Библиографическое описание:

Антимонов М. Ю. Школьный комсомол 1930-х годов: регулирование численного и возрастного состава // Молодой ученый. — 2015. — №21. — С. 649-651.

 

В 1930-е годы комсомол занимал всё более значимые позиции в воспитании подрастающего поколения. Да и его возможности возрастали, что было связано с ростом численности комсомольских работников, улучшением их квалификации, быстрым увеличением количества средних школ, в каждой из которых обязательно создавалась комсомольская организация. Школа всегда была центром воспитательной работы с детьми. И особое влияние на формирование и развитие личности учащихся оказывали комсомольские организации.

Особенно большое внимание работе комсомола в школе было уделено X съездом ВЛКСМ (11–21 апреля 1936 г.), который поставил в центре его деятельности в школе систематическую работу «по организации учёбы за овладение основами наук, за высокую успеваемость учащихся» [4, с. 553].

5 мая 1937 г. пленум ЦК ВЛКСМ указал, что «вся работа Ленинского комсомола преследует одну цель — воспитание молодых людей в духе коммунизма, преданности коммунистической партии и её центральному сталинскому комитету» [5, Ф. 1184. Оп. 1. Д. 96. Л. 26]. В основу коммунистического воспитания детей была положена борьба за высокое качество учёбы и сознательную дисциплину, «за овладение наукой и искусством». Задача такого воспитания заключалась в привитии детям любви к Родине и «ненависти к классово-враждебным элементам, в формировании всесторонне развитой личности и подготовке достойной смены Ленинскому комсомолу» [5, Ф. 1184. Оп. 1. Д. 96. Л. 60]. Но для этого надо было иметь постоянно пополняющуюся «армию юных ленинцев».

Численность же комсомольской организации в 1937 г. в школах по Тамбовской области была незначительной. На 1-е октября 1937 г. ВЛКСМ насчитывал 10 291 учащихся [5, Ф. 1184. Оп. 1. Д. 1. Л. 11]. По сравнению с общим числом учащихся старших классов это составляло 11 %. В 1938–1939 учебном году число комсомольцев значительно возросло до 20 011, что составляло 17,5 % от общей численности старшеклассников. В последующие два учебных года рост школьной комсомольской организации в среднем составлял по 100 человек за год, процентное соотношение к общему числу учащихся по области было 15,9 % и 15,8 % (см. диаграмму 1).

Рис. 1. Соотношение числа комсомольцев к общему числу старшеклассников [5,. Ф. 1184. Оп.1. Д.1. Л.11., Д. 541. Л. 4–5; 6, Ф. Р-3714. Оп. 1. Д. 6. Л. 3–4., Д. 33. Л. 2–3об., Д. 52. Л. 62]

 

Комсомольская организация средней школы № 5 г. Тамбова, в которой было 1 500 учащихся, насчитывала только 90 человек, причём рост её за 5 месяцев составил всего 15 человек. В отдельных классах этой школы очень много ребят комсомольского возраста не были членами этой организации. Так, в 8 классе из 28 учащихся было только 8 комсомольцев, в 9 классе приходилось столько же комсомольцев на 22 ученика [6, Ф. Р-3714. Оп. 1. Д. 6. Л. 114–115]. В 1939–1940 учебном году учащихся неполных средних и средних школ г. Тамбова в комсомольской организации было 1 399 человек [5, Ф. 1184. Оп. 1. Д. 96. Л. 6].

В школах Бондарского района в 1937 г. было 11 комсомольских организаций, в которых насчитывалось 85 учащихся; в 1938 г. уже 12 организаций, а комсомольцев в них 301 [5, Ф. 1177. Оп. 1. Д. 82. Л. 25]. В январе же 1939 г. было уже 368 человек [5, Ф. 1177. Оп. 1. Д. 82. Л. 118 об].

В Алгасовском районе на 1 октября 1937 г. насчитывалось 6 школьных комсомольских организаций. В них 88 человек. На 25 ноября 1938 г. существовало уже 8 организаций, насчитывавших 278 человек. Из них 206 учащихся, а остальные учителя [5, Ф. 1184. Оп. 1. Д. 91. Л. 3]. За 16 месяцев в Гавриловском районе с сентября 1937 г. принято в комсомол 287 учащихся [5, Ф. 1184. Оп. 1. Д. 91. Л. 10].

Но не во всех комсомольских ячейках области был такой рост численности членов организации. Так, в комсомольских организациях Бондарского района за период первой четверти 1939–1940 учебного года в Городищенской неполной средней школе было принято 2 человека, в Граждановской ни одного. Обком ВЛКСМ обвинил секретарей этих организаций в отсутствии массово-политической работы среди несоюзной молодёжи по изучению устава и программы ВЛКСМ. И как выход из сложившейся ситуации было предложено секретарям ВЛКСМ практиковать прикрепление лучших комсомольцев к несоюзной молодёжи по изучению программы и устава ВЛКСМ и другой работы с ней [5, Ф. 1177. Оп. 1. Д. 102. Л. 89].

В Никифоровской средней школе было 257 учащихся комсомольского возраста, но в рядах комсомола состояло 48 человек. Хотя некоторые школьники изъявляли желание вступить в комсомол, комитет комсомола школы им в этом не содействовал [6, Ф. Р-3714. Оп. 1. Д. 42. Л. 116].

Как мы видим, в 1937 г. численность комсомольской организации была незначительной по отношению к учащимся старших классов. Встречались даже такие случаи, когда первичные ячейки вообще отсутствовали или состояли из 1 человека [5, Ф. 1179. Оп. 1. Д. 14. Л. 85]. Такая малочисленность первичных организаций, пожалуй, связана с тем, что только 27 сентября 1937 г. была образована Тамбовская область, вышедшая из состава Воронежской, то есть происходила реорганизация комсомольской организации Тамбовской области в новых территориальных границах. Другой причиной такого малого числа членов ВЛКСМ в школах области могло быть искусственное сдерживание роста организации. Проблемы с числом молодёжи в рядах ВЛКСМ были по всей стране, например, в 1938 г. только в 106 000 из 230 000 колхозов имелись комсомольские организации [3, с. 271].

За 1937–1938 учебный год численность комсомольской организации резко возросла, а в 1938–1939 учебном году в ней произошла стабилизация роста и началось незначительное прибавление в её рядах. Это резкое увеличение численности комсомольцев можно объяснить решением X съезда ВЛКСМ, который в целях укрепления и улучшения деятельности комсомольских и пионерских организаций в школе постановил «прекратить искусственное сдерживание роста комсомола» [4, с. 556]. Концепция политики социального регулирования заключалась в искусственном ограничении доступа в ряды ВЛКСМ выходцам из непролетарской среды.

Именно за счёт школы руководству советского государства удалось увеличить ряды ВЛКСМ. Школьники были одной из основных групп, составляющих большинство в комсомольской организации. Так, на 1-е октября 1937 г. ВЛКСМ насчитывал всего 42 986 членов. Из них было только учащихся 10 291–24,5 %. По возрасту до 17 лет они составляли 6 559–15,6 %, от 18 до 20 лет — 9 136–21,8 % [5, Ф. 1184. Оп. 1. Д. 1. Л. 11].

В Бондарском районе за 7 месяцев было принято в комсомол 438 человек. За этот период создали 14 новых организаций. Рост шёл за счёт следующих категорий: рабочих — 42 человека, колхозников — 151 человек, учащихся — 225 человек, служащих — 4 человека [5, Ф. 1177. Оп. 1. Д. 82. Л. 25]. За 1938 г. Сампурской комсомольской организацией было принято 498 человек, большинство из которых были учащиеся [5, Ф. 1184. Оп. 1. Д. 88. Л. 17]. Мордовский райком ВЛКСМ за январь 1939 г. принял всего 60 человек, из них колхозников 26, рабочих 4, служащих 1, учащихся 29 [5, Ф. 1184. Оп. 1. Д. 288. Л. 10]. На 25 января 1939 г. в Гавриловском районе было всего 16 школьных комсомольских организаций (400 членов). Из них 318 учащихся школ [5, Ф. 1184. Оп. 1. Д.196. Л. 4].

Новые кадры для комсомола готовила пионерская организация. Пионеры были предыдущим звеном в коммунистической иерархии воспитания подрастающего поколения. В пионерской организации было распространено одновременное вхождение в состав комсомольской и пионерской организаций на манер обязательного членства в партии комсомольского руководства. На 14 января 1938 г. по г. Тамбову насчитывалось 9 680 пионеров, из них 149 пионеров-комсомольцев. На 15 января 1939 г. всего было пионеров 12 389 человек. Из них пионеров-комсомоьцев 517 [5, Ф. 1184. Оп. 1. Д. 96. Л. 61]. Пожалуй, такой механизм «двойного членства» предназначался для подготовки новых и надёжных кадров для комсомола. Получалась ступенчатая система переходов и постепенного политического «взросления» будущих номенклатурных кадров. На основе чего происходило зеркальное копирование формально-бюрократических методов работы от партии — комсомольской, а от неё — пионерской организациями.

Сравнивая городскую и сельскую местности по количеству детей в пионерской организации, видно, что в сельских школах пионеров было больше чуть ли ни втрое. Хотя при этом на селе отдельные школы оставались совершенно без пионерских отрядов, несмотря на большое желание школьников состоять в них. В ряде первичных организаций и даже в райкомах ВЛКСМ это объяснялось тем, что было невозможно выделить для пионерских отрядов вожатых из числа комсомольцев [5, Ф. 1184. Оп. 1. Д. 1. Л. 18]. Даже если к руководству отрядами и привлекались вожатые, то это, как правило, были неподготовленные кадры, и методической помощи им не оказывалось [6, Ф. Р-3714. Оп. 1. Д. 26. Л. 3].

Все эти количественные показатели свидетельствуют о том, что действительно школьники-комсомольцы были одной их многочисленных социальных групп в рядах ВЛКСМ. В этом возрасте (14–17 лет) подростки наиболее подвержены влиянию и поэтому активно привлекались для участия в различных мероприятиях. Но к 1937 г. численность комсомола оставляла желать лучшего. Поэтому партией и ЦК ВЛКСМ была поставлена задача перед комсомолом на скорейшее увеличение его численности. Так, период 1938–1941 гг. был временем быстрого роста комсомольских рядов. Уже на 1 января 1941 г. в ВЛКСМ состояло свыше 10 миллионов девушек и юношей [4, с. 271]. Но, чтобы достичь таких показателей, требовалось активное вовлечение молодёжи в ряды ленинского комсомола. Поэтому пионерской организации была отведена роль постоянного поставщика новых кадров для комсомола. Наиболее подходящая социальная группа, которая могла быстро влиться в строй с наименьшими затратами времени, это были учащиеся. На них и была сделана ставка комсомольского руководства для пополнения своих рядов.

 

Литература:

 

  1. Антимонов, М. Ю. Девиантное поведение молодого поколения 1930-х гг. и попытки его преодоления / М. Ю. Антимонов // Историческая и социально-образовательная мысль. 2010 № 4(6).
  2. Антимонов, М. Ю. Школа в предвоенные годы (1937–1941 гг.) / М. Ю. Антимонов // История в подробностях. 2012. № 9 (27).
  3. Славный путь Ленинского комсомола. История ВЛКСМ: Изд. 2-е, перераб. и доп. — М.: Мол. гвардия, 1978.
  4. Товарищ комсомол. Документы съездов, конференций и ЦК ВЛКСМ (1918–1968). Т. 1. — М., 1969.
  5. Государственный архив социально-политической истории Тамбовской области.
  6. Государственный архив Тамбовской области.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle