Библиографическое описание:

Рафиев Р. Б. Роль гражданского общества в противодействии коррупции // Молодой ученый. — 2015. — №22. — С. 467-469.



Роль гражданского общества в противодействии коррупции

Рафиев Руслан Бахрузович, студент

Российский экономический университет имени Г. В. Плеханова

 

Гражданское общество — это общество с развитыми экономическими, культурными, правовыми и политическими отношениями, независимое от государства, но взаимодействующее с ним, общество граждан высокого социального, политического, культурного и морального статуса, создающих совместно с государством развитые правовые отношения.[1]

Ключевым понятием гражданского общества являются институты. Институты гражданского общества — совокупность негосударственных структур и создаваемых ими учреждений, которые в своем единстве характеризуют гражданскую жизнь общества.[2] Другими словами, институты гражданского общества — это политические партии, общественные организации, неправительственные, некоммерческие организации и другие виды объединения граждан. Каким образом данные формы объединения могут влиять на коррупцию в стране?

Прежде всего, стоит рассмотреть, что же представляет из себя гражданское общество не только в теории, но и в практике. Грубо говоря, можно сказать, что гражданское общество — это люди, которым не все равно. Это люди, которых волнуют проблемы, возникающие в различных сферах жизни, будь то политика, наука, экология и т. д. Одной из существенных проблем наших дней является коррупция. Так как гражданское общество уделяет внимание существующим проблемам, то и коррупцию оно не может обойти стороной. Государство и гражданское общество — это взаимосвязанные структуры. Иногда институты гражданского общества могут создаваться в противовес государству. Но зачастую государство само способствует созданию различных институтов, для того, чтобы способствовать решению важных вопросов. Однако, как показывает практика, созданием государством антикоррупционных структур, выступающих в роли институтов гражданского общества, заканчивается тем, что эти институты также начинают плодить коррупцию. В итоге данные организации не решают никаких проблем, а просто существуют за счет государственных средств. Поэтому, скорее, в условиях тех, стран, где коррупция появляется с разрешения государства, институты гражданского общества должны создаваться ему в противовес.

Также нужно отметить, что роль гражданского общества в борьбе с коррупцией также заключается в помощи государству, которое действительно борется с взяточничеством и хищениями. Например, статистика показывает, что если россиянам для получения тех или иных результатов требуется дать взятку, то 47 % респондентов соглашались преступить закон.[3] Это означает, что задачи гражданского общества не просто отдельными группами людей создавать организации для активного противодействия коррупции, но и заниматься просвещением, образовательной деятельностью, для того, чтобы у всего населения была четкая антикоррупционная политика.

Сейчас и на национальном и на региональных и на мировом уровне существует множество законов, которые устанавливают наказание за коррупцию. Если будет много людей, готовых сидеть и, допустим, мониторить госзакупки, а потом “давить на власть общественным мнением” и найдя факты хищения не оставлять дело на попечительство властей, а следить за расследованием, то уровень коррупции существенно понизится. Но главное, что для этого необходимо — это небезразличное к проблеме коррупции общество, готовое регулярно задавать неудобные для власти и правоохранителей вопросы, требовать результатов и доведения расследований до конца. Если задающих вопросы будет не 20–30 человек, а критическое количество, ситуация с коррупцией кардинально изменится.

Успех борьбы против коррупции будет зависеть от того, сумеет ли гражданское общество активнее заниматься этими проблемами, будет ли оно обладать достаточным техническим потенциалом, финансовым ресурсами и доступом к информации, и будет ли ему обеспечено политическое пространство, необходимое для выполнения этой важнейшей роли по надзору и защите прав.[4]

В конце октября 2003 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Конвенцию Организации Объединенных Наций против коррупции, которая вступила в силу в декабре 2005-го. Россия присоединилась к этой конвенции в 2006 году. Однако 20ая статья данной конвенции ратифицирована не была. Данная статья посвящена незаконному обогащению, т. е. каждый чиновник должен объяснять происхождение своих доходов. Отказ от принятия данной статьи был объяснен тем, что придется переделывать множество законов, а на это уйдет слишком много времени. Однако данная конвенция представляет интерес и с другой стороны. Год назад российская несистемная оппозиция взялась за раскручивание этого проекта. Они начали проводить различные акции и в интернете и за его пределами, для того, чтобы рассказать людям о том, что это за статья и почему ее не хотят принимать. Борцы за ратификацию 20ой статьи конвенции предлагали ввести уголовное наказание для тех чиновников, у которых имеющиеся активы значительно превышали получаемые ими доходы.

Данное предложение было оформлено на сайте Российской общественной инициативы (РОИ). Данная инициатива за полгода набрала порядка 20 тысяч голосов. [5] Даже учитывая, что не все население сидит в интернете, такой результат голосования является очень низким. Возникает вопрос: если все опросы и исследования однозначно показывают, что россияне считают, что коррупция во власти есть, и с ней необходимо бороться, то почему такой низкий процент голосования за инициативу, которая может реально побороться с коррупцией. Возможно два варианта ответа на данный вопрос. Первый — никто просто не верит в то, что эта инициатива может что- то изменить. Второе- люди в принципе не привыкли к подобным проявлениям гражданской активности.

82 миллиона Россиян пользуются интернетом. Для того, чтобы проект представленный на РОИ, был рассмотрен в Государственной думе необходимо 100 тысяч голосов, что составляет примерно 1 % от людей, пользующихся интернетом. Если, как показывает практика, борьбу с коррупцией поддерживает минимум 60 %, то почему не набралось и 1 %? Ответом является неразвитость гражданского общества. Невозможно сказать, как бы отреагировало Федеральное собрание, если бы за инициативу проголосовало 30 миллионов человек. Но вряд ли они смогли бы ее так легко отвергнуть. Так в чем проблема, если есть эти условные 30 миллионов, которые против коррупции, есть механизм общения этих 30 миллионов с властью, так почему же они не голосуют? Невозможно дать точный ответ на этот вопрос, но, по моему мнению, он кроется как раз в неразвитости гражданского общества.

Подытожив вышесказанное можно прийти к выводу, что люди как порождают коррупцию в ряде случаев, так и способны бороться с ней. Для того, чтобы была система противостояния людей и хищения чиновниками, необходимо гражданское общество. Его организация — это сложный процесс, потому, что его создание означает сложные институциональные преобразования. Сформированное гражданское общество, во- первых, само не будет поощрять коррупцию, во — вторых, будет упорно с ней бороться. Власть может бороться с коррупцией, а может и нет, все зависит от того, что ей выгодно. Но людям, живущим в стране, коррупция не будет выгодна никогда и именно поэтому они должны стремиться делать все, чтобы с ней бороться. Поэтому, на мой взгляд, основная проблема России заключается не в госслужащих, которые воруют, так как это вполне естественно и объясняемо, а проблема в людях, которые все понимают, но вместе с тем не хотят приложить даже минимальные усилия для того, чтобы хоть что- то изменить.

 

Литература:

 

  1.                Обществознание http://humanitar.ru/page/bilet_number13
  2.                Основы права http://bibliotekar.ru/osnovy-prava-1/102.htm
  3.                Антикоррупционный журнал http://askjournal.ru/materialy/item/grazhdanskoe-obshchestvo-protiv-korruptsii-idei-i-vozmozhnosti
  4.                II DIGITAL http://iipdigital.usembassy.gov/
  5.                Российская общественная инициатива https://www.roi.ru/397/

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle