесконечном многообразии жизни, о том, что крупные города и небольшие селения, обширные пространства и отдельные географические точки вместе составляют огромную Советскую страну, в которой — и в большой Москве, и в маленьком Алешине, у Никольского леса, и у надеждинских полей — все люди втянуты в процесс преобразования мира, все честные люди живут одними помыслами и порывами, все вместе составляют советский народ и все достойны счастья» [7, с.91].

В этом признании подчеркнута роль собственных имен у Гайдара в отражении пространственно-временного единства (хронотопа): огромное пространство Советской страны в 20–30-е годы ХХ века. Ретроспективный взгляд современного читателя на эту сторону творчества А.П. Гайдара проявляет динамику хронотопа: было — стало.

Процитированный вывод подчеркивает историческое, познавательное, а тем самым и большое воспитательное значение произведений А.П. Гайдара.

 

Литература:

  1.   Гайдар А.П. Собрание сочинений в 4-х томах. — М.: Детская литература, 1979–1982.
  2.   Жеребило Т.В. Словарь лингвистических терминов. — Изд. 5-е, испр. и доп. — Назрань: Пилигрим, 2010. — 486 с.
  3.   Климкова Л.А. К вопросу о содержании термина «регионализм» // Лингвистическая терминология в советском языкознании: тезисы докладов республиканской научной конференции, посвященной памяти проф. Б.Н. Головина. — Н.Новгород: НГУ им. Н.И. Лобачевского, 1991. — С. 39–40.
  4.   Климкова Л.А. Собственные имена и их функции в языке произведений А.П. Гайдара // Творчество А.П. Гайдара / Ред.: Л.А. Климкова (и др.) — Горький, 1975. — С. 152–164.
  5.   Климкова Л.А. Об одном виде регионализмов в прозе А.П. Гайдара // Язык художественных произведений А.П. Гайдара: материалы межвузовской научно-практической конференции, посвященной 90-летию со дня рождения А.П. Гайдара / Отв. ред. В.В. Востоков. — Арзамас: АГПИ, 1997. — С. 23–31.
  6.   Климкова Л.А, Нижегородская микротопонимия в языковой картине мира:авторефератдис. … доктора филол. наук: 10.02.01. — Москва, 2008. — 65 с.
  7.   Климкова Л.А. Собственные имена и связанные с ними номинации в произведениях А.П. Гайдара // Язык и стиль Аркадия Гайдара: коллективная монография, подготовленная на основе материалов Гайдаровских конференций, проводимых в АГПИ им. А.П. Гайдара с 1961 г. / Авт. идеи и сост. В. Востоков. — Арзамас: АГПИ. 2009. — с.75–91.
  8.   Подольская Н.В. Словарь русской ономастической терминологии. Изд. 2-е, перераб и доп. / Отв. Ред. А.В. Суперанская. — М: Наука, 1988–192?.
  9.   Суперанская А.В. Общая теория имени собственного. — М.: Наука, 1973. — 366 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle