Библиографическое описание:

Хачак Ф. Д. Организация художественной картины мира автора-билингва (на материале языка Рамазана Трахо) // Молодой ученый. — 2015. — №22. — С. 968-971.



 

The picture of world is formed up as a result of human interaction with the world. The author identifies the similarities and the differences in the methods of expression. The art picture of the world is presented as the especial model. Ramazan Trakho constantly compares the notion of the language and art picture of the world, saying that the process varies. Language and culture has their own keywords and each of them lives simultaneously together and far from each other.

Keywords: art and linguistic picture of the world, language signs, national character, communicative interaction

 

В результате деятельности человека происходит формирование модели, которая описывает человеческое бытие, именующееся картиной мира. Следует отметить, что наиболее полно и ярко картина мира выражается через язык. Объектом изучения лингвистики является языковая картина мира, так как ее экспонентом служит речь.

В лингвистике проблемой языковой картины мира занимались некоторые ученые (см. Г. А. Брутян, С. А. Васильев, Г. В. Колшанский, Н. И. Сукаленко, Е. С. Яковлева, М. Блэк, Д. Хаймс и др.). В настоящее время эта тема рассматривается в трудах Багирокова Х. З., Н. Д. Арутюновой, Ю. Д. Апресяна, А. Вежбицкой, Гишева Н. Т., В. Н. Телия, Н. Ф. Алефиренко и др. Согласно их определениям, языковая картина мира — ментально-лингвальное образование, запечатленная в индивидуальном или коллективном сознании и репрезентирующаяся средствами языка. Особенности лингвистической картины мира и ее природа обусловлены языком, поскольку он- важнейший способ формирования и бытования знаний людей о мире. Будучи способом выражения мышления и познания, язык является средством, замещающим в познании человека предметы, связи и отношения мира.

Элементами языковой картины мира являются концепты-информемы, единицы информативно-смыслового уровня. Экспонентом языковой картины мира служит этнический язык. Реконструкция языковой картины мира составляет одну из важнейших задач современной лингвистической семантики. Но языковую картину, свойственную какой-то определенной нации, можно построить лишь из многих языковых картин отдельных авторов. Люди, говорящие на разных языках, могут иметь при определенных условиях близкие картины мира, а люди, говорящие на одном языке, — разные.

В картине мира взаимодействует общечеловеческое, национальное, социальное и личностное. Художественная картина мира отражает лишь отдельные аспекты действительности и ее можно исследовать на материале художественных произведений отдельных авторов. Она строится на нескольких уровнях: стилистическом, лексическом, композиционном, семантическом. Нам представляется интересным рассмотреть художественную картину мира на материалах произведений авторов — билингвов, в том числе в текстах Рамазана Трахо. Так как билингв использует языковое выражение картины мира, навязанное более чем одним национальным мировоззрением, то в его произведениях можно увидеть некий синтез двух картин мира.

Феномен билингвизма уже давно рассматривается во многих отраслях наук. Ни один из исследователей не установил еще границы, согласно которым человек, в той или иной степени владеющий иностранным языком, может претендовать на звание билингва или, напротив, лишен навыков, которые давали бы ему это право. Многие ученые (см. Багироков Х. З., Верещагин Е. М., Гачев Г. Д., Караулов Ю. Н., Михайловская Н. Г., Паради М., Розенцвейг В. Ю., Туксаитова Р. О., и др.) отмечают, что «билингв- это индивид, понимающий и говорящий на двух языках, то есть человек, освоивший обе языковые системы и пользующийся ими как родным языком» [Paradis 1983, с. 216].

Нами предпринята попытка исследования художественной картины мира на примерах текстов Рамазана Трахо. Этот писатель был билингвом, даже полилингвом, поэтому в его художественных текстах тесно сплетаются языковые картины нескольких этносов. Были исследованы следующие произведения «Черкесы» (1956), «Убыхи» (1958), «Черкесская фольклористика» (1956), «Литература о Черкесии и черкесах» (1955), «Северный Кавказ как здравница СССР» (1955). В ходе анализа выбранных произведений были выявлены сходства и различия в способах выражения художественной картины мира, использованных автором-билингвом.

Стилистическая принадлежность произведений весьма разнообразна. Трахо Р. в своих произведениях культивирует бесстрастное исследование особых, общезначимых срезов жизни, в его произведениях соединяются доступный стиль с высокой степенью метафоричности. В процессе познания мира писатель-билингв постоянно развивает, корректирует картину мира, и это происходит довольно быстро. Языковая картина мира изменяется медленнее, она консервативна и долго хранит архаичные элементы, которые послужат основой для создания новой картины мира. При этом языковая картина мира способна содержать в себе и устаревшие, и новые картины мира, что мы и наблюдаем в произведениях Трахо Р.

В произведениях писателя-билингва прослеживается четкая последовательность повествования, изложения исторических фактов. В то же время все тексты объединены общей идеей — зафиксировать мельчайшие подробности исторического хода событий и оформить их словом. Говоря о лексическом уровне, следует отметить выбор автором разноплановой лексики. Например, у всех писателей можно выделить общую черту-употребление заимствований как из немецкого, так и из английского языков. (Это им не помешало, однако, послать делегацию в Москву в 1603г (Черкесы, 1956, с.49) (делегация-нем. Delegation-посольство или комиссия, данная кому узнать какое дело или судить о чем и действовать именем пославшего его) [Епишкин, 2010]. Слово «делегация» — заимствование из немецкого языка, можно было заменить русским словом — ходоки, послы. (В то время, когда органы ОГПУ расправлялись с восставшими и их семьями, коммунистическая пропаганда кричала о великих успехах индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства (Черкесы,1956,с.49), (пропаганда -(от лат. propaganda — подлежащее распространению) распространение политических, философских, научных, художественных и других идей в обществе; в более узком смысле политическая или идеологическая пропаганда с целью формирования у широких масс населения определенных взглядов (Большой Энциклопедический словарь. 2000). Слово «пропаганда» можно было заменить словом убеждение, идея.

В тексте повести часто встречаются реалии другой культуры (В 1845 году грандиозный поход Даргин закончился полным фиаско (ит. fiasco) — провал, полная неудача); …они ворвались в домены (фр. domaine) — область; единица структуры, владения короля или владение какого-либо феодала в Средние века) абхазских князей и в мае они атаковали десант (франц. descente войска (силы), предназначенные для высадки (выброски) носителей для выполнения определённых задач) российских войск. Кроме вышеперечисленных лексических заимствований (генерал — (нем. General, от лат. generālis — «главный»; эфенди — (тур. еfendi); эмиссар — от лат. emissarius — посланец; и т. д.), следует отметить и культурные составляющие анализируемого концепта.

Характеризуя лексический уровень произведения, отметим, что текст насыщен терминами и вся картина мира передана через доступную обыкновенному читателю лексику. Пожалуй, единственной сложностью для не говорящего на русском языке читателя является большое количество заимствований, начиная с имен собственных и заканчивая реалиями, свойственными турецкой и другим кавказским культурам. «Они (убыхи) решили вопреки национальным обычаям, не отправлять домой убитых и раненых» (Убыхи, 1958, с.175). В каждый (округ) район назначились муфтий, кадий, а также мухтар (старшина, староста — Т.Р.) под названием Заптие (жандарм — по турецки) или начальник службы общественного порядка (Убыхи, 1958, с.174)».

Употребление заимствований играет особую роль в построении авторской художественной картины мира не только на лексическом, но и семантическом уровнях. Для исследования семантического уровня художественной картины мира произведения был выбран концепт «любовь к Черкесии» (С самого начала, Хаджи-Берзег не ограничивал себя в защите территории, где проживали убыхи, и намеревался организовать совместное сопротивление всех соседних народов и племен (Убыхи, 1958, с.164). Возможно, этот концепт является основополагающим для произведений «Черкесы», «Убыхи», поскольку на каждой странице можно заметить авторскую отсылку к истории, адыгской культуре (Племена «убыхи» населяли Черноморское побережье Кавказа от реки Шах до реки Хоста (Хамыш). На востоке они граничили с Джигетс (Садзи и Ахчипсоу, абхазскими племенами, населяющими в настоящее время нынешние Гагры и Сочи и на западе с шапсугами, чья территория простиралась вдоль моря до реки Пшада (Убыхи, 1958, с.161). В первую очередь, повторим, это русские наименования топонимов.

Для автора важна именно «русскость» наименований, поэтому можно заметить, что на протяжении всего текста произведения, они имеют аналоги с именами в русском языке (…штурмовали и захватили четыре укрепления, Лазаревское (адмирал Лазарев М. П. -Х.Ф.), Головинское (генерал Головин Е. А.-Х.Ф.), Вельяминское (генерал Головин Е. А.-Х.Ф.) и Михайловское (генерал Михайлов М. Н.-Х.Ф.), (Убыхи, 1958, с. 164). Трахо Р. нередко обращается к теме России и русской культуры, рассматривая ее через призму адыгской, много внимания уделяя реалиям русской истории и культуры. События в его повестях разворачиваются на большой территории (от Кавказа до Турции) и охватывают длительный период времени. Влияние русской культуры на творчество Трахо Р. проявляется особенно четко. Это подтверждает тот факт, что частично действие романа происходит в Российском государстве, а герои имеют или получают русские имена (С нею едут и черкесские князья, жившие в Москве: Иван Башик и Василий Сибок (Сибок Каншаук в крещении Василий) (Черкесы, 1956, с.10).

Для воссоздания художественной картины мира автор использует не только русские имена собственные, но и географические названия, передающие топонимику России: «Они также воевали на Кубани, где и пришли к ответу апеллировать Шапсугам, Натухайцам и Абадзехам (этноним) принять участие в рейдах по Георгиевско-Афонскому и Алексеевкому (антропотопоним) крепостям, построенным Генералом Эммануэллем летом 1830» («Убыхи», 1958, с.162). Концептуальная система каждого автора, выраженная на семантическом уровне, тоже носит индивидуальный оттенок. Именно на формирование концептов повлияли обе родные для авторов языковые картины мира. Исследованные концепты выражаются при помощи способов, свойственных как немецкому (например, через лексику), так и русскому языкам (особая семантическая наполненность).

Кроме того, для стиля Трахо Р. характерен легкий оттенок разговорности, чаще присущий русским авторам. Таким образом, в тексте можно найти слова, которые в словарях идут с пометкой «разговорное». Употребление таких лексем способствует оживлению описываемой ситуации, и эта «живость» передается также за счет применения разнообразных стилистических приемов. (Таким образом, благодаря дипломатическому экивоку, Россия присваивала себе право иметь свободные руки в отношении Кабарды (Черкесы, с.50) (экивоки — [франц. équivoques] Неодобр. Двусмысленные намёки, недоговорённости или уловки, увёртки, ухищрения) [Епишкин, 2010]. Слово «экивок», заимствованное из французского языка, относится к разговорному стилю. Во французском языке есть слова «avant-garde», «arriere-garde», которые использует Трахо Р. «После осмотра, команды подразделялись в авангард и арьергард» (Убыхи, 1958, с.163). Таким образом, можно заметить, что данное слово преимущественно относится к одушевленным лексемам, а в нашем конкретном случае это словосочетание употреблено с лексемой, которая не является одушевленной. Это говорит о том, что перед нами олицетворение.

Синтаксис произведения достаточно прост и не перегружен подчинительными и сочинительными предложениями. Текст произведения не лишен эмоциональной окрашенности: (К сожалению, для будущего успеха убыхов другие черкесские племена, включая абадзехов, вели себя пассивно во время этой борьбы, так что только шапсуги натукайцы поддержали восстание.) («Убыхи», 1958, с.166), что делает авторскую художественную картину мира очень насыщенной. Для этого Р.Трахо использует такой прием, как комментарий автора: «Черкесы создали Меджлис (парламент — Т.Р.) о создании которого направили консулу Великобритании в г. Сухум (с.174). «Для исполнения указания окружного мехкаме (суда — Т.Р.), это сбор доходов и введения налогов, наблюдения администрации во всех случаях, чтобы доходы превышали расходы и благодаря Аллаху великий Меджлис Черкесской свободы в управлении землей всегда должен выполнять свою миссию» (с.175). Автор насыщает текст известными в России именами, воинскими званиями, такими как: (генерал-майор Гесе; генерал Н.Дубровин; генерал Раевский; граф Чернышев; генерал Засс; генерал Граббэ и т. д.). За каждым именем в русской лингвокультуре стоит целая история, все эти факты придают художественной картине мира Трахо Р. неповторимый колорит, который в данном случае будет понятен не каждому читателю, живущему за пределами России.

Нет прилагательных, нет любования своей родной страной в этом произведении, только сухая констатация фактов в наименовании объектов: в долине Сочи; устье рек Шахе и Вардане; деревья близ Сухум-Кале; в лесах Ичкерии [«Убыхи», 1958, с.161–178]. Фразеологизмы играют особую роль в создании языковой картины мира в художественных текстах Р.Трахо. Они — «зеркало жизни нации». Природа значения фразеологических единиц тесно связана с фоновыми знаниями носителя языка, с практическим опытом личности, с культурно-историческими традициями народа, говорящего на данном языке. (Стоит только приблизиться врагу к стране нартов, как стар и млад, все выходят на поле битвы (Черкесы, 1956, с.45). Фразеологизмы приписывают объектам признаки, которые ассоциируются с картиной мира. Своей семантикой фразеологические единицы направлены на характеристику человека и его деятельности: удар клином, карательный поход, сошло на нет, военная операция [«Убыхи», 1958, с.161–178]. Значение целого ряда базовых слов и фразеологических единиц сформировалось на основе антропоцентрического понимания мира — покинуть заседание в знак протеста, голова колонны, прибрать к рукам, на каждом шагу, зря времени не тратили и др. Такие номинативные единицы создают культурно-национальную картину мира, с их помощью Трахо Р. отражает быт и нравы, обычаи и поведение людей, их отношение к миру и друг к другу.

Языковая картина мира создается разными красками, наиболее яркими, с нашей точки зрения, являются мифологемы, образно-метафоричные слова, коннотативные слова и др. Наше миропонимание частично находится в плену у языковой картины мира. Каждый конкретный язык заключает в себе национальную, самобытную систему, которая определяет мировоззрение носителей данного языка и формирует их картину мира (Убыхи разработали технику троянского коня в захвате крепости Лазаревское) [«Убыхи», 1958, с. 165].

Таким образом, одна из интереснейших концепций, объясняющих связь языка и культуры, принадлежит В.Гумбольдту, который считает, что национальный характер культуры находит отражение в языке посредством особого видения мира. Язык и культура, будучи относительно самостоятельными феноменами, связаны через значения языковых знаков, которые обеспечивают онтологическое единство языка и культуры. У каждой культуры — свои ключевые слова. Чтобы считаться ключевым словом культуры, слово должно быть общеупотребительным, частотным. Следовательно, каждый конкретный язык представляет собой самобытную систему, которая накладывает свой отпечаток на сознание его носителей и формирует их картину мира. Изучение художественной картины мира автора-билингва Р.Трахо показало, что в ней отражается присутствие национальных черкесских — адыгских и русских лексико-семантических реалий, сходных синтаксических конструкций, характерных для языка, некоторый налет разговорности, близкие по семантике центральные концепты.

 

Литература:

 

  1.                Верещагин Е. М. Психолингвистическая и методическая характеристика двуязычия (билингвизма). М., 1989.
  2.                Постовалова В. И. Картина мира в жизнедеятельности человека. / Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира. / под. ред. Б. А. Серебренникова и др. — М., 1988. С.8–69.
  3.                Розенцвейг В. Ю. Языковые контакты. Л., 1972.
  4.                Трахо Р. Х. Избранные труды и документы/Авт.-сост.Р. Х. Емтыль.- Майкоп: Изд-во «Магарин О. Г»., 2013.-280с.
  5.                Щерба Л. В. Языковая система и речевая деятельность. Л., 1974.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle