Библиографическое описание:

Басаев В. А. Общесоциальные детерминанты женской преступности // Молодой ученый. — 2015. — №21. — С. 570-573.

 

Проблема детерминации преступности является одной из центральных в криминологии. Как невозможно излечить болезнь, не установив источник ее возникновения, так и предупреждение преступности не может быть достаточно успешным и эффективным без тщательного выявления и исследования ее основных детерминант.

При объяснении существования преступности исследователи используют различные термины. Некоторые выделяют причины и условия преступности, другие признают существование полной причины преступности, состоящей из собственно причины преступности и ее условия, третьи обосновывают наличие причин, условий и факторов преступности и т. д. [1] Как отмечалось в литературе, данные различия нельзя считать исключительно терминологическими, поскольку они отражают разные подходы к изучению преступности — казуальный и детерминистский. Указанные подходы не противоречат друг другу и не требуют противопоставления. Казуальный подход раскрывает механизм порождения преступности, обнаруживая причинное и условное ее существование. Детерминистский, в свою очередь, позволяет обратить внимание на то, что иным образом оказывает влияние на существование преступности [2].

Наиболее конструктивным признается объединение обозначенных подходов. Казуальная связь рассматривается как одна из разновидностей детерминации, а именно — как связь между явлениями через определенную причину или условие. Однако данная связь не отражает всего многообразия взаимоотношений материального мира. В то же время детерминация предполагает, кроме казуальной, иные виды связи. Наиболее значимой из них считается функциональная, при которой явления, не возникая одно после другого, между тем, определенным образом зависят друг от друга и сосуществуют во времени. [3]

Для анализа детерминант женской преступности важным является вопрос об их классификации, которая может проводиться по различным основаниям, в том числе: по сфере действия, по природе происхождения, по детерминирующему воздействию, по источнику происхождения, с точки зрения исторического подхода (всеобщие, общие и специфические).

Общесоциальные детерминанты женской преступности связаны с социальными явлениями и процессами, происходящими в обществе в целом, и отражающимися на жизни макрогрупп (возрастных, национальных и т. п.).

Детерминанты преступности общесоциального уровня часто рассматриваются в зависимости от сферы их действия: экономические, социальные, политические, идеологические и духовно-нравственные [4].

Аналогичным образом можно рассматривать общесоциальные детерминанты женской преступности.

Выделяются различные детерминанты женской преступности, действующие на общесоциальном уровне, среди которых резкая смена экономического курса развития общества, социальное неравенство, расслоение общества по материальным, культурным и другим показателям, вытеснение женщин из сферы общественного производства и недостатки правового регулирования женского труда, рост безработицы среди женщин, невостребованность на рынке труда молодежи и особенно лиц женского пола, падение нравов в обществе, резкое разрушение стереотипов образа жизни, смена жизненных ориентиров и ценностей, ослабление социальных институтов семьи и материнства, поддержание иерархических отношений между полами, повышенная криминогенность культуры, навязываемая средствам массовой информации, возросшая в обществе напряженность, неуверенность в завтрашнем дне, враждебность, конфликтность, рост антиобщественных явлений (алкоголизм, наркотизм, проституция, бродяжничество среди женщин), неподготовленность общества к утверждению женщиной своей новой роли в складывающихся новых экономических условиях.

Отмечается, и с эти нельзя не согласиться, что в основе детерминант преступности на общесоциальном уровне лежат экономические явления, поскольку в первую очередь именно экономика обусловливает социальные, политические и духовные процессы, протекающие в обществе.

Кризисное состояние экономики является мощным источником криминальной напряженности в обществе, а влияние экономических факторов на показатели преступности с каждым годом становится в России все более очевидным. Сокращение уровня производства, повышение цен, рост инфляции, безработицы — все эти явления ведут к существенному ухудшению уровня жизни населения, обострению имеющихся противоречий, социальной напряженности и, как следствие, в том числе, к росту преступности. Необходимо учитывать, что социально-экономическая ситуация в конкретных регионах страны в целом повторяет тенденции, происходящие на общефедеральном уровне. В то же время на ней неизбежно отражаются и некоторые территориальные особенности [5].

Рассмотрение конкретных детерминант женской преступности общесоциального уровня позволяет согласиться с выводом, что на основные показатели женской преступности, как на общероссийском уровне, так и в исследуемом регионе, существенно влияет социальное неравенство, в частности, неравенство в распределении доходов, резкое расслоение населения по имущественному признаку. Неравенство в распределении доходов подразумевает финансовое, денежное неравенство, которое, по существу, означает неравенство статусное. Необходимо отметить, что неравенство, в принципе, — явление неизбежное и генетически присущее любому обществу. Искоренить его невозможно. Следовательно, значение имеет не наличие неравенства как такового, а степень разрыва в положении отдельных групп, индивидов, отсутствие реальных равных возможностей у каждого члена общества реализовать себя и факт осознания человеком своего «ущемленного» положения.

Необходимо отметить, что для женщин проблема неравенства приобретает особый смысл, поскольку оно проявляется для них не только в вертикальном аспекте (социальное положение отдельных групп), но и в горизонтальном (взаимоотношениях в рамках одной группы), а именно в общепринятом восприятии женщины как неравного мужчине субъекта. Образование и высокая квалификация позволяют женщинам конкурировать и занимать должности, которые раньше предоставлялись только мужчинам — в сфере бизнеса, в финансовых структурах и органах власти и управления. Однако говорить о полном и действительном «равенстве полов» не представляется возможным. Отметим, что неравенство может проявляться в разных областях — в сфере занятости, в профессиональной деятельности, в разделении труда и уровне его оплаты и др.

Само по себе разделение труда на «мужской» и «женский» уже предопределяет некоторое неравенство. Однако это «неравенство» заключается не только в выборе сферы занятости, но и в предоставляемом за труд вознаграждении: заработной плате и возможностях карьерного роста. Официальная статистика свидетельствует о сохраняющемся неравенстве в оплате «женского» и «мужского» труда. Даже в «традиционно женских» отраслях экономики, которые никогда не относились к высокооплачиваемым, доходы мужчин в целом выше.

Исходя из изложенного, представляется, что разница в оплате труда является следствием не только территориальной, отраслевой, должностной или профессиональной, но и тендерной дифференциации, а именно принадлежности работника к тому или иному полу. Таким образом, для современного российского общества характерно сохранение иерархических отношений между полами, а это означает, что для разрешения материальных проблем у женщин в нашем обществе фактически меньше возможностей, чем у мужчин.

Учитывая, что воздействие неравенства на женщин является более разносторонним и значительным, чем на мужчин, выделение его в качестве детерминанты женской преступности обосновано.

Женщины в новых экономических условиях занимают в основном более слабые позиции, чем мужчины. Падает престиж традиционных женских профессий, сокращается размер доходов в характерных для женщин сферах занятости. В условиях ограниченных возможностей и сложной экономической ситуации женщины для поддержания своего материального положения вынуждены соглашаться на низкооплачиваемую работу и плохие условия труда. Социальная неустроенность и материальная необеспеченность способствуют вовлечению женщин в неформальный сектор, приобщению к антисоциальным формам поведения (алкоголизму, наркотизму, проституции и пр.), что, в свою очередь, может выступать отправной точкой деградации и криминализации женщин.

Самостоятельное криминогенное значение в экономической сфере играет рост темпов инфляции. Тем более, что ценовой «пресс» в первую очередь «давит» на население с невысокими доходами, заставляя сокращать потребление предметов первой необходимости и продуктов питания. То есть, «бедняки становятся еще беднее», что неизбежно оказывает негативное влияние на их поведение. Острота возникновения конфликтов повышается и приобретает особую сложность, когда потребности женщин значительно возрастают, а возможности для их удовлетворения сокращаются. Падение реальных доходов населения приводит к тому, что женщины для удовлетворения своих потребностей вынуждены прибегать к криминальной модели поведения.

Неблагоприятное состояние экономики предопределяет сложную социальную ситуацию, которая проявляется в плохих условиях жизни большей части населения, в недостатках организации быта, культуры, социального и медицинского обслуживания, условий труда и отдыха. Падение уровня и качества жизни характеризуется многими параметрами: демографическими, экологическими, трудовой занятостью населения, состоянием здравоохранения, возможностью получения образования, обеспеченностью социальными услугами и благоустроенным жильем, объемами и структурой потребления материальных благ, предпринимательской активностью, состоянием правопорядка, оценкой качества жизни самим населением. [6]

В качестве детерминанты женской преступности, которую можно признать острой социальной проблемой современного российского общества, выделяют ослабление социальных институтов семьи и материнства. С данным выводом нельзя не согласиться. Наше государство не обеспечивает достаточную поддержку семьи, материнства и детства, не защищает должным образом эти самые важные для женщины институты. Современное состояние систем бесплатной медицинской помощи, дошкольного воспитания нельзя признать в полной мере соответствующим реальным потребностям общества. Такое положение затрудняет успешное решение проблемы «двойной занятости», а именно — совмещения женщинами трудовой деятельности с заботой о семье и детях. Необходимость должным образом выполнять широкий круг обязанностей (профессиональных — на работе, матери и жены — в быту), неизбежно приводит к чрезмерным перегрузкам, которые отрицательно влияют и на психическое, и на физическое здоровье женщин. Неуверенность в завтрашнем дне и материальная нестабильность, незащищенность обусловливают повышение криминализации женщин.

Следствием непродуманной и непоследовательной социальной политики государства становится уменьшение рождаемости населения, ухудшение его здоровья, распространение алкоголизма, наркотизма, проституции — фоновых явлений, способствующих росту преступности.

Завершая анализ общесоциальных детерминант женской преступности, необходимо отметить, что их содержание и особенности проявления предопределены условиями жизни людей в стране и ее регионах. Исследование показало, что в изучаемом регионе действуют те же общепризнанные детерминанты женской преступности, что и на общероссийском уровне. Региональная специфика проявляется преимущественно в том, что влияние одних детерминант в конкретных субъектах РФ может быть более существенным, чем в других субъектах РФ.

Комплекс общесоциальных детерминант достаточно широк и разнообразен. Среди основных общесоциальных детерминант женской преступности, действующих как в Российской Федерации, так и в изучаемом регионе, можно выделить социальное и экономическое неравенство разных групп населения, в частности, неравенство в распределении доходов, тендерное неравенство, проявляющееся, в том числе, в сфере занятости, должностном положении и оплате труда, опережающий рост расходов над доходами вследствие инфляции, безработицу, нестабильность сферы занятости, невостребованность на рынке труда молодежи, характер выполняемой работы и условия труда, низкий уровень социальных гарантий в области семьи, материнства и детства и ослабление данных социальных институтов, рост антиобщественных явлений (алкоголизма, наркотизма, проституции, бродяжничества среди женщин), а также падение нравов в обществе, резкое разрушение стереотипов образа жизни, смена у женщин жизненных ориентиров и ценностей, распространение антисоциальных форм проведения досуга.

Необходимо учитывать, что выделенные общесоциальные детерминанты преступности действуют не изолированно друг от друга, а в тесной взаимосвязи и взаимозависимости.

 

Литература:

 

  1.                Чернышева Е. Р. Состояние и тенденции современной женской преступности (региональная характеристика) //Молодой ученый. 2015. № 1. — С. 142.
  2.                Кузнецова Н. Ф. Методология криминогенной детерминации. — М.: Изд-во Всесоюз. ин-та по изуч. причин и разраб. мер предупреждения преступности, 1981. — С. 50.
  3.                Кузнецова Н. Ф. Проблемы криминологической детерминации. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. — С. 143.
  4.                Волков Б. С. Детерминистическая природа преступного поведения. — М.: Гарданика, 2014. — С. 94.
  5.                Агаджанян Э. М., Бидова Б. Б., Оссауленко С. Л. Уголовное право в схемах и определениях (общая часть): Учебное пособие. — Кисловодск: УЦ «Магистр», 2015. — 196с.
  6.                Крамар Д. С. Причины и меры предупреждения совершаемых женщинами преступлений //Право и государство: теория и практика. 2014. № 12. — С. 133.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle