Библиографическое описание:

Оморова Н. И. О понятии этнополитического менеджмента // Молодой ученый. — 2015. — №22. — С. 676-681.



 

Настоящая статья посвящена вопросам политического управления этническими процессами на региональном уровне, а именно анализу понятия этнополитического менеджмента, подходов к его определению и связанных с ними методологических сложностей. Рассмотрены основные методы менеджмента в сфере этнополитических процессов, проанализирован опыт изучения понятия в регионах России и ряде государств СНГ. Автор рассуждает о перспективности этнополитического менеджмента как системы оперативного реагирования на ситуации межэтнической напряженности, политизации этничности, конфликты, управления через декриминализацию, преодоления проблем расслоения по социальному и экономическому признакам и т. д.

Ключевые слова: государственное управление, этнополитический менеджмент, этническое предпринимательство, межэтническое взаимодействие, регион.

 

В фокусе исследовательского интереса ученых-этнополитологов часто встречаются вопросы, связанные с государственным управлением этническими процессами и этнополитическими конфликтами, выстраиванием политики с учетом присущих данной территории этнических и культурных характеристик и т. д. Ряд отечественных авторов акцентируют свое внимание на проблеме адресного воздействия на этнические процессы и построения оптимальной модели управления. Так, например, Р. Р. Барсуков пишет: «Социальное управление в полиэтническом регионе есть целеориентированное воздействие со стороны органов управления (федерального, регионального, местного уровней) на этнические процессы с целью снижения межэтнической напряженности и повышения уровня межэтнической интеграции, что предполагает определение стратегии направлений управленческой деятельности, системы мер и механизмов воздействия на этнические процессы, контроль и корректирование результатов управления» [5, с. 7–8]. О важности этносоциологического мониторинга и применении его результатов органами власти сообщает Л. Л. Хоперская, согласно которой возможно «с помощью этнологической экспертизы просчитывать перспективы и варианты дальнейшего развития, на федеральном и местном уровне принимать продуманные законы и решения, которые будут способствовать деэтнизации политики и деполитизации этничности и религии как главного фактора предупреждения этнополитических конфликтов и стабилизации общественной жизни» [22 c. 21–36).

Такое направленное воздействие на этнокультурные процессы, выражаемое в проведении соответствующей государственной политики, может быть рассмотрено в качестве этнополитического менеджмента. В настоящее время к определению этнополитического менеджмента не существует единого методологического подхода и само понятие может быть охарактеризовано как малоупотребительное в основной массе научных исследований. Профессор О. Майборода, рассуждая о сложности трактовки данного понятия, выражает мнение о том, что этнополитический менеджмент по своей сути равнозначен этнонациональной политике государствах [11, с. 3]. Следует заметить, что «менеджериальная» модель управления предполагает использование методов и ресурсов с учетом рыночной системы отношений, так как во многом основывается на теории рационального выбора. В этой связи Д. Г. Красильников и Е. А. Троицкая исследуют идею нового государственного менеджмента или реформирования по менеджериальной модели и определяют ее как «делегирование ряда функций, выполняемых государством, рыночным структурам и привлечение в сферу государственного управления свойственных рынку методов, принципов и категорий (конкуренция, расчет затрат, издержки)» [10, c. 74]. Председатель Комитета Государственной Думы по делам национальностей, член-корреспондент РАН, Г. К. Сафаралиев, обращаясь к теме этнополитического менеджмента, отмечает, что, национальный вопрос не может быть окончательно «решен» в виду постоянно меняющихся социально-политических реалий, именно поэтому необходим этнополитический менеджмент, фактически ежедневное управление межнациональными отношениями и осознание первостепенно важности такой работы [16]. Иными словами, в академическом и общественно-политическом кругах все же наблюдается интерес к изучению понятия, форм, методов и принципов этнополитического менеджмента, не всегда воспринимаемого равнозначным этнонациональной политике государства.

Так, в ряде научных трудов этнополитический менеджмент описывается как часть макрорегиональной этнополитологии и как практическое воплощение этнополитологии как таковой, имеющее своей целью исследование явлений этнополитического конфликта и этнополитического кризиса [29]. К. В. Акопян рассматривает этнополитический менеджмент в контексте развития политических технологий, позволяющих регулировать межкультурное взаимодействие [2, c. 29]. М. А. Аствацатурова анализирует формы и методы этнополитического менеджмента как системы управления сферой межэтнических отношений в этнополитическом пространстве на примере Северного Кавказа [4, c. 120–121] и выражает мнение, что этнополитический менеджмент есть система оперативного реагирования на ситуации межэтнической напряженности и межэтнические конфликты, подчеркивая тем самым ситуативность такого управления [3]. Этнополитический менеджмент определяется М. А. Фадеичевой как «общеразделяемая прогрессивная стратегия этнонационального развития, выработанная на государственном уровне, мониторинг этнополитической ситуации, анализ преобладающих трендов в этнополитических процессах, выработка текущей этнической политики как системы мер гибкого превентивного реагирования на перманентно меняющуюся конфигурацию этнонациональных отношений» [21, c. 60–69].

Поиском новых подходов к определению этнополитического менеджмента как системы управления этническими процессами заняты и ученые СНГ, в частности, Казахстана и Украины. В кругу исследуемых значатся вопросы не только эффективного решения этнических конфликтов, но и политического управления идентификационными и диаспоральными процессами. Это также имеет свои основания, например, Э. Ю. Соловьев отмечает: «В многосоставных обществах, где утверждаются множественные идентичности, каждая из социальных идентичностей (этническая, конфессиональная, территориальная и т. д.) пытается найти выход в политическую сферу. Так что дискурс национальной идентичности, в котором сходятся и переплетаются разные политические интересы и их символические репрезентации, неизбежно оказываются в высокой степени политизированности» [17; 20, с. 105]. В работах казахстанских ученых этнополитический менеджмент определяется как государственное управление этническими процессами, система эффективного решения этнических конфликтов, политика в отношении этносов, сохранения их языка, верований, этнической идентичности, а также формирования консолидирующих компонентов нации и гражданской идентичности, предупреждения любых факторов национального разобщения [25, c. 257]. В сумме под этнополитическим менеджментом понимается совокупность политических технологий и управленческих решений, направляемых на регулирование сферы межнационального взаимодействия и культурного разнообразия.

По мнению украинского исследователя Е. А. Черновой, актуальность этнополитического менеджмента возникает в условиях расхождения между объемом представительства этнических групп и национальных меньшинств на общегосударственном, региональном и локальном уровнях как дополнение централизованно системы принятия решений в сфере этнонациональной политики [27]. Еще один украинский исследователь, обратившийся к данной тематике, В. Евтух, пишет, что этнополитический менеджмент в полиэтничных обществах, наряду с рядом других вопросов, например, этносоциальным пространством, глобальными диаспорами или проблемами миграции, определяет структуру проблемного поля современной этносоциологии, так как включает в себя построение моделей этносоциального развития [8, c. 9–10]. Другие украинские ученые, А. Червеняк и Ю. Остапец, рассуждают о политико-правовой регуляции этнополитического менеджмента в этнонациональной политике на примере Украины путем усовершенствования системы государственного управления. По их мнению, этнополитический менеджмент должен строиться на трех уровнях: стратегическом (президент, парламент), тактическом (соответствующие органы в структуре кабинета министров) и оперативном (региональные подразделения органов государственного управления), что в совокупности способствует отслеживания результатов внедрения предыдущих управленческих решений. В связи с этим, пишут А. Червеняк и Ю. Остапец, необходимо «внедрение этнополитического менеджмента с целью сочетания двух уровней принятия решений — операционного (управленческого), который охватывает центральные и местные органы исполнительной власти, и имплементационного, включающего разнообразные программы и мероприятия в сфере государственной этнополитики» [26, c. 221].

На современном этапе развития системы государственного управления в сфере этнополитических процессов очевидна перспективность этнополитического менеджмента, в том числе на уровне региона [21]. И учитывая ситуативность и оперативность этнополитического менеджмента, подразумевается, что возможны различные региональные его модели. Действительно, в федеральном законодательстве нет четкого определения полномочий региональных органов в системе государственного управления сферой этнонационального взаимодействия. Но важность регионального уровня очевидна: «способность местных органов власти разрешать конфликты различных типов, использовать технологии предупреждения и разрешения конфликтов на ранних стадиях их возникновения является одним из критериев эффективности государственного и муниципального управления и может рассматриваться как способ обеспечения социально-политической стабильности и безопасности в регионе» [23, c. 181]. М. И. Цапко отмечает, что «региональное управление этническими процессами должно основываться на достоверной оценке этих процессов и построения сценарной модели управления регионом с учетом региональных этнических характеристик» [24]. Д. Г. Красильников и Е. А. Троицкая также подчеркивают важность усилий региональных властей и его «социально-экономических, политических, культурных особенностей, степени восприимчивости регионального руководства к идеям нового государственного менеджмента <…> поэтому для региональной управляющей команды важно сохранить баланс между стремлением к экономической эффективности и соблюдением принципа социальной справедливости, и тогда новый государственный менеджмент может оказаться вполне выигрышной стратегией развития региона» [10, c. 74].

Поиск адекватной и наиболее эффективной модели этнополитического менеджмента на методологическом уровне ведется в различных полиэтничных регионах России [см. напр.:7, 12, 14, 28 и др.]. Согласно О. Н. Максимовой, региональная модель этнополитического менеджмента предполагает комплексный подход, включающий работу различных акторов и направлений деятельности. В их числе «действия по стабилизации социально-экономического положения населения; реформирование и обновление системы представительства гражданских интересов и расширение для всех этнических сообществ возможностей самоорганизации и включения в процесс разработки территориальной политики; усиление правового контроля над деятельностью судебных и правоохранительных органов; активизация регионального публичного дискурса на основе использования современных маркетинговых и не маркетинговых технологий, конструирующих притягательные символы регионального и общеполитического единства; расширение возможностей для политического образования и самообразования жителей территории» [12, c. 27]. Ю. В. Кудашова предлагает использовать модель гармонизации межнациональных и межконфессиональных отношений для позиционирования региона в политическом пространстве, которая «… может служить основой позиционирования региона как толерантного этнополитического пространства, создающего условия для взаимодействия и саморазвития этнокультурных сообществ в структуре гражданского общества» [9].

Говоря об этнополитическом менеджменте, невозможно отделиться от того смыслового пласта данного понятия, что связывает его с рыночной экономической системой, а следом и этническим предпринимательством, этническим бизнесом как путями социально-экономической адаптации иноэтничных групп. Действительно, менеджериальная модель неотделима от тезиса о «предпринимательском управлении». Этническое предпринимательство стало реальным путем успешной социально-экономической адаптации мигрантов. Согласно О. Н. Максимовой, «ключевую роль в процессах этнической мобилизации играет политика этнического предпринимательства, предполагающая мобилизацию коллективных действий этническими лидерами и антрепренерами, которые преследуют политические цели» [12, c. 24]. Предприниматель воспринимается не просто как бизнесмен, а как субъект деятельности, который использует ресурсы новыми способами, чтобы максимизировать производительность и эффективность [15, c. 50]. Р. Уолдингер в качестве «этнического предпринимательства» понимает основу успеха иммигрантов является занятие ими пустующих рыночных ниш, а не постепенное вытеснение местных предпринимателей из-за недоступной для них групповой мобилизации или действия жесткой конкуренции [30]. Взаимодействие местных властей и этнических бизнесменов, в представлении А. А. Борисова и Ю. В. Василенко, есть наиболее перспективное политическое направление, поскольку «этнические бизнесмены не требуют дополнительных капиталовложений в свой бизнес у местных властей и одновременно выступают на их стороне, всячески поддерживая идеи предельной интеграции представителей своего иммигрантского сообщества в местное <…> работа местных властей с иммигрантскими сообществами должна носить более упорядоченный и адресный характер, а ее цели и задачи, главная из которых — интеграция любых иммигрантов в местное сообщество, — более осознанными и принципиально выдерживаемыми» [6, c. 132]. По их мнению, существуют два определяющих фактора в процессе интеграции иммигрантских сообществ — это создание благоприятных условий для развития и укрупнения этнического бизнеса, а также привлечение представителей этих сообществ к решению общегосударственных задач, что позволит сформировать чувство сопричастности к новой родине и ответственности за состояние дел [6, c. 132].

В. В. Радаев анализирует тему «этнических различий» в предпринимательской деятельности и указывает на то, что многие этнические меньшинства, попадая в новую социокультурную среду, начинают осваивать не свойственные им ранее виды деятельности. По его мнению, одна из главных причин столь высокой профессиональной мобильности этнических мигрантов и развития этнического предпринимательства — социально-экономическая маргинальность этнических меньшинств [18]. С. В. Рязанцев объясняет подобный феномен стрессовостью самого процесса миграции и неизбежной маргинализацией мигрантов в иноэтнической принимающей среде, которая сопряжена с нахождением в чужой культурной среде, языковыми барьерами, часто враждебным отношением коренного населения. Именно стрессовость и маргинализация высвобождают ранее скрытый предпринимательский потенциал [19, c. 74]. По мнению Рязанцева, «мигранты не только придают определенный социокультурный колорит предпринимательству, но часто выступают в роли катализаторов его развития, и именно этнический фактор оказывает влияние на перемещение и результативность обустройства мигранта на новом месте жительства <…> Этническое предпринимательство — результат сочетания предрасположенности отдельных этнических меньшинств к разнообразным видам деятельности и успешной адаптации мигрантов к условиям проживания в иной социокультурной среде» [19, c. 84–85].

Учитывая выявленную ситуативность этнополитического менеджмента, о необходимое для его эффективного осуществления своевременного реагирования на происходящие этнические, иноэтнические, идентификационные, адаптационные и иные процессы, важно заметить, что при выстраивании такой модели политико-административной системы следует опираться не только на совокупность политических технологий и принципов государственного управления, но и на результаты оперативного этносоциологического мониторинга. Эффективность этнополитического менеджмента может быть достигнута исключительно на основе постоянного мониторинга и анализа динамики этнических и межэтнических процессов [1]. Разработка проблематики этнополитического менеджмента позволит по-новому взглянуть на вопрос об управлении этническими процессами на региональном уровне и перспективности целеориентированного воздействия на участников межэтнического взаимодействия в целях региональной политико-управленческой системы. Направленное влияние государства на этнополитические региональные субкультуры является важнейшим условием конструктивного развития общества [12, c. 24].

На этом основании целесообразным представляется изучение этнополитического менеджмента, понимаемой как системы регионального управления этническими процессами, основанного на достоверной оценке этих процессов, построению сценарной модели управления с учетом региональных (меж)этнических характеристик и соответствующим типом властного поведения, а также подготовке менеджеров соответствующей квалификации и высоким уровнем межкультурной компетентности, в целях создания условий для взаимодействия и саморазвития этнокультурных сообществ в структуре гражданского общества.

 

Литература:

 

  1.      Аклаев А. Р. Этнополитическая конфликтология: анализ и менеджмент. — М.: Дело, 2005. — 472 с.
  2.      Акопян К. В. Проблемы реализации мультикультурных моделей управления социальо-политическими процессами: зарубежный опыт и перспективы для России: автореф. дис. … канд. полит. наук: 23.00.02. — Нижний Новгород, 2012. — 32 с.
  3.      Аствацатурова М. А. Макрорегиональная этнополитология: некоторые обобщения в управленческом контексте // Государственное и муниципальное управление: ученые записки СКАГС. — 2009. — № 3. — С. 120–121.
  4.      Аствацатурова М. А. Северный Кавказ: перспективы и риски (Трансформация регионального этнополитического пространства). — М.: Московское бюро по правам человека. 2011. — 192 с.
  5.      Барсуков Р. Р. Социальное управление полиэтническими процессами: региональный аспект: автореф. дис. … канд. соц. наук: 22.00.08. — Новосибирск, 2008. — 20 с.
  6.      Борисов А. А., Василенко Ю. В. Управление этнокультурными процессами на региональном уровне: опыт Пермского края // ArsAdministrandi. — 2009. — № 1 — С. 121–133.
  7.      Бурцев Ю. Д. Институционализация политико-административного управления этническими процессами: дис. … канд. полит. наук: 23.00.02. — Ставрополь, 2009. — 213 с.
  8.      Евтух В. Этносоциология: объектно-предметное поле и перспективы исследований // Социология: теория, методы и маркетинг. — 2007. — № 2. — С. 5–16.
  9.      Кудашова Ю. В. Эффективность государственного управления в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений (по материалам Оренбургской области) // Вестник ОГУ. — 2010. — № 4. — С. 32–39.
  10. Красильников Д. Г., Троицкая Е. А. Новый государственный менеджмент и административная реформа в Пермском крае // Ars Administrandi. — 2009. — № 1. — С. 74–84.
  11. Майборода О. Принцип системности в управлении этнополитической сферой: проблемы и пути решения // Научные записки Института политических и этнонациональных исследований им. И. Ф. Кураса НАН Украины. — Киев, 2008. — Вып. 40. — С. 3.
  12. Максимова О. Н. Этнополитическая культура современного российского региона: автореф. дис. … д-ра полит. наук: 23.00.02. — М., 2015. — 48 с.
  13. Межитов А. Потенциал гражданского общества (этнополитический менеджмент в Дагестане) // Дагестанская правда, 17 января 2008 г.
  14. Местное управление многоэтничными сообществами в странах СНГ / под ред. В. Тишкова и Е. Филипповой. — М.: ОАО Авиаиздат, 2001. — 400 с.
  15. Осборн Д., Пластрик П. Управление без бюрократов: пять стратегий обновления государства. — М., 2001. — 536 с.
  16. Основа — мир и согласие // Наша власть: дела и лица. — № 03–04 (119). — 2012 [Электронный ресурс]. — URL: http://nashavlast.ru/article_description/134/2081.html (дата обращения 02.10.2015).
  17. Политическая идентичность и политика идентичности. — Т. 1–2. — М.: РОССПЭН, 2012. — Т. 1: Идентичность как категория политической науки: словарь терминов и понятий / [редкол. Тома И. С. Семененко и др.]. — 2012. — 204 с.; Т. 2: Идентичность и социально-политические изменения в XXI веке / отв. ред. И. С. Семененко. — 2012. — 470 с.
  18. Радаев В. В. Этническое предпринимательство: мировой опыт и Россия // Полис. — 1993. — № 5. — С. 73–86.
  19. Рязанцев С. В. Этническое предпринимательство как форма адаптации мигрантов // Общественные науки и современность. — 2000. — № 5. — С. 74.
  20. Соловьев Э. Ю. Этнополитический менеджмент как средство трансформации повестки дня в современной мировой политике // Жамият ва бакарув. — 2013. — № 2. — С. 102–105.
  21. Фадеичева М. А. Легитимность власти и стратегии государства в управлении этнополитическими процессами // Вопросы политологии и социологии. — 2011. — № 1. — С. 60–69.
  22. Хоперская Л. Л. Проблема радикализма и экстремизма в Южном федеральном округе // Гуманитарная мысль Юга России. — 2005. — № 1. — С. 21–36.
  23. Хоперская Л. Л., Харченко В. А. Управление локальными и межэтническими конфликтами: теория и практика // Журнал социологии и социальной антропологии. — 2004. — Т. VII. — № 3. — С. 161–181.
  24. Цапко М. И. Управление этническими процессами на региональном уровне: дис. … канд. полит. наук: 23.00.02. — Ставрополь, 2005. — 183 с.
  25. Ценности и идеалы независимого Казахстана: коллективная монография / под общ. ред. Шаукеновой З. К. — Алматы: Институт философии, политологии и религиоведения КН МОН РК, 2015. — 322 с.
  26. Червеняк А., Остапец Ю. Политико-правовые аспекты этнополитического менеджмента в этнонациональной политике Украины // Публичное управление: теория и практика. — Харьков: ДокНаукДержУпр, 2011. — №. — С. 219–222.
  27. Чернова Е. А. Этнополитический менеджмент в феномене национальной диаспоры // Украинский социум. — 2007. — № 1 (18). — С. 115–122.
  28. Черноус В. В. Северный Кавказ в социологическом измерении (размышления над монографией: Дзуцев Х. В. Этносоциологический портрет республик Северо-Кавказского федерального округа Российской Федерации. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2012. — 734 с. с прилож.). — 2013. — № 3. — С. 31–35.
  29. Этнополитический конфликт: пути трансформации: настольная книга Бергхофского центра / Пер. с англ. яз.; под ред. В. Тишкова, М. Устинова; Бергховский исследовательский центр конструктивного урегулирования конфликтов; Ин-т этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-МаклаяРАН. — М.: Наука, 2007. — 583 с.
  30. Waldinger R., Ward R., Aldrich H. Ethnic Business and Occupational Mobility in Advanced Societies // Sociology. 1985. Vol. 19. No. 4. November.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle